История

Речь генерал-майора Малышкина

Речь генерал-майора Малышкина
Генерал-майоры Трухин и Жиленков, генерал-лейтенант Власов, генерал-майоры Малышкин и Закутный

Мы публикуем этот исторический документ в рамках серии «Непривычная война».
Мы уверены, что наши читатели сами могут оценить его содержание и сделать самостоятельные выводы.

Речь генерал-майора Василия Федоровича Малышкина
на собрании русских эмигрантов
24 июля 1943 года в зале «Баграм» в Париже

Источники: 1) «Русский вестник» (Париж), № 59, 31.07.1943 г. (орфография и пунктуация исправлены в соответствии с требованиями современной грамматики, курсивы и жирный шрифт — от редакции еженедельника);
2) блог историка Игоря Петрова (выделенные подчеркиванием вставки в опубликованный «РВ» текст, сделанные на основании немецкой стенограммы, в ее обратном переводе на русский) — http://labas.livejournal.com/923302.html.

* * *
Я приветствую всех русских людей от имени инициатора и руководителя Освободительного Движения, от имени генерал-лейтенанта А.А. Власова. Этот мужественный и честный человек зовет нас на открытый бой против большевизма, против советской власти, против власти Сталина.

Наше Освободительное Движение не является чем-то надуманным, оно не является отвлеченным понятием, оно, прежде всего, представляет собою логическое следствие, логическое развитие тех событий, которые начались в 1917 году в виде подлинной народной революции. Господа, это надо очень хорошо понимать для того, чтобы представлять себе то значение и ту жизненность нашего Освободительного Движения, представителями которого мы здесь являемся. В 1917 году русский народ, в подавляющем большинстве, поддержал революцию, та как он хотел лучшей жизни и он целиком и полностью пошел за свое лучшее и светлое будущее. Не вина нашего народа в том, что он оказался обманутым кучкой авантюристов, той кучкой [...] и большевиков, которые сумели, в течение 25 лет, удерживать его в повиновении, сумели издеваться над ним...

Но сейчас мы присутствуем при том факте, который говорит, что русский народ, уже в значительной своей части, [...]-коммунистического ига не желает. В этом отношении мы считаем, что наше Освободительное Движение должно завершить ту национальную революцию, которая была начата в 1917 году. Сейчас уже трудно замалчивать успехи нашего движения, сейчас уже было бы странно говорить об этом только в пропагандном смысле. Нет никакого секрета в том, если я вам здесь объявлю, что уже на Восточном фронте непосредственно, и в тылу Восточного фронта, находится под ружьем свыше миллиона русских людей, которые борются непосредственно на фронте и в тылу с партизанами и поддерживают порядок в тылу. У нас имеется также достаточно данных для того, чтобы утверждать, что наше Освободительное Движение сейчас не представляет собою только этих людей, ставших на путь открытой борьбы против советской власти, против коммунизма. Мы с полной ответственностью можем утверждать, что нас поддерживают миллионные населения в областях, освобожденных от большевизма, больше того, мы имеем достаточно оснований утверждать, что наше Движение не только популярно, но имеет достаточно симпатий и по ту сторону фронта. Наше Национальное Движение, таким образом, приняло широчайший размах, оно уже имеет такие последствия, которые нельзя не заметить, больше того — наше Освободительное Движение остановить уже нельзя, даже если кто-то попытается.

