Крест и свастика. Как РПЦ поддерживала Гитлера

Лицемерие.

Вот слово, которым можно описать отношение Русской Православной Церкви к Дню Победы. Сейчас модно говорить, нет, даже кричать о том, как самоотверженно боролись православные красноармейцы за общую Победу, как верующие жертвовали деньги на новые самолёты и танки для РККА, как святые иконы помогали спасать города от немцев. Откровенные фальшивки и отдельные факты, даже имевшие место быть, преподносятся как тенденция. Но настоящая тенденция была прямо противоположной. Православная Церковь на оккупированных территориях активно сотрудничала с нацистами. Семь миллионов погибших на занятых землях, пять миллионов угнанных на работы в Германию, из которых половина погибла или пропала без вести, - всё это с благословления множества православных иерархов. Одобренный духовенством "крестовый поход" Рейха на русской земле унёс жизни более 30 миллионов человек. Полторы тысячи разрушенных городов, около 70 тысяч сёл и деревень, стёртых с лица земли, миллионы разрушенных зданий, исковерканных судеб, серьёзный удар по будущему русского народа, все зависимости от исхода той войны - вот за что РПЦ несёт моральную ответственность, ибо её служители массово это оправдывали и поддерживали. Тому есть множество доказательств.

Они молились за Фюрера

Image title

Разумеется, у РПЦ были давние счёты с большевистским режимом. Советская власть лишила православие статуса государственной религии, красные взрывали храмы, надругались над множеством святынь, уничтожали иконы, но, что важнее для священников, - ряса церковнослужителя стала тяжёлой ношей и испытанием, а не гарантией доступа к кормушке. К началу Второй Мировой войны во многих областях РСФСР не осталось ни одного действующего православного храма. Даже приходов и тех насчитывалось не более 5 тысяч. В Украине и Белоруссии положение было не лучше. Около трёх тысяч храмов было разбросано по землям западных республик Союза, а также Прибалтики, Польши и Финляндии. Религия калёным железом выжигалась по всей стране, священнослужители подвергались гонениям. Поэтому было неудивительно, когда во время войны многие священиики РПЦ не только поддерживали нацистскую Германию, но и благословляли вермахт на борьбу с СССР. «Хоть с чёртом - но не с большевиками». Ради своих привилегий, ради дальнейшего закабаления и превращения свободного народа в стадо они не гнушались славить Гитлера как освободителя. Вот выдержки из церковных газет и журналов тех лет:


Благодарственный Адрес Митрополита Анастасия Адольфу Гитлеру. 12 июня 1938 г.

Ваше Высокопревосходительство! Высокочтимый Господин Рейхсканцлер! 
Когда мы взираем на наш Берлинский соборный храм, ныне нами освящаемый и воздвигнутый благодаря готовности и щедрости Вашего Правительства после предоставления нашей Святой Церкви прав юридического лица, наша мысль обращается с искренней и сердечной благодарностью, прежде всего, к Вам, как к действительному его создателю. 

