«Русский Север» — Неславянская Россия

http://www.cultinfo.ru/arts/paints/komendantov/img/08.jpg

Сначала о том, как это, финское по своему происхождению, слово читать. В прошлом ударение в нем падало на первый слог: Кокшеньга. В наше время в речи местных жителей оно переместилось на предпоследний: Кокшéньга. Древнее ударение сохранилось лишь в двух словах: Рáкуло-Кóкшеньга (ст. Северной ж. д. ) и в прилагательном «вéрхнекóкшеньгский». Впрочем вы читатель вольны выбирать один из двух произноси тельных вариантов.

Кокшеньга - это река. Чтобы найти ее на карте, надо сначала отыскать треугольник, образованный реками Сухоной, Северной Двиной и Вагой. Внутри этого треугольника и пробивает она себе путь на север, пока не отдаст свои воды реке Устье, правому притоку Ваги.

Кокшеньга - это часть древнего Заволочья. Она упоминается во многих письменных памятниках, начиная с конца XIV в. В 30-е годы XX века эта некогда единая административно-территориальная единица была разделена. Верхняя и средняя части бассейна Кокшеньги находятся с той поры в пределах Тарногского района Вологодской области, нижняя - в Устьянском районе Архангельской области. В просторечии Тарногский район и его райцентр Тарногский Городок теперь зовут Тáрногой. Это новое название и в официальной речи почти вытеснило слово Кокшеньга.

Итак, приглашаем любознательного читателя в далекое и близкое прошлое северной России

Поскольку Кокшеньга входила в Заволочье, она тоже была населена чудью заволочской. Народы и народности финской языковой семьи обычно делят на западную (прибалтийскую), волжскую и пермскую группы. К западным финнам ученые относят основное население Финляндии суоми (сумь), саамов (лопарей), эстонцев (чудь), карелов и вепсов (весь), а также исчезнувшие уже племена еми (ями), води, ижоры и чуди заволочской. Группу волжских финнов составляют марийцы (черемисы), мордва (мокша и эрзя) и сошедшие с исторической арены меря, мещера и мурома. Самой восточной финноязычной группой являются коми (коми-зыряне и коми-язвинцы) и удмурты (вотяки), известные под общим названием пермь, а также исчезнувшее племя печора.

Реконструкция женского головного убора по материалам могильника Новинки I (Вологодская область), курган 36 (по М.А.Сабуровой).

Историки утверждают, что она была народностью бесписьменной и не оставила после себя ни летописи, ни иных каких-либо документов. В поисках ее следов в Кокшеньге пришлось ворошить народную память - легенды, сказки и «язык земли» - географические названия. Прежде всего помогли две публикации. В «Вологодских губернских ведомостях» за 1847 год нашлась статья, написанная К. Свистуновым. В ней он рассказал о некрещеной чуди, часто нападавшей в старину на Кокшеньгу. Вторая публикация принадлежит М. Б. Едемскому в журнале «Живая старина» за 1905 год. Этот автор пишет о том, что в Кокшеньге слово «чудь» обозначает странного, человека с белыми глазами. В памяти в связи с этим всплывает известное выражение: «чудь белоглазая».

Но не только легенды подтверждают существование в прошлом в Кокшеньге веси и мери, наследие его - в названиях кокшеньгских рек, озер и ручьев, «гнезд» деревень и в просторечной лексике русского населения этих мест. Начнем со следов пребывания мери. Ее потомками являются современные марийцы, к их языку я и обратился, пытаясь расшифровать слово Кокшеньга. Дело в том, что только в марийском лексиконе есть слова с корнем «кокш»: кокша по-марийски значит «лысый», кукша - «сухой». Они дают возможность перевести слово Кокшеньга на русский язык как Сухая река, то есть маловодная, в летнюю жару образующая в своем русле песчаные лысины-острова и отмели на берегах.

К тому же на территории Марий-Эл текут две реки с очень похожими названиями: Большая Кокшага и Малая Кокшага. С помощью марийско-русского словаря переводятся названия и ряда малых речек бассейна Кокшеньги: Важеньга - река-рассоха (то есть имеющая два истока), Лопдужка (в документах XYII века она не раз названа Ломбушкой) - Черемуховая река, Торженьга - Прыгающая, Шуненьга - Глинистая.

В речи старожилов Кокшеньги встречаются и другие слова, в которых проглядывают марийские корни: куим - глухонемой человек; сузем - лесная чаща; чивча — малыш, невзрачный человечек; шáвать - идти, шаркая ногами, и другие.

Реконструкция женских уборов восточного Прионежья по материалам могильников (по Н.А.Макарову)

Лет двадцать назад А.Угрюмову удалось записать от уроженца деревни. Синяковской, что в Пёлтасах, Петра Андреевича Попова, человека русского, детскую считалочку, которая звучала так: «Разик, двазик, тризик, тузик, шиндри, мындри, девять, йок».

Диктовавшему ее человеку она казалась бессмысленным набором звукосочетаний, придуманных ребятишками. При более внимательном чтении эта считалочка выглядит произведением старого марийского фольклора, которое в реконструкции звучит, на мой взгляд, следующим образом:

Азык, важик, рызык, тусик, Шунгрий, мындыр, кок, моко, эвет - йок.

На марийском языке считалочка выглядит настоящим стихотворением, у нее есть ритм и рифма. Русский дословный перевод, конечно, убивает ее поэтичность: пища, кривой, часть, лесная мята, верзила, ленивый, сивый, мох, до разбора (то есть «все», «ты водишь»). Но это характерно для всех дословных переводов с одного языка на другой. Мерянскими по своему происхождению являются и слова кокшар, кокшары, обозначающие теперь уже русских жителей Кокшеньги.

ПРОДОЛЖЕНИЕ ТЕМЫ - http://merjamaa.ru/news/koksen_ga_v_strane_chudi_beloglazoj/2011-09-26-351

7123

Ещё от автора