Я должен сказать несколько слов о значении этого нашего Освободительного Движения. Переоценить его значение трудно; наоборот, мы имеем основание утверждать, что оно недооценивается. Сказать, что наше Освободительное Движение является фактором только национального значения — это значит не понимать того, что сейчас вокруг нас совершается. Наше Освободительное Движение, конечно, прежде всего, представляет наши задачи. Мы были бы очень плохими русскими людьми, очень плохими патриотами, если бы задачами этого Освободительного Движения, прежде всего, не ставили бы наши национальные задачи. Однако тот, кто думает, что наше Освободительное Движение является чисто национальным движением, тот очень и очень заблуждается. Мы вступили в борьбу с большевизмом, со злом, которое на своем знамени начертало порабощение всего человечества и в первую очередь Европы, и, если мы не победим в этой борьбе, большевизм затопит Европу. Мы с вами живем в такой период, когда может быть только один выход из положения: мы должны победить, и в этом отношении задачи нашего Движения далеко выходят за пределы наших национальных задач. Интересно, что его значение оценивается с той стороны; оно учитывается с той стороны; оно учитывается очень хорошо Сталиным. Надо вам сказать, что еще в 1941 году, в самом начале войны, Сталин определенно боялся того, что немецкое наступление, начатое в июне 1941 года, повлечет вслед за собой возрождение национальной России, поэтому он торопился в своей пропаганде выбивать почву из-под ног, если бы возникли такие национальные тенденции. Однако вы помните, что в начале войны русские сражались очень слабо. Да и в самом деле, за кого было сражаться? — За колхозную власть? — За колхозы? — За коммунизм? Русский человек это понимал, он полагал, что с приходом немцев национальные идеи восторжествуют (они всегда достаточно живы в русских людях) и найдут настоящий выход для своих настроений. Однако в силу известных обстоятельств этого не получилось и Сталину удалось кое-как склонить русских людей и другие народы, которые населяют нашу Родину, против немецкого наступления, и, будем совершенно откровенны, прямо скажем здесь о том, что немецкому командованию не удалось убедить русских людей, что немецкая армия воюет только против большевизма, а не против русского народа.

Сталин этим очень ловко воспользовался, так как на той стороне вообще пропаганда умеет пользоваться подобными фактами, и ему удалось в значительной степени повысить ту сопротивляемость, которой не было в красной армии в первоначальный период войны. Сталин прекрасно учитывает значение нашего Движения. Я не говорю о тех эпитетах, которыми наделяет Сталин наше Движение; когда мы шли в это Движение, мы прекрасно представляли себе, как нас будут называть с той стороны, какие небылицы будут распространять, но характерно, что во всей пропаганде все усилия, главным образом, направлены именно против нашего Движения. Из этого следует то, что там прекрасно учитывается сила нашего Движения, да и нельзя ее не учитывать. Сталин предпринял очень много для того, чтобы выбить почву у нашей пропаганды. Вы все эти факты знаете.

Последний пропагандный трюк с роспуском Коминтерна нас не может удивить, потому что даже в формулировке роспуска Коминтерна не стараются обмануть русских людей. Там говорится, что, как форма международного движения, Коминтерн себя изжил, поэтому постановили его распустить, как форму международного движения (формы, как вы знаете, меняются): это ни в какой степени не значит, что большевики стали эволюционировать в сторону национальных идей. Я должен на этом факте остановиться, потому что такое мнение существует. И здесь, и в других местах Европы есть люди, которые думают, что большевизм способен эволюционировать в сторону национального чувства русского народа, способен превратиться в «национальный большевизм», и это мнение связано с роспуском Коминтерна. Я не думаю, что эти люди серьезно рассуждали над такими вещами, ведь лозунгом у этой партии продолжает оставаться «пролетарии всех стран, соединяйтесь». Фактически — ничего не изменилось, да и не может измениться. Потому, что сам по себе большевизм — явление не национального порядка, — это явление международного порядка. Если большевизм будет лишен этой своей характерной особенности, тогда не будет большевизма, не будет коммунизма. Ленин через несколько дней после октябрьской революции уже говорил, что значение революции прежде всего заключается в том, что оно является преддверием для мировой пролетарской революции и такое значение он ей придавал всё время, и это значение придавалось в Советском союзе октябрьской революции. Поэтому нет сомнения, что те трюки, которые принимаются пропагандой Сталина в виде возрождения национальных идей, православной церкви, в виде ликвидации Коминтерна, — (есть, между прочим, слухи о том, что, якобы, может быть распущена коммунистическая партия; мы не удивляемся и такому положению), — значит ли это, что не будет существовать большевизм? Нет, трудно кого-либо обмануть в этом, особенно тех, которые испытали на себе все прелести так называемого коммунистического рая.