Мы видим особое действие Божьего Промысла в том, что именно теперь, когда на нашей Родине храмы и народные святыни попираются и разрушаются, в деле Вашего строительства имеет место и создание сего храма. Наряду со многими другими предзнаменованиями этот храм укрепляет нашу надежду на то, что и для нашей многострадальной Родины еще не наступил конец истории, что Повелевающий историей пошлет и нам вождя, и этот вождь, воскресив нашу Родину, возвратит ей вновь национальное величие, подобно тому, как Он послал Вас германскому народу.
Кроме молитв, возносимых постоянно за главу государства, у нас в конце каждой Божественной Литургии произносится еще и следующая молитва: "Господи, освяти любящих благолепие дому Твоего, Ты тех воспрослави Божественною Твоею силою...". Сегодня мы особенно глубоко чувствуем, что и Вы включены в эту молитву. Моления о Вас будут возноситься не только в сем новопостроенном храме и в пределах Германии, но и во всех православных церквах. Ибо не один только германский народ поминает Вас с горячей любовью и преданностью перед Престолом Всевышнего: лучшие люди всех народов, желающие мира и справедливости, видят в Вас вождя в мировой борьбе за мир и правду.
Мы знаем из достоверных источников, что верующий русский народ, стонущий под игом рабства и ожидающий своего освободителя, постоянно возносит к Богу молитвы о том, чтобы Он сохранил Вас, руководил Вами и даровал Вам свою всесильную помощь. Ваш подвиг за германский народ и величие германской Империи сделал Вас примером, достойным подражания, и образцом того, как надо любить свой народ и свою родину, как надо стоять за свои национальные сокровища и вечные ценности. Ибо и эти последние находят в нашей Церкви свое освящение и увековечение.
Национальные ценности составляют честь и славу каждого народа и посему находят место и в Вечном Божием Царстве. Мы никогда не забываем слов Священного Писания о том, что цари земные принесут в Небесный Божий Град славу и честь свою и славу своих народов (Откр. 21,24,26). Таким образом, создание сего храма является укреплением нашей веры в Вашу историческую миссию.
Вы воздвигли дом Небесному Владыке. Да пошлет же Он Свое благословение и на дело Вашего государственного строительства, на создание Вашей народной империи. Бог да укрепит Вас и германский народ в борьбе с враждебными силами, желающими гибели и нашего народа. Да подаст Он Вам, Вашей стране, Вашему Правительству и воинству здравие, благоденствие и во всем благое поспешение на многая лета.

Архиерейский Синод Русской Православной Церкви Заграницей, 
Митрополит Анастасий. “Церковная жизнь”. 1938. №5-6.


Image title


Из Воззвания к пастве Архиепископа РПЦЗ Серафима (Лядэ). Июнь 1941 г.

Во Христе возлюбленные братья и сестры! Карающий меч Божественного правосудия обрушился на советскую власть, на ее приспешников и единомышленников. Христолюбивый Вождь германского народа призвал свое победоносное войско к новой борьбе, к той борьбе, которой мы давно жаждали - к освященной борьбе против богоборцев, палачей и насильников, засевших в Московском Кремле... Воистину начался новый крестовый поход во имя спасения народов от антихристовой силы... Наконец-то наша вера оправдана!... Поэтому, как первоиерарх Православной Церкви в Германии, я обращаюсь к вам с призывом. Будьте участниками вновой борьбе, ибо эта борьба и ваша борьба; это - продолжение той борьбы, которая была начата еще в 1917 г., - но увы! - окончилась трагически, главным образом, вследствие предательства ваших лжесоюзников, которые в наши дни подняли оружие против германского народа. Каждый из вас сможет найти свое место на новом антибольшевицком фронте. 
"Спасение всех", о котором Адольф Гитлер говорил в своем обращении к германскому народу, есть и ваше спасение, - исполнение ваших долголетних стремлений и надежд. Настал последний решительный бой. Да благословит Господь новый ратный подвиг всех антибольшевицких бойцов и даст им на врагов победу и одоление. Аминь!


Из Послания Митрополита Серафима (Лукьянова). 1941 г.

... Да будет благословен час и день, когда началась великая славная война с III интернационалом. Да благословит Всевышний великого Вождя Германского народа, поднявшего меч на врагов самого Бога...

“Церковная жизнь”. 1942. №1.

Image title



Телеграмма Всебелорусского Церковного Собора А. Гитлеру. 1942 г.

Первый в истории Всебелорусский Православный Церковный Собор в Минске от имени православных белорусов шлет Вам, господин рейхсканцлер, сердечную благодарность за освобождение Белоруссии от московско-большевицкого безбожного ярма, за предоставленную возможность свободно организовать нашу религиозную жизнь в форме Святой Белорусской Православной Автокефальной Церкви и желает быстрейшей полной победы Вашему непобедимому оружию. 

