Политика

Невидимая рука пропаганды

Невидимая рука пропаганды

Агрессивная пропагандистская кампания, проводимая властями Российской Федерации действует гораздо лучше, чем кажется — даже на тех, кто не верит в ужасы про распятых мальчиков и прочие визитки Яроша.

Попробую сразу продемонстрировать это на примере. Можно ли сказать, что правительству Британии во время Второй мировой войны следовало бы обеспечить возможность свободного вещания, наравне с BBC, Имперскому министерству народного просвещения и пропаганды Германии? Идя дальше, можно ли сказать, что состоявшаяся в 1946 г. в Лондоне казнь Уильяма Джойса по обвинению в государственной измене была покушением на свободу слова? Ведь Уильям Джойс не брал в руки оружия и физически не сражался на стороне нацистской Германии — языком современных медиаштампов он был «пронемецки настроенным журналистом».

Если вам с одной стороны кажется, что предложенные выше идеи абсурдны, а с другой стороны вы осуждаете решение о запрете на вещание некоторых российских телеканалов в украинских кабельных сетях и переживаете за судьбу так называемых «журналистов», воюющих на стороне Лугандона, поздравляю — вы жертва пропаганды.

Конечно, если смотреть на ситуацию с точи зрения официального Кремля (РФ военных действий в Украине не ведет, Нанороссия это «доведенные до отчаяния русские люди» и тому подобное) то аналогии не получается. Но тут, как мне кажется, надо выбрать для себя что-то одно из двух.

Вместо этого, однако, мы имеем какую-то странную кашу в головах. Даже среди тех то ли 16%, то ли 12% россиян, которые не поддержали аннексию Крыма, считается практически обязательным сказать что-то вроде «Крым-то, конечно, наш, тут и вопроса быть не может, просто мы его как-то недостаточно интеллигентно украли, надо было воровать как-то изящнее». В крайнем случае говорится, что «большинство жителей Крыма, конечно, за Россию, но нельзя нарушать международные нормы». Меня лично в этой ситуации интересует даже не то, откуда взялись такие странные социологические данные, а то, насколько это вообще имеет значение, с учетом истории полуострова. И вообще, не странно ли выглядит эта борьба за право жителей Крыма на самоопределение со стороны граждан страны, в которой «призывы к сепаратизму» уголовно наказуемы?

Любые полслова в защиту Украины обязательно предваряются оговоркой о том, что «с реальными преследованиями русскоязычных людей нужно обязательно бороться, но невоенными методами» — идея о том, что никаких реальных «преследований» русских в Украине нет считается при этом очевидно абсурдной. (Я, как русскоязычный гражданин Украины, никогда не сталкивался не то что с преследованиями, но даже с какими-то минимальными неудобствами в связи с тем, что я говорю на русском языке. Хотя, конечно, люди, считающие личным оскорблением любую уличную вывеску на украинском со мной не согласятся).

Другой обязательной частью джентльменского набора российского оппозиционера является утверждение о том, что Украина воюет не с Россией, а с Путиным. Да-да, именно так, такой уж российский президент чудо-богатырь: в одиночку воюет с целой многомиллионной страной, и даже добивается некоторых успехов. А российский народ тут вообще ни при чем, все как один милейшие люди, всего-то 4 человека из 5 полностью поддерживают курс власти, говорить не о чем вообще. Даже непонятно, почему эти странные украинцы позволяют себе неодобрительно высказываться о гражданах РФ — иначе как присущим украинскому народу нацизмом это объяснить нельзя.