Правилен ли тот путь, который предлагается генералом Власовым в виде Русского Освободительного Движения? Может быть, можно было бы избрать что-либо другое; может быть, действительно можно верить в какие-то изменения внутри советской России, чтобы без особых потрясений, без больших жертв, можно было бы изменить существующий порядок? Я думаю, что если есть такие люди, которые думают, что большевизм может переродиться во что-либо, то эти люди не представляют себе того, что представляет из себя большевизм по своей природе.

Я знаю, что среди русских людей, проживающих за границей, есть некоторое количество людей, будем совершенно откровенны, оно незначительно, но всё-таки есть такие люди, которые думают, что другим путем, возможным для устройства нашей Родины, была бы, скажем, реставрация царской, дворянской, помещичьей России. Такого положения быть не может. Здесь уже Юрий Сергеевич [Жеребков — РуФабула] говорил о том, что история вспять не поворачивается. Может быть, эти люди очень хорошо знают историю и, я уверен, что даже лучше моего. Я понимаю, что историю надо изучать, и подавляющему большинству ее надо уважать. Это правильно, что царский строй, тогдашняя система возвела нашу страну, старую Россию, на такое положение в Европе, что этот бывший царский строй, вообще говоря, в истории развития нашего народа занимает определенно большое место. Но нам также хорошо известно, нам также хорошо понятно, что этот строй оказался несостоятельным в борьбе против темных сил, в 1917–1918 гг. он себя скомпрометировал и поэтому возврата к нему не может быть. Если бы мы вздумали выставить этот лозунг за реставрацию бывшей царской России, я вас уверяю, мы не имели бы возможности здесь с вами говорить, потому что русский народ, хотя за эти 25 лет претерпел слишком много от советской системы, он в то же время прекрасно себе представляет, что возврата к прошлому быть не может. Вот почему то небольшое количество русских людей, которое какую-то надежду возлагает на реставрацию старой дворянской, помещичьей России, — мечтает впустую; о них можно сказать, не особенно стараясь их обидеть, что они ничего из русской истории не забыли, но за эти 25 лет ничему и не научились.

Есть еще такое мнение, что, может быть, с советской системой, с советской властью можно было бы покончить одновременно с Россией вообще, лишив ее государственности и превратив в колонию. Некоторые люди лелеют такие желания, и я вынужден по этому поводу сказать здесь одно — никогда Россия рабской страной не была, она никогда не была колонией и не будет. Россию завоевать невозможно. Если кто-то верит, что сможет завоевать нашу страну и лишить ее государственности, тот встретит соответствующее сопротивление. Шильдер об этом сказал очень хорошо: «Россия может быть побеждена только Россией». Поэтому наше Русское Освободительное Движение имеет все основания, имеет все шансы для того, чтобы в этой борьбе сыграть решающую роль с точки зрения победы над большевизмом у нас на Родине. Большевизм, по нашему мнению, разбить вооруженными силами извне чрезвычайно трудно, можно произвести еще несколько ударов, очень чувствительных ударов, можно одержать еще несколько побед, но окончательно уничтожить большевизм без участия самого русского народа — это представляется нам невозможным.

Я знаю, что вам известно письмо генерала Власова, и мне нет нужды подробно останавливаться на основных идеях нашего движения, но я думаю, что некоторые вопросы следует уточнить для того, чтобы они были совершенно понятны.

Мы считаем, что самой главной, первой задачей нашего Освободительного Движения является уничтожение большевизма и власти Сталина. Без разрешения этой задачи никакая другая задача решена быть не может. Поэтому мы считаем, что эта задача должна быть ясна совершенно всем в одинаковой степени, она должна быть доступна для понимания всех.

