Нил Хасевич. Художник-повстанец.

Его творения находятся во многих частных художественных коллекциях — от Польши до США. Работы Хасевича демонстрировались на 35 выставках (во Львове, Берлине, Праге, Чикаго, Лос-Анджелесе).

Художник награжден рядом международных дипломов и престижных наград: в 1931 году его полотно «Стирка» отмечено премией «Ватикан», за портрет гетмана Мазепы, он получил диплом Варшавской академии, в 1937 году получает третий денежный приз на международной выставке гравюр в Варшаве, в 1937 году в Филадельфии вышел альбом «Экслибрис Нила Хасевича».

Нил Хасевич работал преимущественно в области станковой, книжной, документальной графики, создавал гравюры на дереве.

Он мог спокойно зарабатывать на жизнь творчеством, живя за границей, выставляться в ведущих художественных салонах, но выбрал себе другой путь — сложный и опасный. Именно Хасевич создал большинство визуальных материалов УПА. И за свой выбор заплатил жизнью в возрасте 47 лет.

Image title


"... Я не могу драться оружием. Но я бьюсь резцом и долотом. Я калека, бьюсь в то время, когда много сильных и здоровых людей в мире даже не верят, что такая борьба вообще возможна ... Я хочу, чтобы мир знал, что освободительная борьба продолжается, что Украинцы дерутся… "    

Нил Хасевич


Нил Хасевич родился 25 ноября 1905 года в селе Дюксин Ровенской области, в семье диакона и псаломщика местной церкви Антона Ивановича и Федории Алексеевны Хасевичей.

В семье было трое сыновей, двое из которых стали украинскими священниками на Волыни. Анатолия замучили поляки в селе Деревянный круг, а Федор погиб после войны в ссылке в Сибири. Третьим был Нил, он тоже учился в духовной семинарии, и первые уроки рисования получил в иконописной мастерской.

Когда Хасевичу было 14 лет, в его жизни произошло трагическое событие — на железнодорожном переезде они с матерью попали под поезд — мать погибла, а он потерял ногу. В этой трагедии хорошо проявился характер Хасевича: будучи еще подростком, он не опустил рук, а умея вырезать из дерева, сам изготовил себе протез .

В 1925 году экстерном заканчивает ровенскую гимназию, год работает помощником иконописца. А в 1926 году на компенсацию от железной дороги Хасевич продолжает обучение в Варшавской Академии прикладных искусств.

Заканчивает академию в 1935 году и получает диплом о высшем художественном образовании с правом учительствовать в средних школах. Путь в большое искусство для украинского художника был закрыт, из-за нежелания принимать польское гражданство.

Нил Антонович возвращается на Волынь. Работает учителем в местной школе, бухгалтером в сельпо, продолжает рисовать. Начинает заниматься общественной и политической деятельностью, становится членом Волынского Украинского Объединения, впоследствии вступает в ОУН, со многими членами которой, в частности со Степаном Бандерой, он сблизился еще в студенческие годы в Варшаве.

Пользуясь авторитетом и уважением земляков, избирается мировым судьей во времена немецкой оккупации. Однако, понимая истинную цель политики нацистов, он оставляет мирную работу и уходит в подполье.

Хасевич разработал эскизы флагов, печатей, бланков, знаков отличий, наград, бофонов (своеобразные деньги УПА, денежные квитанции с национальной символикой, название трансформировалось от словосочетания «боевой фонд». Уполномоченные особы УПА выдавали бофоны населению за продукты питания, одежду и т.д. Кроме финансовой, бофоны исполняли и агитационную функцию). Так же Хасевич обучал искусству гравюры молодых художников, которые отправлялись иллюстрировать подпольную литературу на другие участки борьбы.

Среди повстанцев его знали как «Бей-Зота», «Старого», «333», «Льва», «Шмеля», «Рыбалку».

За особый вклад в освободительное движение самого Нила Хасевича наградили «Серебряным Крестом Заслуги» и медалью «За борьбу в особенно тяжелых условиях».

Оружием Хасевича были карандаш и резец, бумага и дерево. И хотя он не возглавлял вооруженных формирований, не руководил боевыми группами и операциями, его очень уважали в УПА, максимально оберегали и даже настаивали на уходе на Запад, но он отказался.