Хорошим тоном также считается упрекать украинскую власть в том, что в перерыве между выборами и попытками отстоять свою территорию от превосходящих сил агрессора, при огромных финансовых потерях в результате разрушения инфраструктуры и утраты предприятий на оккупированных территориях, она за полгода не сделала в Украине экономическое чудо, удвоение ВВП и работающую демократию западного образца с честными судами, европейскими социальными гарантиями и американскими налогами. По мнению большинства комментаторов это свидетельствует о том, что (к огромному, конечно, сожалению всей прогрессивной общественности) в Украине победил совок и олигархат, и вся эта их так называемая революция была очень зря. Аргументы же насчет того, что да, кровавая хунта Порошенко могла бы действовать и эффективнее, но в целом страна хотя бы начала, пусть косо и криво, двигаться в правильном направлении, воспринимаются как «вышиватничество» (очаровательное слово) и раболепие перед новыми украинскими властями. «Да за это ли стоял Майдан?» — вопрошает российский оппозиционный интеллектуал, который, естественно, ни на каком майдане не стоял, но очень переживает за соседей (по ряду отдельных специально оговоренных вопросов). Идея о том, что если кровавая хунта реформы будет проводить плохо, то мы спокойно выберем на их место какую-то другую хунту покровавее в голову таких комментаторов обычно вообще не приходит.

Более всего такие представители прогрессивного креативного класса боятся, что к ним приклеят ярлык «демшизы», поэтому стараются идти по тонкой грани, на которой ты уже считаешься приличным человеком, но еще ничем реально не рискуешь. Основная стратегия тут заключается в том, чтобы дать понять — украинцы и эта их Украина мне, вообще говоря, глубоко противны, я просто выступаю за абстрактные высокие идеалы либерализма и демократии. Причем все, что не соответствует высоким идеалам плохо в равной степени: оккупация Крыма и расистское высказывание одного украинского сумасшедшего в блоге абсолютно равноценны, и сразу ставят обе стороны конфликта на один и тот же удручающе низкий моральный уровень.

Российские интеллектуалы находят самые удивительные предлоги для того, чтобы сказать, что «оба хуже» — один блогер, например, объясняет, что Украинские войска плохо документируют и почти не снимают на видео российских военных на Донбассе, поэтому, мол, о какой моральной правоте Украины может идти речь. Самое смешное, что при этом он сам признает, что российские войска на Донбассе есть, поэтому суть претензии, очевидно, сводится именно к тому, что украинская армия недостаточно профессиональна для того, чтобы заслужить поддержку такого высокого морального авторитета.

Редактор некоей оппозиционной газеты рассказывает по радио, что украинцы должны бороться за мир и ни в коем случае не идти воевать в зону АТО, потому что, во-первых, это бессмысленно (Россия все равно победит), а, во-вторых, только мирные переговоры — путь к свету и прогрессу, а защита своей земли от агрессора — прошлый век и мракобесие.

Другой либеральный журналист обвиняет украинские власти в реваншизме, безнадежной совковости и крайней степени плохо скрываемой ненависти ко всему русскому на основании принятого Киевской городской государственной администрацией решения маркировать товары на полках супермаркетов флагом страны-изготовителя. Я понимаю, что мое нежелание усиливать военный потенциал РФ своими гривнями — невиданная наглость, граничащая с откровенной русофобией, а закон, позволяющий сэкономить время на изучении штрих-кодов вообще хуже Холокоста, но где был этот же либеральный журналист, когда Россия еще до всякой войны и оккупации Крыма запрещала ввоз разнообразных украинских продуктов из-за их якобы вопиющей антисанитарности? Смешно, что при этом у нас в Украине, собственно, ничего не запретили, закон просто облегчил процесс выбора покупок для тех, кто обращает внимание на страну-изготовителя. Еще смешнее, что закон не действует исключительно в отношении российских товаров: наравне с ними маркируются и, например, товары стран-членов агрессивного блока НАТО. То есть, к примеру, гипотетические киевские сторонники русского мира и идейные борцы с геями, неграми, масонами и планом Даллеса тоже должны быть довольны.