Вторая задача, которую преследует наше Освободительное Движение, — это заключение почетного мира с Германией. Мы говорим именно о почетном мире, так как прекрасно себе представляем, что иного положения быть не может: никакое другое положение не сможет привести русский народ к соответствующему успокоению; никакое другое положение не может принести того, к чему стремятся все народы Европы. Поэтому мы стоим за заключение мира, но мира почетного для нашего русского народа.

Далее, наше Движение преследует цель создания союза между двумя великими народами — русским и германским. На этом вопросе я должен остановиться несколько подробнее. Я знаю, что по этому вопросу существует несколько точек зрения, однако, господа, надо себе очень хорошо представлять, что волею исторической обстановки, хитлеровская Германия поставлена в такое положение, что на ее стороне сгруппированы все прогрессивные силы в борьбе против большевизма, в борьбе против сталинской системы. Мы это первенство и большую жертвенность, которую несет сейчас германский народ в этой борьбе, то величайшее значение, которое имеет в этой борьбе роль и фигура вождя германского народа, Адольфа Гитлера, — мы преуменьшать никак не можем. Положение сейчас такое: с одной стороны — темные силы большевизма, с другой — прогрессивные силы Европы, возглавляемые в этой борьбе Адольфом Гитлером. Мы, русские люди, не можем не согласиться с тем положением, что победа Германии, победа вооруженных сил Германии, является вместе с тем и нашей победой. Это и является основой того союза, за который мы стоим. Союз этот имеет исторические корни. Он одинаково выгоден этим двум великим народам. Еще в 1860 году Бисмарк так примерно говорил о различных народах, он говорил, что так уже повелось на свете, что есть народы, так сказать, мужеского пола и есть народы женского пола. Германский народ безусловно принадлежит к мужскому полу, русский народ принадлежит к женскому полу, причем он считал, что если между этими двумя народами будет достигнут брак, то это то самое, что нужно для счастья обоих народов. Вы, очевидно, не хуже моего знаете историю и очень хорошо помните, что этот брак, при большом содействии со стороны Бисмарка, был осуществлен. Этот счастливый брак существовал на протяжении довольно большого промежутка времени. Будем совершенно откровенны, что в начале нашего века неумелыми политиками и со стороны Германии, и со стороны России этот счастливый брак был расторгнут. Мы стоим за то, чтобы восстановить этот брак. Мы можем вносить и некоторые нюансы в этот брак. Вы знаете, что иногда мужчина женится на женщине, но есть и такие женщины, которые женят на себе мужчину. Мы не против того, если русский народ, в своем подавляющем большинстве понимающий интересы обоих этих великих народов, выйдет добровольно «замуж». Вот как обстоит дело с союзом между этими двумя великими народами. Я вынужден был остановиться на этом вопросе потому, господа, что я знаю, что такая точка зрения не всегда разделяется, нужно об этом совершенно прямо говорить, есть люди, занимающие явно анти-германскую позицию в этом вопросе. Они говорят, что дружить нам с Германией не пристало, что это два таких народа, которые будут всегда враждовать, а мы уверены в том, что такая точка зрения только вредна, она только может привести к неисчислимым бедствиям, и поэтому мы говорим, что такая точка зрения нам не подходит, мы таких людей в свои ряды принимать не можем и не будем.

Дальше, одной из следующих идей нашего Освободительного Движения является построение Новой России без большевиков, [...] и капиталистов. Относительно того, что из себя Новая Россия будет представлять, мы пока не имеем возможности открыто заявить. Генерал А.А. Власов в своем письме писал о том, что когда придет время, мы об этом скажем. Нужны некоторые другие обстоятельства и разрешение некоторых вопросов для того, чтобы говорить по этому поводу. Однако кое о чем говорить можно.

