Криївки

Криївка (крыйивка, схрон, бункер, тайник) - военно-оборонная и хозяйственная постройка Украинской Повстанческой Армии, расположенная под землей.

Наибольшее распространение получили начиная с 1944 г, во время войны с карательными органами СССР. Однако использовались подземные укрытия и ранее, так например участники антибольшевистского Освободительного движения 1917-1920гг строили крыйивки в лесах  Надднепрянщины и Полесья.

Первые убежища в Западной Украине были созданы в 1930-х годах. Они предназначались для размещения нелегальных типографий и хранения запрещенной польской властью печатной продукции.

Но именно в УПА крыйивки стали играть одну из важнейших ролей, как  в военно-тактических, так и в агитационных действиях повстанческого движения. Инженерные отделы УПА спроектировали более десять тысяч укрытий для автомобильной техники, орудий, минометов, стрелкового оружия, боеприпасов, типографий, швейных цехов, госпиталей Украинского Красного Креста и семей высшего командования УПА.

Image title

Image title

В зависимости от почвы, глубина схронов обычно была от 2 до 4 м. Место для обустройства крыйивки выбиралось исходя из назначения: для долгосрочного жилья, запасного, для встреч, госпиталь, типография, склад и т.д. От этих факторов зависел и размер, и оснащение.  В жилом были стол, примус для готовки еды, нары, склад продовольствия, колодец или бак для воды, туалет, полки для книг и агитационной литературы. Освещались схроны керосиновыми или карбитовыми лампами. Если крыйивка располагалась в селе, нередко подводилась скрытая электропроводка.

 Огромное значение придавалось маскировке. Входной люк маскировался под дупло, пень,  ящик, бидон, плетеную корзину. Были примеры, когда вход был через печь или собачью конуру. Важно было уделить тщательное внимание маскировке вентиляционных каналов и санузла.  Выход теплого воздуха легко мог обнаружить убежище, особенно в зимнее время .  Вентиляционные отдушины маскировались в дуплах деревьев, в ущельях и оврагах, где происходит сильное течение воздуха, рассеивающее выходящий из земли теплый воздух.  Запас воды пополнялся или за счет грунтовых вод, или делалось искусственное ответвление от ручья или реки, эдакий водопровод. Так же посредством водопровода или грунтового ручейка выводились отходы из схрона. При маскировке так же очень бережно относились к корневой системе деревьев и кустарника, увядание могло выдать схрон, все должно было выглядеть натурально.

Продукты заготавливал обычно отдельный человек,  доверенный, из местных жителей. Заготавливались картофель, мука, крупы,  сало, сушенное и вяленое мясо, жир. В целом, за счет поддержки местного населения, питались бойцы УПА много лучше красноармейцев.

Вот отрывок из книги, «Зимою в бункерi», воспоминаний «Хрiна» Степана Стебельского, майора УПА:


Бункер наш небольшой: длина 4 м, ширина 3 м, с одной стороны высота 2м и 1,5м с другой стороны, так чтобы потолок, покрытый грубыми досками, имел спад для воды. Вдоль стены  стоял топчан из досок, который мы накрывали палатками. Под голову не было ничего, кроме кулака. Кровать, как во времена князя Мономаха. Под топчаном в мешках хранились картофель, свекла, лук, чеснок... На другом конце  был построен столик под печатную машинку, называемый нами «канцелярский уголок». ... Выше на полочке стояла военная литература, политические книги, бумага, калька и ленты к машине. Вдоль стены была еще одна главная полка, на которой стрелки составляли свои книги, тетради, принадлежности личного пользования. Под полкой была еще одна полочка, там были: мыло, нитки, пуговицы, иголки, гвозди, зубная паста, крем для обуви, порошок от насекомых, крем для бритья, карандаши, небольшая аптечка, фитили и другое. Эту лавочку мы назвали «кооператив Татьяны».

