Моя встреча с Левиафаном

Всем, конечно, памятен фильм Андрея Звягинцева. И, скорее всего, очень многие с Левиафаном так или иначе сталкивались. И вот довелось столкнуться и мне. Причём, именно в звягинцевском варианте: нам с женой пришлось защищать свой дом.

Точнее, это наша дача, дачный участок в Подмосковье недалеко от Домодедово — с большим, очень добротным летним домом и кухней, с яблонями, флоксами под окном, сиренью, жасмином, ручьём, где в кустах в июне заливаются соловьи, и огромным дубом. Этот милый мирок, когда-то доставшийся нам в наследство от тёщи, стал очень важной частью нашей жизни. Не буду вдаваться в излишнюю лирику, скажу лишь, что мы к нему очень привязаны.

Но вот грянул катаклизм, приближавшийся уже давно. Дело в том, что наш дачный посёлок стоит аккурат на областной кольцевой дороге, именуемой в народе Бетонкой. Более того: наш участок непосредственно прилегает к Бетонке (звуковой фон от автомобилей у нас стоит постоянно, но мы к нему настолько привыкли, что уже и не замечаем). Дорога — это-то и стало поистине роковым обстоятельством.

Уже давно, где-то с 2006 года, велись разговоры о проекте ЦКАД — строительстве областной Центральной Кольцевой Автомобильной Дороги. Основой ЦКАДа должна стать как раз вот эта самая Бетонка, проходящая рядом с нашим участком. В течение ряда лет мы с женой жили иллюзиями и надеждами, что махина строительства как-нибудь прокатит мимо. Но вот примерно два года назад всё стало ясным и определённым: ЦКАД пойдёт через наш дачный посёлок, отхватывая от него широкую полосу, в которую, наряду с другими участками, полностью попадает и наш.

Многие ставят под сомнение саму целесообразность проекта ЦКАД, считая, что ещё одно кольцо не снимет проблему разгрузки транспортных потоков, поскольку всего лишь продолжает московскую радиально-кольцевую систему, проецируя её на область. Например, координатор движения «Синие ведёрки» Пётр Шкуматов указывает, что совершенно не развита дорожная инфраструктура в регионах, и в результате водителям невозможно проложить маршруты «по диагонали», не заезжая транзитом в Подмосковье. Ясно, что появление очередного кольца не решит проблему в принципе, ибо надо развивать межрегиональное дорожное строительство. Но вместо этого мы получаем ещё один «проект века», наверняка перенасыщенный коррупционными схемами и который угробит экологию Московского региона — хотя бы потому, что резко возрастет трафик большегрузного автотранспорта, о чём говорит и Шкуматов. Я уж молчу о сносе лесов, уродовании ландшафта, о резком изменении этно-культурного баланса в регионе и дальнейшем ухудшении криминогенной ситуации в Подмосковье — по причине массового притока гастарбайтеров. Впрочем, сам проект ЦКАД, осуществляемый госкомпанией «Автодор», о которой ещё не раз пойдёт речь — это тема отдельного серьёзного разговора.

Минувшее лето стало нашим последним дачным сезоном. В августе прошлого года мы получили от «Автодора» Уведомление об изъятии «земельного участка и объектов недвижимости», а в октябре — проект Соглашения об изъятии недвижимости для государственных нужд. С обозначенной в нём суммой денежной компенсации мы категорически не согласились, ибо сочли её смехотворной. После серьёзных трудов, консультаций со специалистами подготовили соответствующий документ на имя главы «Автодора» Сергея Кельбаха — Возражение, в котором детально обосновали свою сумму компенсации. «Автодор» с нашим Возражением не согласился и дело дошло до суда. В результате Домодедовский суд в мае вынес решение, обязывающее «Автодор» выплатить нам компенсацию — меньше, чем та, на которой настаивали мы, но всё-таки больше, чем та, которую предлагал «Автодор». Мы согласились и уже чувствовали себя почти победителями. Как оказалось — преждевременно.

Ещё в феврале-марте в нашем дачном посёлке стали происходить странные и очень нехорошие вещи. «Автодор» наступает на нас с двух сторон — с западной стороны уже снесена половина леса, а с восточной надвигаются бетонные основания будущей эстакады. По соседству с нашим участком был снесён один из домов, владельцы которого, единственные на тот момент, уже получили компенсацию. Этот снос стал как будто сигналом, отмашкой: в остальные дома, предназначенные под снос, и чьи владельцы ещё ничего не получили, началось массовое нашествие воров-взломщиков — как говорят, «узбеков», работающих на автодоровской стройке. Пришлось срочно эвакуировать мебель и вещи. Вскоре взломали и наш дом, срезали трубы водопровода и газовую трубу, опрокинули металлический шкаф с газовыми баллонами, похитили железный контейнер для воды и другое. Такое впечатление, что кто-то руками погромщиков и воров пытался заставить сносимых дачников быть посговорчивей. Похоже, нас явно выдавливают со своей земли. Неоднократно вызывавшаяся на место полиция ничего сделать не смогла — или просто не захотела. По словам жены, приезжавших полицейских чинов (а однажды из Домодедово прибыл даже полковник) всерьёз интересовало лишь одно обстоятельство: не собирается ли народ в знак протеста перекрывать дорогу? Вот это ощущение своей полной беззащитности порождает вполне естественный вопрос: а на кой чёрт вообще нужно это государство, если оно не может обеспечить нам элементарную безопасность? Ведь единственное, что оно может и отлично умеет делать — паразитировать на своём населении.

Как я уже говорил, Домодедовский суд вынес эдакое компромиссное решение, которое нас, в принципе, устроило. Однако дело на этом не закончилось. Деньги нам выплачивать никто не спешил. В июне пришла весть: неожиданно загорелся соседский дом, в котором никто не проживал, расположенный рядом с нашей кухней — и кухня тоже полностью сгорела. Поскольку к тому времени уже было решение суда, мы постарались не очень расстраиваться. Но расстроиться всё-таки пришлось. Неделю назад жена позвонила в «Автодор», желая узнать, когда же, наконец, нам будут перечислены наши деньги. Некая чиновная мадам ответила, что «Автодор», вообще-то, собирается подавать в суд с целью пересмотра суммы компенсации — ведь кухни-то у нас теперь нет! Возражения, что суд уже принял решение, когда кухня ещё стояла, действия не возымели. Логика чиновников потрясающая: получается, если у нас теперь, не дай Бог, сгорит и дом, то сумма выплаты вообще сведётся к минимуму.

Самое интересное в следующем. Стоимость нашей кухни совпадает с суммой, прибавленной судом к сумме компенсации, предлагавшейся «Автодором». Невольно складывается впечатление, что нам хотят продемонстрировать полную безнадёжность наших потуг в борьбе с Левиафаном — он вытрет о нас ноги и настоит на своём, дабы не было примера и прецедента хотя бы частичного успеха простых людей.

Но мы с женой готовы «бодаться с дубом» и дальше.

На фото: наша дача. В окошке — автор. Снимала Ольга Аннушкина.

Наш сайт блокируется властями РФ. Чтобы следить за нашими материалами, подписывайтесь на неподцензурный канал в Telegram: https://t.me/rufabula

2754

Ещё от автора