Мы считаем, что в Новой России должна быть восстановлена частная собственность на землю, что земля должна быть передана крестьянам в частную собственность, мы считаем, что должна быть ликвидирована и полностью уничтожена эксплуатация, как для рабочих, так и для крестьян. Мы считаем, что частные предприниматели и частная инициатива должны быть допущены и в торговле, и в ремеслах; мы считаем, что этот частный предприниматель должен быть допущен и в промышленность, однако не закрываем глаза на то, что эта промышленность будет представлять из себя народную собственность. Что касается остальных вопросов строительства Новой России, мы пока не имеем возможности говорить это по многим причинам. Для этого нужно выяснение многих обстоятельств и только после этого можно будет по этим вопросам говорить. Я знаю, что в этой области вас могут интересовать многие другие вопросы, но я пока не уполномочен их здесь объявлять вам.

Какие задачи стоят сейчас перед русским Освободительным Движением, что нам надо делать для того, чтобы получить ожидаемый успех? — Вот, например, такой вопрос. Все вы уже достаточно хорошо знаете, что существует Русская Освободительная Армия. Мы форму носим определенную, правда, не совсем русскую, но что же делать... Мы возникаем в таких условиях. Форма у нас своя собственная, нашего покроя шьется, уже проекты здесь, они утверждены.

Дело в том, что если бы вы у меня спросили, действительно ли существует Русская Освободительная Армия как таковая, то есть, полностью, с русским командованием, русским военным центром и т.д., я никого не хочу вводить в заблуждение, никого не хочу обманывать, — к сожалению, пока что этот вопрос задерживается и мы считаем, что эта задержка не на пользу ни для нашего Освободительного Движения, нашей национальной цели, ни для германских целей и пользы. Есть мнение, что еще не время, есть мнение, что время играет нам на руку, что придет еще время, когда Русская Освободительная Армия и русское представительство станут видимыми. Я должен сказать, что генерал Власов и его ближайшие товарищи, мы придерживаемся мнения, что уже сейчас начинается период, когда время не играет нам на руку. Нам это совершенно ясно и те, кто еще не решил встать на эту точку зрения, должны очень старательно игнорировать всю сложность времени, которое мы переживаем, чтобы отодвигать решение относительно этого важнейшего фактора в борьбе против большевизма, против советской власти. Мы считаем одной из ближайших наших задач доказывать где только можем необходимость скорейшего проведения организации, действительно, настоящей Русской Освободительной Армии, потому что через это наши русские люди в огромном количестве получат настоящий законный выход для своих настроений, которые направлены против советской власти.

Теперешнее положение с русскими отрядами приводит некоторых в скептическое настроение. Я не хочу никого здесь пугать, но мы имеем уже факты, когда люди начинают всё чаще нам задавать вопросы: когда, наконец, появится русская освободительная армия, когда у нас будут русские офицеры, когда нам скажут, за что мы воюем? При нынешних половинчатых решениях по этому вопросу, который по нашему мнению должен быть решен как можно быстрее, начинает появляться сомнение. При той пропаганде, при наличии большой сталинской агентуры, и в тылу, и здесь, и среди рабочих, и в областях, освобожденных от большевиков, и среди наших отрядов (там тоже сталинская агентура работает), совершенно не исключена возможность распространения среди наших людей нежелательных настроений. С помощью этой пропаганды среди людей распространяются нежелательные настроения, и нельзя исключать, что люди выразят свои сомнения в такой форме, которая абсолютно нежелательная для счастливого исхода всех наших вопросов. У нас есть случаи, что совсем потерявшие веру люди, отдельными группами ушли в леса. Они не большевики, они не хотят власти Советов. Неправильно, что всех советских партизан считают советскими людьми — обязательно приверженцами советской власти. Это неправильно, мы имеем в лесах большое количество людей, которые завтра будут у нас при правильном решении вопроса Русского Освободительного Движения. Мы можем совершенно твердо заявить о том, что сейчас имеется большое количество людей в лесах, которые составляют так называемое зеленое движение. Среди вас достаточно людей старшего поколения, поэтому мне не нужно говорить о том, что такое зеленое движение. Это люди, которые не находят правильного выхода для своих настроений и поэтому идут в леса. Они пока еще ждут и все зависит от того, на чью сторону они пойдут, чья сторона правильнее разрешит все вопросы. Вот и все. Одна из наших следующих задач в этом вопросе непрерывно и неустанно доказывать, что хотя с пропагандистской точки зрения выражение «время работает на нас» звучит прекрасно, мы должны прямо говорить, что времени осталось очень мало и его подсчетами надо заниматься с осторожностью. Ведь тогда эти колебания и сомнения будут или больше или меньше, в зависимости от того, как скоро будут разрешены все наши основные принципиальные вопросы. Одна из главных задач всей борьбы — пропаганда среди европейских (?) [вопросительный знак в стенограмме — И.П.] рабочих, как в Германии, так и по ту сторону фронта.

