Шайтан порождает новых апостолов

Черные глаза имама жили, казалось, своей жизнью. Пока рот его произносил слова, глаза обшаривали каждый сантиметр лица Ахмеда, будто ища трещинку, какой-нибудь изъян, будто бы снова и снова убеждаясь в его, Ахмеда, реальности.

— Шайтан это не просто зло, — тихо и очень спокойно говорил имам. — Зла в мире много. И всё оно от людей. А Шайтан есть обманщик и притворщик. Он искушает нас ложью и сладкими речами.

Ахмед кивнул.

— Тот же, кто поверил Ему.., — Имам на миг замолчал, — тот, кто Ему поверил, уже не человек. Без искры Всевышнего он всего лишь двигающийся прах. Глиняная кукла.

Имам опять замолчал и вдруг стал каким-то уставшим и постаревшим. Он отвел взгляд, посмотрел на заходящее солнце и спросил:

— Ты понимаешь?

Ахмед кивнул.

— Ты не увидишь там никого, кроме глиняных кукол. Не верь им. Они будут кричать, бегать, умолять или проклинать. Всё пустое. А если ты вдруг усомнишься... да, такое бывает...

Ахмед хотел было возразить, но не стал.

— Присмотрись внимательно. И ты увидишь нитки, уходящие вверх. И каждая из них будет дергаться, и дергаться, и дергаться... Так играет своими куклами Шайтан.

Ахмед кивнул.

***

Куклы разбивались вдребезги. Никаких нитей, о которых вчера говорил имам, Ахмед не видел. Только тысяча мелких осколков и глиняная пыль. Глупые улыбки, грубо намалеванные на круглых сосудах, что заменяли куклам головы, сменились не менее карикатурными "лицами", которые изображали страх.

— Это вам за Сирию! — Ахмед продолжал палить из автомата, а куклы продолжали нелепо разбегаться. Они что-то кричали, но их слова не доходили до сознания.

Сколько это длилось? Минуту, десять минут? Может, несколько секунд? Время утратило всякое значение. Просто всё разбивались и разбивались проклятые глиняные "головы"...

Но вдруг Ахмед увидел кукольные нити. Увидел так неожиданно, так четко и ясно, что совершенно растерялся и хотел было опустить автомат, но не смог. Похожие на тонкую стальную проволоку нити проходили через его запястья и были натянуты вверх так, чтобы дуло "калашникова" смотрело прямо.

Ахмед поднял голову. Нити уходили в бесконечность, но он знал:  именно сейчас Всевышний смотрит на него, улыбается и слегка подёргивает проволоку.

— Шайтан акбар! — радостно и неистово взревел Ахмед и снова принялся палить по глиняным куклам...

7322

Ещё от автора