Над топчаном стоял образ Божьей Матери, украшенный вышитым полотенцем и цветками из бумаги, под ним Владимиров трезубец и портрет полковника Коновальца. В противоположном углу были составлены мешки с ржаной мукой, крупами, фасолью и бобом, а наверху стояли в мешках сухари чтобы не заплесневели.

У второй, низкой стороны, у входа, стояла кухня, выстроенная из камней с ручья. Дымоход - это две трубы, которые на поверхности были выровнены с землей. На концах они заужены, чтобы в случае налета врага он не мог бросать туда гранаты. Маскировались трубы мхом. Один метр от кухни был умывальник, ежедневно каждый стрелок должен был обязательно мыться ледяной водой до пояса. Рядом были набиты гвозди, заменявшие вешалку. Каждый стрелок имел свой гвоздь, на котором вешал шинель, шапку и оружие. Ниже вешалки стояли два ведра, одно для питьевой воды, другое для помоев.

С противоположной от входа стороны был подземный тоннель длинной 20 м до ручья. В ручье он был прикрыт бревном. Там был колодец, откуда мы брали воду. В том тоннеле стояли бочки с мясом. Не хватало только еще достойных бочек с елеем солониной, медом и сыром, тогда был бы у нас рай. Тоннель нужен нам на случай налета, если враг будет атаковать с крыши: несколько бойцов выскочат тогда с ручья, и бросят несколько гранат, а потом уже будем пробиваться с боем. Конечно, это работало, когда вражеская группа случайно выходила на бункер. Когда же была точная, прицельная акция, тогда конечно с бункера никто не выходил живым.»

Важную роль в выборе места играла возможность  обеспечить незаметный подход к схрону. Так,  вход мог быть у дороги, у моста, где много следов и разобрать их невозможно. В лесной чаще подход осуществлялся по звериным тропам, чтоб сбить собак и босиком.  Если схрон устраивался в чьем-то дворе, то существовали крайне строгие инструкции, касающиеся проверки надежности хозяина и его семьи, проверки соседей и т.д.

Зимой сообщение между крыйивками сокращалось до минимума. Безопасно передвигаться можно было  только в метель или сильный снегопад. В это период повстанцы читали книги, проводили теоретические занятия и т.д.

Материалы для строительства крыивки  заготавливались в другой местности, грунт выносился и рассеивался. Строили схрон как правило те, кто должен в нем жить.

Выдержка с одной из инструкций ОУН:


«Схрон – это строго организованная тайна. О нем знают только те, кто в нем находятся. В безвыходном положении старший схрона может завести в него посторонних лиц, о чем должен поставить в известность своего организационного проводника (начальника). Комендант схрона должен точно знать, какие лица осведомлены об укрытии. Если в схроне было лицо, которое постоянно в нем не находится, схрон считается не благонадежным. И при возможности должен быть заменен.

О схроне, его строении, маскировке, входах, выходах и подходах не должен знать никто, кроме живущих в нем лиц.

В жилом схроне могут находиться  только те вещи, которые нужны для текущей работы, а именно:  небольшая сумма денег, книги, пособия, аптечка, запас продовольствия, одежда, обувь, оружие, боеприпасы.

Для встречи с проводниками, осведомителями и т.д. должны иметься отдельные схроны.»        

Image title

Для строительства некоторых важных и более капитальных объектов привлекали специальные строительный бригады. Так, есть свидетельства, что строительством схрона для Р.Шухевича руководил  работник разведки ЦП ОУН К. Рытич, имевший образование по части инженерного строительства  капитальных бункеров и складов.


Image title

Приведенный выше документ датируется 1943 годом. После смещения фронта и прихода КА, методы конспирации и предосторожности были увеличены.

Инженерные же решения иногда были настолько интересными и нетривиальными, что навряд ли при их исполнении дело обошлось без большого мастера.  Искусство деревянного зодчества и строительства схронов в западных регионах Украины идет издавна. И передается из поколения в поколение со времен Опришков. В начале 20 века в каждом селе был мастер, т.н. сельский ТЕСЛЯ.
Так в с.Бильче-Золотое вход в убежище был из-под  ручья, а крыйивка- в 20 метрах, на высоком обрыве  над ручьем. Смотровое окно выполнено через крысиную нору. Вентиляция - между корнями акации. И это в центре села! 