Господа, надо себе совершенно определенно представлять, что мы должны привлечь большинство народа, населяющего нашу Родину, нашу страну. Если народ пойдет за нами, для чего у нас имеются все основания и все данные, — наше дело будет решено, мы победим. Чем меньше ошибок будет совершено с этой стороны, тем скорее мы разрешим эту задачу. Чем скорее весь народ будет на нашей стороне, тем скорее мы покончим с большевизмом, уничтожим советскую власть. Поэтому задача привлечения народа на нашу сторону, она, несомненно, занимает наше внимание, и, по сути дела, она использует все наши наличные силы. Вся пропаганда у нас направлена на то, чтобы симпатии народа привлечь на нашу сторону.

Одной из постоянных наших задач является собирание всех анти-большевицких сил под наши знамена Русского Освободительного Движения. Под собиранием всех анти-большевицких сил мы понимаем объединение всех наших людей, русских людей и других народностей, населяющих нашу Родину, не расслабляя, а сплачивая их для того, чтобы получился мощный удар.

Я бы хотел остановиться на национальном и других вопросах. Тот, кто хочет практически решать вопрос национального порядка, не используя ту формулу, которая вам известна в нашем движении, тот явно идет на раздробление сил, тот явно нашу борьбу направляет по узко национальным каналам, не способствует объединению сил. Если мы заявили, что в национальном вопросе мы признаем право на самоопределение, то это не значит, что надо сейчас ставить вопрос на разрешение, это значило бы дробить силы и дать сталинской пропаганде утверждать, что Сталин объединяет силы, а с этой стороны всё разжижается. Мало того, что мы даем очень большие козыри, много оснований для того, чтобы развивать эту сталинскую пропаганду.

Я хотел бы остановиться на одной маленькой детали, казалось бы забавной. Я заблаговременно прошу извинения, что задержу ваше внимание. Я, например, уже здесь, за границей, узнал о существовании одной новой национальности, информацию о которой от меня скрыл старик Иловайский, по учебнику которого я изучал историю, и я думаю, что не по злому умыслу. Я впервые узнал, что казаки — это какая-то особая нация, совсем не русская! Утверждающие это русские люди издают газету на чистейшем русском языке, и делают некоторые потуги над тем, чтобы поставить эти измышления о своем нерусском происхождении в виде научно-исторических изысканий, говоря о том, что казаки ближе по крови к готам и еще кому-то. Эти люди претендуют на лучшее знание истории, нашей русской истории. Однако я прошу извинения, что отвлек ваше внимание этим смехотворным инцидентом, но, однако, это факт печальный. Я думаю, что им должны всё-таки рекомендовать изучать историю России, нашего народа лучше и внимательней, а не только заниматься лизанием сапог. Если бы этот факт не был печальным, он являлся бы лишним штрихом, как в вопросе национальном совершаются грубейшие ошибки, которые дают повод пропаганде с той стороны; можно было бы увидеть в них один из увеселительных моментов нашего собрания, но, к величайшему сожалению, это не просто смехотворно, есть люди, которые серьезно занимаются раздроблением наших сил. Этот отдельный факт является штрихом довольно большого количества ошибок в этом направлении. Мы думаем, что собирание всех анти-большевицких сил должно преследовать правильное разрешение национального вопроса. Когда мы покончим с основным нашим врагом, когда мы разрешим основную нашу задачу свержения сталинской власти, уничтожения большевизма, тогда мы приступим к разрешению всех дальнейших вопросов. Только после этого можно будет приступить к разрешению некоторых вопросов национального порядка в том духе, как это понимается в идеях нашего Освободительного Движения.

