История

«Русские дни» в Париже 1943 года

«Русские дни» в Париже 1943 года

Мы публикуем этот исторический документ в рамках серии «Непривычная война».
Мы уверены, что наши читатели сами могут оценить его содержание и сделать самостоятельные выводы.

Речь Юрия Сергеевича Жеребкова
на собрании русских эмигрантов
24 июля 1943 года в зале «Баграм» в Париже

В конце июля 1943 г. В Париже по инициативе Управления по делам русской эмиграции и лично ее главы, Ю.С. Жеребкова (1908 — не ранее 1980), прошли «Русские дни», самым исторически значимым событием которых стало многолюдное собрание в зале «Баграм», в котором, помимо представителей эмиграции, приняли участие представители Германии и ряд высокопоставленных военных Русской освободительной армии (РОА). Поскольку еще в апреле того года германские власти запретили генералу А.А. Власову самостоятельную политическую деятельность, он, фактически находясь в Германии под домашним арестом, не смог принять участия в парижских мероприятиях, и с докладом вместо него выступил генерал-майор РОА Василий Малышкин (1896 — 1946), а со вступительным словом — глава Управления по делам русских эмигрантов Юрий Жеребков. Оба выступления, по свидетельству очевидцев, вызвали восторженную реакцию зала, однако немецкие оккупационные власти этих восторгов явно не разделяли: Малышкин был схвачен Гестапо сразу после своего возвращения из Парижа в Берлин, на железнодорожном вокзале, и Власову с его ближайшим окружением стоило немалых усилий добиться его освобождения. Кроме того, Павел Николаевич Богданович (1883 — 1973), главный редактор «Парижского Вестника», опубликовавшего оба выступления, был в октябре того же года смещен со своего поста даже несмотря на то, что газетная цензура вырезала наиболее «острые моменты» в выступлении Малышкина и, возможно, Жеребкова.

Речь Ю.С. Жеребкова публикуется по фотокопии источника: «Русский вестник» (Париж), № 59, 31.07.1943 г. (орфография и пунктуация исправлены в соответствии с требованиями современной грамматики, курсивы — от редакции этого еженедельника).

* * *

От вашего имени, русские во Франции, я, прежде всего, приветствую почтивших своим присутствием наше сегодняшнее собрание германских и французских представителей.

Русские люди!

Сейчас происходит событие, едва ли не самое значительное в жизни русских изгнанников. Мы не избалованы судьбой и за долгие годы разлуки с Родиной много перенесли тяжелого. Но сейчас наш праздник, ибо сегодня встречаются, четверть века оторванные друг от друга, братья. Сегодня русский Париж принимает у себя и чествует офицеров Р.О.А. во главе с одним из основоположников Русского Освободительного Движения, заместителем генерала Власова, — генералом Василием Федоровичем Малышкиным.

25 лет тому назад, к несчастью для русского народа, Россия заболела страшной марксистской болезнью. Прививка смертельного яда была сделана могучему русскому телу и [...]-интернациональные силы уже собрались справлять тризну над русским народом. И что же? Потеряв 50 миллионов своих детей, Россия не умерла, но медленно оживает и встает на ноги. То, что большевицкой болезнью заболела именно Россия, а не какая-то другая страна, является величайшим счастьем для всего человечества, ибо ни один народ не смог бы выдержать этого яда и такие страшные потери; умирая, он заразил всю Европу и мир, которые бы скоро погрузились в хаос. Вспомним же всех этих несчастных 50 миллионов русских людей, вспомним всех убиенных и умученных, вспомним также тех, кто жизнь свою положил в борьбе с большевизмом и кто сейчас льет свою кровь, уничтожая красную нечисть, — вспомним и почтим их память вставанием.

Особенным образом почтим мы воинов Германского Вермахта, которые пали на Восточном фронте, освобождая от большевизма наше Отечество и всю Европу.

Вспомним также добровольцев — французов, итальянских, румынских, финляндских, венгерских, словацких, хорватских, испанских, валлонских, фландрских, норвежских, датских и голландских солдат и легионеров, отдавших свою жизнь для спасения Европы от коммунизма.