Но две коронных претензии к Украине это, конечно, «отмена русского языка» и «запрет коммунистической партии». Обычно они высказываются примерно в таком духе: «Я был искренним сторонником мирного Майдана и движения Украины в Европу — это именно то, что нужно и нам в России. Но националисты перехватили Майдан, и вместо ратификации соглашения с ЕС первым законом, принятым Верховной Радой после бегства Януковича стал запрет русского языка. Это ли та европейская мечта, ради которой люди выходили на улицу?».

Такое представление, в первую очередь, выдает полное непонимание украинского контекста.

Ходорковский, например, считает, что

Пройдя на поводу у радикальных элементов, кавалерийской атакой отменив закон о статусе русского языка, новая украинская власть допустила фатальную ошибку, которая возбудила внутриполитическую и внешнеполитическую обстановку в Украине. И то, что эта ошибка была осознана разумной частью украинского истеблишмента, к сожалению, уже не помогло.

На самом деле, конечно, украинские депутаты хотели отменить нагло продавленный регионалами через Верховную Раду Закон «Про основы государственной языковой политики». Любой человек, немного знакомый с украинской политической жизнью, хорошо понимает, что движущим мотивом тут было, в первую очередь, желание отплатить Партии Регионов за весь тот цирк и унижения, которые сопровождали принятие упомянутого закона. Его отмена привела бы к тому, что вместо него стал бы действовать Закон Украинской Советской Социалистической Республики «Про языки в Украинской ССР». И тут что-то одно из двух — либо украинские фашисты запретили русский язык еще при СССР, либо кто-то, сам того не осознавая, формирует свои представления о ситуации в Украине на основе программ российского ТВ.

Похожая история и с запретом коммунистической партии. Тут как в анекдоте: во-первых, не запрет, во-вторых, не коммунистической партии, а так все верно. В реальности, в Верховной Раде была распущена фракция Коммунистической партии Украины, из-за того, что ее численность упала ниже определенной регламентом Рады планки. При этом депутаты-коммунисты никуда из парламента не исчезли, а уж собственно коммунистическую партию так и вообще никто не трогал.

Все вышеперечисленное, с моей точки зрения, указывает на одну довольно важную проблему: отрицая идеологию и расходясь с государственной пропагандой в оценках событий, многие граждане РФ все равно незаметно для себя принимают на веру целые пласты искусственной реальности из телевизора. А когда эту незаметную ложь начинают повторять люди, критически настроенные по отношению к текущему российскому политическому режиму, ее поражающая способность многократно увеличивается. Поэтому я очень хочу попросить читателей этой статьи: если вам сказали, что в Киеве идет дождь, пожалуйста, проверьте эту информацию по какому-нибудь нероссийскому погодному сайту — just to be sure.

12 370

Читайте также

Политика
Долгий путь на Евромайдан

Долгий путь на Евромайдан

Людским миллионом, вышедшим на улицы Киева, движет не столько прагматика, сколько идеализм: стремление к свободе, к человеческому и гражданскому достоинству, к вполне определенному цивилизационному выбору. Евромайдан — это выбор не только украинского разума, но и украинской души.

Алексей Широпаев
Злоба дня
Телефашизм

Телефашизм

Тема злоупотребления телепропагандой — это отдельная очень большая тема. Это инновационное преступление, которое ещё предстоит квалифицировать. Заметили, что украинские войска, когда освобождают населенный пункт, то первым делом берут телевышку, причём иногда любой ценой? Происходит это потому, что 95% людей верят всему, что они видят и слышат по ТВ. ТВ-пропаганда — это настоящее оружие массового поражения.

Кот Котофеевич
Политика
Бунт на экспорт: что такое «Русская весна»

Бунт на экспорт: что такое «Русская весна»

Практика экспорта дестабилизации обстановки в постсоветских странах была опробована Кремлем задолго до украинских событий. Главные тревожные симптомы возможной экспансии — наличие устойчивой русскоязычной диаспоры, раздача российских паспортов местным жителям, дислокация вооруженного контингента РФ на территории суверенного государства.

Русская Фабула