В материалах допросов (архивы советских спецслужб) есть свидетельства, что в целях безопасности строителей схрона  уничтожали. В частности такой случай описан во время строительств капитального укрытия для проводника провода «Карпаты-Запад» Я. Мельника (Роберта). Последние штрихи маскировки доделывали охранники Роберта, строители же основной части были отправлены на другой участок, а по дороге уничтожены. Насколько это правда, сказать сложно. Точно, что такой подход не носил массового характера, хотя, безусловно, единичных случаев, в атмосфере войны и тотальной конспирации  исключать нельзя.

Конспирация была крайне важна, ибо почти всегда раскрыть крыйивку удавалось через предательство или посредством выбитых под нечеловеческими пытками показаний.

Огромное значение повстанцы придавали агитации. Для этих целей было развернуто множество подпольных типографий. И здесь нельзя отказать повстанцам в изобретательности и здоровой наглости. Так, согласно исследованиям А.Стасюк, одну из типографий в 1949 г. устроили в бункере под домом председателя сельсовета с. Ганьковичи, Львовской области. Большое количество людей, которые посещали сельского голову, было хорошим прикрытием для движения подпольных курьеров.

После 1944г, с приходом Красной Армии, быт повстанцев стал тяжелее. Усилилась конспирация, ухудшилось снабжение продуктами, не всегда была оперативная связь. Нарушая инструкции, подпольщикам приходилось набиваться в одну крыйивку большим числом. Часто в связи с нехваткой места  работа в бункере шла в две смены: пока одни подпольщики работали, другие отдыхали. Такие условия вызывали различные проблемы со здоровьем, в т. ч. и психологические.

Подробнее об этом можно почитать у Марии Савчин, в книге «Тисяча дорог; спогады»

бойцы УПА в крыйивке за работой

бойцы УПА в крыивке за работой

Для борьбы с украинским подпольем были брошены  элитные войска НКВД.  Была ликвидирована УГКЦ, шли массовые выселения местных жителей, без поддержки которых борьба в подполье становилась еще тяжелее. Сталин лично контролировал борьбу с украинскими повстанцами. Свыше 1800 человек были вовлечены в 156 агентурных групп, для выявления мест нахождения повстанцев.

Так, 2517 бункеров было выявлено и разрушено советскими спецслужбами в течение января - апреля  1946 года только  во Львовской области, согласно отчету МГБ УССР о проведении оперативно-войсковых операций против УПА. Только в селе Топольское Перегинского района Станиславщини, ныне - Рожнятовский район Ивано-Франкивщини, укрытия нашли в  44 домах из 105.

И, тем не менее, борьба украинских повстанцев продолжалась до середины 60-х годов. В 1960г. в Божикивському лесу, Тернопольская область оперативникам КГБ удалось выйти на след 3- подпольщиков, группа печатала и распространяла листовки. Выйдя из бункера повстанцы попали в засаду, Петро Пасичный и Олег Цетнарский, получив ранения - застрелились, Мария Пальчак так же пыталась покончить с собой, но ее спасли и осудили. А в 1967г. Юрий Михайлецкий, сжег себя при попытке захвата, в своем убежище в пещерах у с. Рукомыш, той же Тернопольской области.  Некоторые подпольщики ( И.Обершин, Я.Голощук, А.Ференчак), вышли из своих укрытий, только после 1991 года, с обретением Украиной независимости.


схемы крыйивок

Image title



Image title



Image title

Image title

Image title

Image title

Image title

Image title

Image title

Image title

Подписывайтесь на канал Руфабулы в Telegram, чтобы оперативно получать наши новости, статьи и мнения.

4742

Ещё от автора