(Минута молчания в честь павших в борьбе с коммунизмом была закончена пением старинного русского гимна «Коль славен», Хор Афонского исполнил величественную музыку этого торжественного гимна удивительно стройно и тонко. У многих присутствовавших были видны слёзы. — Ред.).

Гигантская борьба всё усиливается, и мы не знаем, когда она кончится! Но уже сейчас, в страшных муках, рождается новый мир и в нем Новая Россия!

Там, на далеких полях сражений, на полях, обильно политых кровью, появляется взаимное понимание русских и немцев, залог возможной дружбы народов русского и германского. Я часто встречаю германских офицеров и солдат, побывавших в России. Несмотря на тяжелые условия жизни, постоянные бои, раны и лишения, они познали настоящего, гостеприимного, сердечного работающего русского человека и в большинстве своем полюбили русский народ, а также беспредельный простор России.

Мы же, русские, никогда не забудем следующего. Не будь Германии, не будь ее вождя Адольфа Хитлера, не подними они свой народ, а за ним и почти всю Европу против большевизма — русский народ не имел бы надежды на избавление от Сталина и его шайки. Не перешли бы германские войска 22 июня 1941 года советскую границу — и мы не имели бы Русской Освободительной Армии и не смогли бы здесь приветствовать ее представителей.

Любя нашу Родину и наш народ, гордясь тем, что мы русские — мы совершенно открыто и честно помогаем победе германского оружия. Ибо победит Германия — будет жить Россия! Не случись этого — погибнем не только мы, но, самое главное, — не встанет Россия, ибо сама не сможет освободиться от того ига, которое уже 25 лет закабалило русский народ.

Господа! Перед вами сегодня будет говорить генерал Василий Федорович Малышкин, бывший начальник штаба 19-й советской армии, теперешний заместитель генерала Власова.

Нам здесь жилось очень нелегко, и никому не пожелаем мы быть лишенными Родины. Если мы продолжали любить Россию и наш народ, если мы здесь мысленно постоянно страдали с нашей Родиной, то всё же наши переживания не могут сравниться с той чашей страдания, которую испили те, кто остался там. Особенно тяжки были переживания офицеров красной армии. Ненавидя Сталина и режим, офицеры, несмотря на это, по объявлению войны самоотверженно боролись с наступающими силами неприятеля. Постепенно всё больше и больше красные командиры стали понимать, что они невольно защищают не Россию, а интернациональное [...]. Вы все знаете письмо генерала Власова, где он пишет: «Не раз я отгонял от себя постоянно встававший вопрос — да полно, Родину ли я защищаю, за Родину ли я послал на смерть людей, не за большевизм ли, маскирующийся святым именем Родины, проливает кровь русский народ?»

Всю трагедию тамошнего офицерства поймете вы, здесь присутствующие русские офицеры. Генерал Власов сказал мне следующее: «Было два командира 2-й русской армии. Генерал Самсонов, который, потеряв сражение и свою армию, предпочел смерть плену — ибо он знал, кому он присягал и за что он умирает. Командир 2-й советской армии, генерал Власов, потеряв свою армию, не знал, за что ему умирать и не верил тому, кому он присягал, — он предпочел плен смерти». К счастью для нас и для России, добавлю я!

Русские люди! Вспомните наши переживания, горечь и обиду за то, что в момент, когда почти все народы Европы посылали свои армии и легионы для борьбы с большевизмом, русский народ не участвовал в современном Крестовом походе. Мы отдавали себе отчет в том, что только лишь при участии русского народа возможно уничтожение большевизма.

Постепенно начали собираться русские люди «оттуда» — бывшие пленные; шли и «отсюда». Мы, русские во Франции, можем особенно гордиться тем, что, несмотря на величайшие затруднения, сотням русских отсюда удалось попасть на фронт и не одна семья здесь оплакивает близкого, отдавшего жизнь свою за Родину.

Начали образовываться небольшие отряды, и вскоре по всему фронту оказались разбросаны части русских добровольцев.

