Человек и Внутренняя Рыба

Он стоит и смотрит на дверь. Тысячи людей каждый день ходят мимо и не думают о ней. Не замечают.

А Он почему-то заметил. И теперь видит в этой двери что-то отвратительное, понятное только Ему. Стоит возле неё уже несколько минут, смотрит, прислушиваясь к окружающей Его ночи и к себе.

Смешно. И страшно. Поставить себя перед таким непростым выбором: если да, то страх, если нет, то презрение к самому себе.

Уйди Он сейчас, и никто никогда не узнает. Но на самом деле не это важно. Важно, что Он сам все узнает про себя. И будет помнить об этом всю жизнь. О том, как худая, нелепая, придавленная страхом фигура с канистрой торопливо уходит прочь, то угрюмо уткнувшись глазами под ноги, то боязливо озираясь по сторонам.

"Смогу ли я жить с тем, что не осмелюсь? Смогу ли я жить с тем, что буду знать, КТО я таков есть?"

Страшно. Руки дрожат. В ногах небывалая и неприятная легкость. Слух обострился до предела. Нюх тоже.

"Ты весь пропах бензином, придурок!"

"Отъебись".

"Ты понимаешь, что всем похуй? В лучшем случае ненависть и непонимание. В худшем — забудут на следующий же день".

"Я не забуду".

"Когда пиздить тебя начнут дубинкой по локтям и яйцам — тоже забудешь. Как миленький забудешь".

"Заткнись. Просто заткнись".

Внутренняя Рыба утихает на несколько минут, пока Он замерзшими руками отвинчивает крышку. Крышка поддается с трудом. Костяшки пальцев белеют, но ему всё же удаётся открыть канистру.

"Кстати, как считаешь, прогрессивная общественность много лайков поставит?" — Внутренняя Рыба опять всплывает на поверхность сознания.

Он уже не реагирует на неё. Все происходит словно во сне. Это адреналин, зашкаливающее количество его в крови делает и без того тощее тело почти невесомым.

Но Рыба не унимается.

"Эта прогрессивная общественность, между прочим, продержится неделю, пока какого-нибудь другого придурка не закроют за репост в интернете… ты понимаешь это или нет?! Долбоёб ты хуев!", — Внутренней Рыбе тоже страшно. Даже страшнее, чем Ему самому. Может быть, это страшно как раз именно и только Ей?

“Мог бы сейчас на Венецианской биеннале каким-нибудь модным искусством приторговывать, если б умнее был”.

"Заткнись", — отвечает Он, обращая, впрочем, все меньше и меньше внимания на проклятую Рыбу.

Руки уже сами делают то, что должны. Кажется, они живут какой-то своей жизнью. А страх...

Страх куда-то уходит....

***

Огонь. Худое, безучастное лицо, освященное пламенем, кажется очень спокойным. В больших ясных глазах отражаются набирающие силу всполохи.

Внутренняя Рыба погрузилась куда-то на самое дно и испуганно наблюдает оттуда за происходящим. И молчит…

Человек зажёг огонь.


Примечание 1: Мнение редакции не всегда совпадает с мнением Внутренней Рыбы.

Примечание 2: Реконструкция произведена со слов майора Ерсюкова В.И.

5863

Ещё от автора