Я хочу на несколько минут остановиться на близко интересующем вас вопросе. Мне многократно задавался вопрос: «Какую возможность использования нас, живущих за границей, Вы видите? Можем мы вступать в Освободительную Армию или нет? И если это возможно, почему нас не принимают?» Наоборот (этого факта никуда не денешь), есть случаи, когда офицеры были отозваны с фронта, несмотря на то, что они были значительное количество времени на фронте и многие из них имеют уже большие заслуги. Господа, я вам должен здесь сказать несколько откровенных слов. Я понимаю, что они могут быть немножко неприятны, но действительности надо смотреть в глаза для того, чтобы уметь использовать все возможности, которые нам представляются, для ведения борьбы против большевизма... Действительно для части русских людей, живущих заграницей и работающих в наших рядах, было распоряжение отозвать с фронта, однако, всё-таки известное количество людей находится и на фронте, и в русских добровольческих частях и отрядах, находится кое-где в наших других организациях, в лагере пропагандистов и т.д. Офицерский состав находится и на другой работе, а общее положение таково, что, действительно, офицеры из числа русских людей, живущих за границей, должны были быть отозваны. Почему? Факт остается фактом, господа! Будем совершенно откровенны, среди русских, живущих за границей, имеется немало всё-таки людей, которые не воспринимают полностью наших идей и, в частности, не разделяют некоторых точек зрения по основным главнейшим вопросам, занимают, например, говоря откровенно, анти-германскую позицию. Я не выдумываю здесь, я вас уверяю, что хотя мне и пишут иногда письма из разных городов, разных стран о том, что я, якобы, изучал эмиграцию в Академии Генерального Штаба красной армии. Не скрою, и этот источник я использовал в свое время, но и здесь, за границей, я тоже кое-чему научился, когда нам приходится продвигать вопрос использования русских людей. Принимая их в наши отряды, мы неоднократно наталкивались на большие затруднения с этой точки зрения.

Есть люди, которые занимают неправильную позицию в другом смысле, они являются ультра-националистами и такими, с которыми нельзя делать тех дел, на которые мы идем, и поэтому мы очень часто встречаем большие затруднения в деле привлечения русских людей, живущих за границей. Вообще же, принципиально, наша точка зрения вам известна, я могу вам только сказать, что я неоднократно слыхал из уст генерала Власова о том, что мы считаем не только возможным, но и необходимым привлечение русских людей к борьбе против большевиков в наши отряды на различные должности и т.д., при том условии, что ими полностью разделяются наши идеи, что они идут в наше Движение совершенно искренне, а не только как русские люди, которые любят свою Родину. Я вам прямо скажу, что последнего еще не достаточно (только любить Родину), это самое главное — любить свою Родину, надо уметь отдать свою жизнь в любой момент — это дело, это правильно, но еще есть и другое, при этом надо совершенно прямо и искренне заявить о том, какую Россию и в каких условиях они будут защищать. Тот, кто с нами в этих вопросах расходится, от не может рассчитывать, что он был бы в наших рядах. Вот почему мы считаем, что вопрос использования русских людей, проживающих за границей, прежде всего, зависит от них самих. Мы стоим полностью за то, чтобы они были использованы в нашем движении. Мы считаем, что они могут быть использованы не только в армии, но и в мирной работе, для построения Новой России, они могут воспользоваться теми знаниями, которые приобрели здесь, за границей; они безусловно окажутся полезными людьми на очень и очень многих участках нашего общего дела. Вот как мы смотрим на этот вопрос, с нашей стороны только вот такое отношение и есть.