Теперь все эти части, все эти многие сотни тысяч входят в Русскую Освободительную Армию, вдохновителем и создателем которой является генерал Андрей Андреевич Власов. И если иностранное общественное мнение считает, что Русское Освободительное Движение имеет исключительно важное значение, то, конечно, понимаем это и мы и готовы всячески поддержать того, кто борется за большое, правое русское дело.

Генерал Власов призывает всех честных русских людей, и этот призыв, верим мы, относится и к нам, ибо несмотря на годы изгнания мы остались русскими и несмотря на тяжкую жизнь большинство из нас остались честными и порядочными людьми. Гордясь и почитая великое прошлое былой России, мы понимаем, однако, что колесо истории повернуть обратно нельзя. Мы не ищем ничего для себя и хотим лишь отдать силы свои, а если нужно — и жизнь нашу для служения России и русскому народу.

Счастье, большое прочное счастье нужно заслужить, а часто и выстрадать. Также и с Новой Национальной Россией: русский народ, ценой миллионных жертв, ценой разрушенных городов и сел, будет строить на прочном фундаменте свое новое счастливое будущее.

В окружающем нас мраке для нас, русских, показался путеводный луч — Русское Освободительное Движение.

Будем же верить, что близок тот час, когда воскресшая Новая Россия войдет снова в семью европейских народов и займет среди них подобающее ей место.

(Ю.С. Жеребков по окончании своей речи громко провозглашает: «Слово принадлежит генералу Малышкину». На это заявление зал бурно реагирует горячими, долго несмолкаемыми, полными приветственных криков и неподдельной овации аплодисментами. Генерал Малышкин поднимается на трибуну. Ю.С. Жеребков, перед тем, как уступить ему ораторский пульт, крепко жмет генералу Малышкину руку и справедливо указывает, что овации присутствующих говорят больше, чем самое красноречивое его приветствие. Генерал Малышкин начинает свое слово. Его речь, простая по форме, скупая в жестах и в выражениях, но сильная по содержанию, захватила на полтора часа внимание почти пяти тысяч присутствовавших в обоих залах, живо реагировавших на все нюансы этой удивительной речи. — Ред. РВ).

______________________

Речь генерал-майора Василия Федоровича Малышкина
на собрании русских эмигрантов
24 июля 1943 года в зале «Баграм» в Париже

5 904
Алекс Мома
Понравилась статья? Поддержите Руфабулу!

Читайте также

Общество
Манифест мучеников

Манифест мучеников

Манифест КОНР появился, по сути, в режиме жёсткого противостояния Власова двум тоталитарным системам: сталинской и нацистской. Вот это надо понять. Знаменательно, что антигитлеровское сопротивление, организовавшее покушение на Гитлера 20 июля 1944 года, сочувствовало Власовскому движению, намереваясь в случае своего успеха начать полномасштабное развёртывание Русской Освободительной Армии (РОА).

Алексей Широпаев
История
О чем молчат «казаки-победители»

О чем молчат «казаки-победители»

Сейчас в Кубанском казачьем войске всячески поднимают на щит солдат «казачьего рода», участвовавших в ВОВ, на всякого рода ветеранских мероприятиях. Однако, вплетая свое казачье «Любо» в общий глас славословий «Великой Победе», нынешние «кубанцы» не очень любят вспоминать о той, достаточно неоднозначной, позиции, которую заняли кубанские казаки в те трагические годы. Ниже я изложу небольшую подборку фактов из жизни кубанского казачества и вообще Кубани — фактов, представляющих несколько иную картину, нежели та, которую сейчас норовят подать в ККВ.

Игорь Кубанский
История
КОНР: учрежденный дважды

КОНР: учрежденный дважды

Спустя четыре дня после оглашения 14 ноября 1944 года в Праге Манифеста Комитета освобождения народов России в Берлине состоялось еще одно, «дублирующее» учредительное собрание Комитета, собравшее свыше 1400 участников. Прошло оно в отеле «Европа-Хаус» 18 ноября, и о нем до сих пор было мало что известно широкой читающей военно-историческую литературу публике.

Алекс Мома