Архиепископ Филофей (Нарко) 
Епископ Афанасий (Мартос) 
Епископ Стефан (Севбо)

“Наука и религия”. 1988. №5.

 

 Из Пасхального Послания Митрополита Анастасия 1942 г.

... Настал день, ожидаемый им (русским народом), и он ныне подлинно как бы воскресает из мертвых там, где мужественный германский меч успел рассечь его оковы... И древний Киев, и многострадальный Смоленск, и Псков светло торжествуют свое избавление как бы из самого ада преисподнего. Освобожденная часть русского народа повсюду уже запела... "Христос Воскресе!"...

“Церковная жизнь”. 1942. №4.

 Из Пасхального Послания Митрополита Анастасия 1948 г.

... Наше время изобрело свои особые средства истребления людей и всего живого на земле: они обладают такою разрушительною силою, что в один миг могут обратить большие пространства в сплошную пустыню. Все готов испепелить этот адский огонь, вызванный самим человеком из бездны, и мы снова слышим жалобу пророка, обращенную к Богу: "Доколе плакати имать земля и трава вся сельная исхнет от злобы живущих на ней" (Иерем. 12, 4).
Но этот страшный опустошительный огонь имеет не только разрушительное, но и свое очистительное действие: ибо в нем сгорают и те, кто воспламеняют его, и вместе с ним все пороки, преступления и страсти, какими они оскверняют землю.
Представьте себе, чтобы современные Калигулы и Нероны, все тираны, развратники, убийцы не поражались бы смертью: жизнь на земле стала бы невыносимой, превращаясь в преддверие ада. Есть непреложный божественный закон, по которому зло само в себе несет свое возмездие. "Плодом греха, - говорит св. Григорий Богослов, - была смерть, пресекающая грех, дабы зло не было безсмертным".
Но вы скажете, что истребительный меч смерти падает не только на развращенных и злых, но и на людей добродетельных, и даже святых, и на последних даже чаще, чем на первых. Но для таких людей смерть не является бедствием, ибо открывается для них путь к безконечной блаженной истинной жизни, приобретенной для нас смертию и воскресением Христовым.
Чем алчней становится смерть, чем больше жертв старается она поглотить среди людей и добрых и злых, тем для большего числа смертных она открывает дверь к безсмертию, возводя их из тления в нетление и приобщая их к вечной, неувядаемой жизни...
Атомные бомбы и все другие разрушительные средства, изобретенные нынешней техникой, поистине, менее опасны для нашего отечества, чем нравственное разложение, какое вносят в русскую душу своим примером высшие представители гражданской и церковной власти. Разложение атома приносит с собой только физическое опустошение и разрушение, а растление ума, сердца и воли влечет за собой духовную смерть целого народа, после которой нет воскресения... 

“Святая Русь”. Апрель 1948 г. Штутгарт. 


Как видите, многие церковнослужители вовсе и не поменяли своего мнения даже после войны и лицезрения всех ужсов нацизма. Разумеется, бесчеловечная советская власть была ужасным испытанием и для народа, и для церкви, и так или иначе от неё следовало поскорее избавиться. Но желание поменять её на не менее инородный нацистский режим, провоцируя кровавое месиво аккурат на территории России - лишь бы возродить свои привилегии и статус - является чётким показателем настоящих приоритетов РПЦ и её иерархов как внутри страны, так и за рубежом.Image title

9-го мая 2009 года патриарх Кирилл (Гундяев) назвал Великую Отечественную войну «платой за грехи, которые народ СССР совершил во время Революции и Гражданской войны». Судя по этим заявлениям, глава РПЦ не только осуждает несчастных и бесправных жителей России, которые сто лет назад освободились от власти выродившейся паразитической «элиты», но и оправдывает тех зверей, что убили, замучили, сожгли в печах, перегнали на мыло миллионы жителей России. Он считает ту войну «богоугодным делом»! Он, по сути, оправдывает нацистов, как делали это попы более 60 лет назад.