Я очень хорошо себе представляю, что путь наш не легкий, несмотря на то, что наше движение получило огромные размеры, несмотря на то, что сейчас уже активно в наших рядах борются многие сотни тысяч людей, несмотря на то, что нас поддерживает огромное количество мирного населения, несмотря на то, что и по ту сторону мы имеем симпатии на своей стороне, — мы себе очень хорошо представляем, что путь наш не устлан цветами и что нам предстоит еще очень тяжелая и кровавая борьба, мы верим в то, что наше дело правое, наше дело святое и не за горами тот момент, когда от нас потребуется и величайшее напряжение, и огромная жертвенность.

Мы твердо верим в то, что те вопросы, о которых я здесь говорю, они получат, наконец, то разрешение, которое поможет скорейшему осуществлению нашей главной цели — уничтожению большевизма, свержению власти Сталина. Мы твердо верим в то, что мы сможем пронести наше знамя борьбы против коммунизма, пронести его далеко до низовьев Амура за Полярный Круг для того, чтобы ни в одном уголке нашей необъятной Родины, нигде и следа не осталось от того ада, от того хаоса, который угрожает затопить всю Европу, если мы не противопоставим ему себя, и мы готовы на то, что принесем в жертву себя, мы отдадим всё для того, чтобы прогрессивные силы восторжествовали над тьмой.

Мы верим в то, что Россия, Новая Россия, целостная, национальная Россия восторжествует, будет жить, и за это мы готовы отдать свою жизнь. (Аплодисменты)

______________________

Речь Юрия Сергеевича Жеребкова
на собрании русских эмигрантов
24 июля 1943 года в зале «Баграм» в Париже

7 869
Алекс Мома
Понравилась статья? Поддержите Руфабулу!

Читайте также

История
«Русские дни» в Париже 1943 года

«Русские дни» в Париже 1943 года

Генерал Власов призывает всех честных русских людей, и этот призыв, верим мы, относится и к нам, ибо несмотря на годы изгнания мы остались русскими и несмотря на тяжкую жизнь большинство из нас остались честными и порядочными людьми. Гордясь и почитая великое прошлое былой России, мы понимаем, однако, что колесо истории повернуть обратно нельзя. Мы не ищем ничего для себя и хотим лишь отдать силы свои, а если нужно — и жизнь нашу для служения России и русскому народу.

Алекс Мома
История
Измена родине — вещь относительная

Измена родине — вещь относительная

Нет никакой единой для всех вечной и навсегда данной, неизменной родины. Родина — она для всех нас разная. Она исторична и обусловлена культурно-социально. Одна родина у народа, другая — у номенклатуры. И, бывало, народ не считал за грех предать родину «начальства». Против этой родины восставали, от неё бежали в раскольничьи скиты, в Сибирь, на новые, девственные земли. И даже в другие страны, как, например, казаки-некрасовцы — участники Булавинского восстания, после разгрома ушедшие в Турцию.

Алексей Широпаев
История
О чем молчат «казаки-победители»

О чем молчат «казаки-победители»

Сейчас в Кубанском казачьем войске всячески поднимают на щит солдат «казачьего рода», участвовавших в ВОВ, на всякого рода ветеранских мероприятиях. Однако, вплетая свое казачье «Любо» в общий глас славословий «Великой Победе», нынешние «кубанцы» не очень любят вспоминать о той, достаточно неоднозначной, позиции, которую заняли кубанские казаки в те трагические годы. Ниже я изложу небольшую подборку фактов из жизни кубанского казачества и вообще Кубани — фактов, представляющих несколько иную картину, нежели та, которую сейчас норовят подать в ККВ.

Игорь Кубанский