«Почему они выходят?» или Правый Сектор поступил неправильно

Из-за сложившегося положения вещей в головах некоторых «противников содома» (национальная принадлежность и политические взгляды здесь играют минимальную роль), от них же следует вопрос, который частично носит глупый характер, потому что он, как бы это сказать, не нужен вообще.

Главный вопрос «противников содома» — Почему на улицы выходит ЛГБТ-сообщество? И в конце добавляют: «Им что, запрещают долбиться в жопу?» Я хочу дать ответ на вопрос.

Представим ситуацию: Вы — среднестатистический постсоветский человек, который, как и многие, работает. В вашем офисе — ваши коллеги. С кем-то вы общаетесь тесно: можете вместе с радостью сходить выпить пивка после тяжелого рабочего дня. И вот в один прекрасный день у вас заходит разговор на отвлеченные темы, например, обсуждение личной жизни. Ну, знаете, такой разговор о личной жизни, о котором можно поговорить только с хорошим другом. Естественно, когда вы завершите свой монолог, зададите собеседнику логичный вопрос: а как у тебя дела в этом плане? И тут, внезапно, вы узнаете, что коллега, с которым Вы очень хорошо знакомы, не совсем такой, каким Вы его себе представляли. С течением дней общения уже станет меньше. Ваших совместных посиделок, естественно тоже, и через некоторое время все остановится на уровне «Есть ручка?», если Вы вообще не станете избегать этого человека.

В других случаях возможны самые разные варианты: геев бьют в метро, на улицах.

Для того и выходит каждый митинг с такой деликатной тематикой. Потому акция так и называется: Марш Равенства. Люди хотят уважения: чтобы человек оставался уважаем вне зависимости от его ориентации, и терял уважение за какие-то заслуги, а не из-за того, что разобрался в себе.

6225

Ещё от автора