Псковская миссия

Image title

Пользуясь тем, что после прихода большевиков на Псковщине не осталось ни одного действующего прихода, Гитлер вместе с Альфредом Розенбергом разработал план возрождения там православной жизни. С тем, чтобы народ на оккупированных землях не роптал против захватчиков, а, напротив, восхвалял гитлеровскую власть. Главным действующим лицом стал митрополит Виленский и всея Прибалтики Сергий Воскресенский. Оставшись в Риге, он приветствовал вступление немцев в Прибалтику. Он же и стал организатором Псковской Православной миссии, которая натурально являлась защитницей оккупационной власти. 

Православные священники активно агитировали народ за Гитлера. Чаще всего они обращались к памяти русских воинов, сражавшихся за родину, вспоминали образы Александра Невского, Дмитрия Донского, Кузьмы Минина, Дмитрия Пожарского, Александра Суворова и других "святых" чем вселяли в сердца людей уверенность, что русский народ сметёт большевистских антихристов очень скоро и навсегда.

Когда в Москве произошло избрание Сергия Страгородского Патриархом Московским и всея Руси, Гитлер потребовал, чтобы все русские священники на оккупированных территориях предали его анафеме и осудили решение Святейшего Синода Русской Православной Церкви. И все церкви послушно исполнили волю Фюрера. Представители Русской Зарубежной Церкви собрались в Вене и прокляли сталинского патриарха. Псковская миссия, однако этого не сделала, ибо видела, как в сторону Северо-Западной России движутся танковые колонны Красной Армии. Нутром чуя, что навлечь на себя гнев большевиков и подписаться под своим полным уничтоженияем - это всё-таки разные вещи, митрополит Сергий и его подчинённые решили попробовать втереться в доверие и пойти на поклон Москве. 

Но не вышло. Вскоре после возвращения советской власти во Псков, органы НКВД стали арестовывать всех членов Псковской Православной миссии. Приговоры им выносили суровые. От десяти лет до двадцати. Многие не вернулись потом из лагерей. Начальник миссии протопресвитер Кирилл Зайц, арестованный в Шауляе, получил двадцатку и через четыре года окончил дни свои в казахстанском лагере. Начальник канцелярии Псковской миссии протоирей Николай Жунда также получил двадцать лет и умер от туберкулёза в лагере Красноярского края. Печерский епископ Пётр Пяхкель получил десятку и тоже сгинул в лагерях. Такова же судьба многих, многих других, которые подобно им, обрели свою смерть за советской колючей проволокой.

Не только лишь все

Image title

Если у кого-то возникают контраргументы касательно сотрудничества РПЦ с Третьим Рейхом, мол с немцами сотрудничали только зарубежные православные церкви, а Псковская миссия была лишь единичным случаем, то вот вам некоторые другие факты.

Бывший епископ Ростовский-на-Дону Николай при немецкой оккупации создал Епархальное управление, которое работало с казачьими подразделениями Краснова. Коллаборационизм на Дону был повальным, казачий круг, собранный в Новочеркасске в 1941 году, всецело поддержал Гитлера, Вермахт, а вслед за кругом их поддержали все православные священники региона. С конца 1942 года Ростов-на-Дону и вместе с ним епископ Николай находились в юрисдикции Украинской Автономной Церкви Московского Патриархата, в храмах епархии возносилось имя уже известного нам митрополита Сергия. На всякий случай, видимо.

На Ростовскую область также стремился распространить своё влияние и патриарх Румынской Православной Церкви Никодим (Мунтяну), вступивший в переписку с архиепископом Николаем, который имел давние счёты с большевиками, отправившими его в ссылку в башкирию. В 1943 г. при отступлении немцев архиепископ Николай был вывезен в Одессу, затем эвакуирован в Румынию, где перешёл под юрисдикцию Румынской церкви и получил сан митрополита.