Обнародование его подпольных произведений на Западе стало едва ли не смертельным приговором для художника. В 1951 году работы Хасевича попали к делегатам Генеральной Ассамблеи ООН и иностранных дипломатов и были напечатаны в альбоме «Графика в бункерах УПА». Это окончательно довело до безумия советское руководство.

По распоряжению из Москвы «пресечь антисоветскую деятельность упивского художника» для его розыска была создана специальная межобластная оперативная группа, которую возглавил капитан госбезопасности Борис Стекляр, заместитель начальника 2 отдела УМГБ Ровенской области.

Искали его со всеми «почестями», как особо опасного для власти.

Ежедневно собирались материалы о Хасевиче, многочисленным стукачам обещали должности, награды, и т.д., интересовала любая информация, способная помочь найти его местонахождение.

Из перехваченной переписки стал известно, где приблизительно находилось убежище Хасевича: на хуторе, в километре от села Суховцы, в 12 км от тогдашнего райцентра Клевань. Проблема была в том, что село с хуторами растянулось на 6 км с севера на юг и на 5 км с запада на восток. Опергруппа прибыла в соседнее село Радуховка и планировала начать прочесывать каждое хозяйство в округе. В усадьбе семьи Стасюк, где и был схрон, уполномоченный МГБ случайно столкнулся со связным Хасевича, завязалась схватка, уполномоченный смог выскочить из дома, и побежал в сельсовет вызывать подмогу. К ночи на хуторе была целая армия. Весь следующий день гебисты безуспешно искали бункер, пытками и подлостями им все же удалось выведать местоположение схрона.

Убежище было оборудовано на крестьянском дворе. Скрытый вход в подземелье находился в сарае под дровами. Сам бункер, сравнительно просторный, имел три помещения. Здесь и состоялся последний бой Хасевича, это случилось 4 апреля 1952 года. Но живым Хасевич не сдался — застрелился из личного оружия вместе с двумя своими телохранителями — Вячеславом Антонюком — «Матвей» и Антоном Мельничуком — «Игнат», спалив перед тем все важные документы.


Из воспоминаний Дмитрия Удода, бывшего воина УПА:

«Это было в 1952 году в Клевань, бывшему райцентре на Ровенщине, в который входили Белевские хутора, где в тайнике был убит Нил. Их, повстанцев, привезли полуголыми, свалили на снег. Посадили в строку. Его посадили под дубом. Чекисты привозили всегда убитых для показа людям. Это делалось и в насмешку, и для устрашения населения, чтобы деморализовать его ... Когда уже энкаведистам надоедало зрелище, они вывозили трупы в неизвестном направлении. Где-то там тело Нила Хасевича нашло свое последнее пристанище».

А вот как описана смерть Хасевича у Юлия Головацкого, в произведении "Бочка" (1956), которое было частично опубликовано в 1998 гг.

«Только на второй день добрались до мертвых повстанцев; их привязывали мертвых к шнуру и по одному доставали из укрытия на поверхность. Тела убитых не были разорваны, конструкцией укрытия был предусмотрен тайник на случай, когда убежище будут забрасывать гранатами. У каждого из ребят на голове были следы от пуль - они застрелились сами. Так погибли «Зот», а с ним - еще два его друга по борьбе».

Где находится могила художника – неизвестно.


Улицы Нила Хасевича есть в городах Костополь, Львов, Луцк, Ровно, Ковель, Владимир-Волынский и Первомайск, Николаевской Области.

В 1992 году в месте гибели Нила Хасевича, в селе Суховцы Ровенского района, установлен памятный знак (художник Валерий Войтович).

Также памятник Нилу Хасевичу есть в городе Ровно на улице Директории.


с. Суховцы, памятный знак на месте гибели

место гибели


Посмертне фото,  1 - Ніл Хасевич – "Бей-Зот", 2 - В’ячеслав Антонюк – "Матвій", 3 - Антон Мельничук – "Гнат"

смерть

Печать Президиума УГВР (Українська головна визвольна рада) 

печать УГВР

проекты наградных знаков УПА

награды

агитационный дереворит (гравюра на дереве) 

Image title

Image title


Image title

Image title

Image title

бофаны (деньги УПА)

Image title

портрет Жени Юхимюк "Марта". Хасевич был безнадежно влюблен в нее. "Марта" была подругой одного из командиров УПА "Север"

Марта

5527

Ещё от автора