Сотрудничал с немцами и епископ Смоленский и Брянский Стефан. Он был одним из авторов воззвания к Гитлеру, в котром содержалось обещание призвать русское население на борьбу с советским режимом. После взятия Смоленска практически сразу был открыт Свято-Успенский кафедральный собор, в котором с 1933 г. размещался музей атеизма. 3 августа в соборе состоялось лютеранское богослужение для немецкой армии, которое совершил молодой пастор, прибывший вместе с оккупантами.

Командующий второй танковой группой немецких войск Хайнц Гудериан так писал о том, что было в Успенском соборе сразу после взятия Смоленска:

Город Смоленск мало пострадал в результате боевых действий. Захватив старую часть города на южном берегу Днепра, 29-я мотодивизия перешла р. Днепр и овладела промышленным районом города, расположенным на северном берегу реки. Воспользовавшись своим посещением позиций в Смоленске, я решил осмотреть кафедральный собор. Он остался невредимым. При входе посетителю бросался в глаза антирелигиозный музей, размещенный в центральной части и левой половине собора. У ворот стояла восковая фигура нищего, просящего подаяние. Во внутренней части помещения стояли восковые фигуры в натуральный человеческий рост, показывающие в утрированном виде, как буржуазия эксплуатирует и угнетает пролетариат. Красоты в этом не было никакой. Правая половина церкви была отведена для богослужений. Серебряный алтарь и подсвечники, видимо, пытались спрятать, но не успели сделать это до нашего прихода в город. Во всяком случае, все эти чрезвычайно ценные вещи лежали кучей в центре собора. Я приказал найти кого-нибудь из русских, на, кого можно было бы возложить ответственность за сохранение этих ценностей. Нашли церковного сторожа — старика с длинной белой бородой, которому я передал через переводчика, чтобы он принял под свою ответственность ценности и убрал их на место. Ценнейшие позолоченные резные рамки иконостаса были в полной сохранности. Что стало потом с собором, я не знаю

Но уже 10 августа, в день празднования дня Смоленской иконы Божией Матери Одигитрии, протоиереем Тимофеем Глебовым и протоиереем Павлом Смирягиным было совершено освящение Успенского собора и отслужена Божественная литургия. К 15 числу при соборе был организован хор из профессиональных певцов под управлением Михаила Ивановича Андреева.

Возрождение церковной жизни в Смоленской области началось ещё до назначения в Смоленске епископа и учреждения Смоленской епархии как таковой. Таким образом, церковную жизнь в области начало возрождать духовенство без архипастыря, что показывает далеко не личный характер сотрудничества РПЦ с немцами. На вопрос, откуда же в Смоленске появились священники, когда к моменту оккупации в нем действовал всего лишь один храм, ответ очень простой: духовенство прибывало сюда из Белоруссии. Там находились священники, которые многие годы скрывали свой сан от преследования. Немцы выдавали им удостоверения, уполномочивавшие их беспрепятственно совершать богослужения и исполнять пастырские обязанности для народа в условиях военной оккупации.

Отдельного абзаца заслуживает церковь собственно в Белоруссии - регионе, одним из первых оказавшимся под оккупацией. Как писал историк Белорусской Церкви епископ Афанасий (Мартос):

Немецкие войска застали церковно-религиозную жизнь в Восточной Белоруссии в разрушенном состоянии. Епископов и священников не было, церкви были закрыты, переделаны в склады, театры, а многие разрушены. Монастырей не существовало, монахи разбрелись.

Белоруссия вместе с Прибалтикой входила в один рейхскомиссариат (Остланд), где своих экзархов РПЦ внезапно не имела, однако приход немцев вызвал вполне сознательный религиозный подъём. В одном лишь Минске, где к приходу немцев не осталось ни одной действующей церкви, спустя всего 3-4 месяца их открылось уже семь, и было крещено 22 тыс. детей. По всей Минской епархии было открыто 120 церквей. Оккупационные власти открыли пастырские курсы, каждые несколько месяцев выпускавшие 20-30 священников, дьяконов и псаломщиков. Аналогичные курсы были открыты и в Витебске. В ноябре 1942 г. в витебскую Свято-Покровскую церковь были перенесены мощи св. Евфросиньи Полоцкой. В мае 1944 года мощи преподобной были перевезены в Полоцк, где действовали 4 храма и монастырь.

В некоторых районах Белоруссии, например, в Борисовском, было восстановлено до 75% дореволюционных церквей (в самом Борисове - 21 храм). Процесс возрождения церковной жизни продолжался ровно до отступления Вермахта. В донесении командования группы армий «Центр» за февраль 1944 г. (!) говорилось, что в районе расположения 4-й армии вновь открыто 4 храма, а в Бобруйске впервые за время войны на Крещение состоялся крестный ход на р. Березину с участием 5000 человек. За сотрудничество с немцами только в Белоруссии партизанами было казнено 42 священника. Очевидный интерес белорусских православных к Рейху понятен, с другой стороны вызывает недоумение, когда РПЦ говорит о повсеместной борьбе верующих всего СССР против оккупантов. Мы видим, как эта "борьба" протекала, особенно у самих церковных иерархов.

Хорошо при любой власти

Image title 

Русская Православная церковь - это структура, удивительным образом способная выживать в любых, самых неблагоприятных, казалось бы, условиях. Главным инструментом такого выживания всегда являлась не твёрдость духа, а совсем наоборот - неимоверная гибкость повестки и умение подстраиваться под риторику абсолютно любого режима. Будь то киевские или владимирские князья, монгольские ханы или московские цари, императоры, генсеки или президенты - со всеми РПЦ умудрялась найти общий язык и получить в итоге выгоду. С точки зрения самосохранения - это очень неплохо, с точки зрения пользы для народа, доверяющего церковникам, - так себе навык. А уж лицемерно лить с амвона проклятия на своих бывших хозяев, а затем, буквально через пару лет, их же по новой указке превозносить - это настоящее искусство переобувания, мастер-классы по которым РПЦ может проводить на годы вперёд.

Все нынешние попытки соединить девятомай с "подвигом православных служителей" просто смешны. В подавляющем большинстве православные священники держали зуб на большевиков и советскую власть и стремились всячески свести с ней счёты, но затем, когда церковь получила кнут в виде приходящих НКВДшников и пряник в виде восстановления патриаршества, все поползновения РПЦ и её низкополонство перед нацистами закончились. Конечно, были примеры, когда рядовые православные священники участвовали в партизанском и подпольном движении; когда организовывали гуманитарную помощь военнопленным, спасали людей. И этих примеров было немало. Но вот таких примеров, как истории с сербским патриархом Гавриилом и епископом сербским Николаем, арестованных  за помощь партизанам и открытую антифашисткую позицию, и отправленных в лагерь Дахау, у иерархов РПЦ и близко не было. Целью православных служителей было пересидеть, что многие успешно сделали.


И теперь их потомки и преемники, порой не меняя формулировок, низкопоклонствуют безбожной советской власти, которую не менее лицмерная путинская власть решила взять за образец государственности. Но история помнит поклоны и объятия попов вместе с офицерами СС и Вермахта, помнит молебены за победу Гитлера, помнит оправдания действий нацистов во времена ВМВ, к которым ещё и прибавились оправдания зверств большевиков. И это будет припомнено ещё не раз. 

Никто не забыт. Ничто не забыто.


Подписывайтесь на канал автора и канал Руфабулы в неподцензурном Telegram, чтобы получать самые интересные материалы с нашего сайта и мнения редакции.

10579

Ещё от автора