Черногория на пути в НАТО — часть 2

После почти 30 часов пути из польской Познани, наконец, добрался до цели. Свети-Стефан, городок, расположенный на побережье Черногории, известный своим крошечным, скалистым островком, на котором расположен элитный гостиничный комплекс „Aman Sveti Stefan”. Островок соединен с материком дамбой, затапливаемой во время приливов. Именно здесь венчался знаменитый сербский теннисист Новак Джокович.

Благодаря чистому небу луна бросала серебристые блики на воды теплого Адриатического моря. Середина декабря, а температура воздуха, несмотря на ночное время, составляла всего 11*C, а в течение дня термометры показывали даже 21*С.

Мы сидели с Иваном на балконе дома, находящегося, возможно, в ста метрах от пляжа. Иван родился в СССР, жил в Гродно, Риге и в Москве. Решение о поездке в Черногорию принял 6 лет назад. Живет здесь вместе с женой и детьми. Работает в сфере IT.

На столе появились бокалы и „Русский стандарт”. После первого тоста начались откровенные разговоры о политике. Иван с самого начала украинского Майдана был его противником. Я наоборот – я поддерживал Майдан не только словом, но и делом, в частности, предоставляя материальную помощь протестующим. Позже я поехал даже в качестве добровольца для Донбасса, для того, чтобы помочь украинским добровольцам, солдатам и беженцам. Описывая это с сильным преувеличением и с недоверием, на водке встретились „проклятый руссофоб” и „ватник”.

– С самого начала я знал, что с этого Майдана ничего хорошего не будет. В момент, когда протестующие использовали насилие в отношении милиции, они потеряли право на неприкосновенность и на проведение мирного протеста. В конце концов, произошел переворот, – объяснил Иван.

– Все в порядке, я понимаю, но с другой стороны, как украинское общество могло защитить себя перед милицией без применения насилия? Милиция получила приказ разгона протеста. Янукович намеревался вести свою политику без консультаций с народом, без референдума, а ведь выбор между Европейским Союзом и Евразийским Союзом не должен зависеть от прихоти одного человека, который как раз в это время находился у власти, не так ли?

– Да, а разве Янукович спросил народ о подписании соглашения об ассоциации с Европейским Союзом?

– Нет, не спросил, и это тоже было ошибкой...

– Сегодня Черногория немного напоминает Украину два года назад. Власти принимают решение о судьбе страны, о ее геополитическом векторе и не собираются спрашивать народ и его мнение. На Украине это привело к Майдану, а затем к гражданской войне.

– Не будет референдума по вопросу вступления Черногории в НАТО? - спросил я с любопытством.

– Не будет. Премьер-министр Мило Джуканович хотел, чтобы решение по НАТО приняли депутаты черногорского парламента, а не народ на референдуме.

– Почему так?

– Потому что большинство жителей Черногории не хочет, чтобы их страна была в НАТО.

– А какое у них мнение в вопросе евроинтеграции? В вопросе членства в Евросоюзе?

– Видишь, с Европейским Союзом дело обстоит несколько иначе. ЕС – это не военный блок, это блок экономический и политический, но не военный. Черногорцы в большинстве являются противниками НАТО, которое бомбило их и сербов во время войны в Югославии, но ЕС они поддерживают.

– Почему? Почему они не хотят быть, например, с Россией?

– Потому что Евросоюз является для них гораздо более привлекательным с точки зрения политической, экономической и культурной. Россия имеет много проблем, которые приводят к тому, что российский вектор является гораздо менее привлекательным, чем европейский. Может быть, Россия должна работать над реформами экономической и политической системы, чтобы стать более привлекательной для таких стран, как Сербия или Черногория?

– Ну да, но если Черногория решит войти в ЕС, если они войдут в Шенгенскую зону, то автоматически российские туристы должны будут получать визу, чтобы сюда приехать. Вероятно, это вызовет серьезное уменьшение количества российских туристов и инвестиций.

– Да, это верно, это, пожалуй, единственный серьезный минуc евроинтеграции, поэтому Черногории уже сейчас следует думать об экономическом развитии, о развитии отраслей экономики, помимо туризма, на которой в данный момент она базируется. На протяжении нескольких лет после вступления в Европейский Союз их может ждать экономический кризис, но потом должно быть лучше.

– Можно здесь найти другую работу, кроме как в туризме?

– Честно? Очень тяжело. Если бы я хотел сейчас искать работу в IT на побережье Черногории, я бы её просто не нашёл. Черногория – это хорошее место для фрилансеров, которые могут работать удаленно, без посещения офиса или непосредственного контакта с начальством или клиентом. По сравнению с Москвой здесь действительно дешево.

– Наверное, сюда приезжает много фрилансеров из России?

– Да, и не только фрилансеров. Например, я знаю многих россиян, которые отдают в аренду свои квартиры в Москве или в Санкт-Петербурге и живут в Черногории на деньги от аренды своей квартиры. К сожалению, в данный момент ситуация таких людей сильно ухудшилась. Девальвация рубля приводит многих в отчаяние, им уже не хватает денег на жизнь в Черногории, поэтому они собирают вещи и возвращаются в Россию.

– А фрилансеры?

– Фрилансерам также в данный момент тяжело. Было здорово, до аннексии Крыма, позже Запад ввел санкции, начались экономические проблемы в России, и весь рынок полетел в пропасть... Многие фрилансеры возвращаются в Россию, но там тоже никто не ждет их с распростертыми объятиями.

Мы подняли еще один тост – за дружбу между Поляками, Украинцами и Русскими.

– Ты думаешь, что такая дружба возможна? - спросил я.

– Конечно, но чтобы это произошло, Россия должна начать меняться.

– Что ты имеешь в виду?

– Может, должна вступить в Евросоюз и в НАТО? Однажды Путин спросил, какие процедуры вступления России в НАТО, но ответа не получил. Очевидно, что Запад нас не хочет. Но самое главное, что мы можем вести диалог на уровне обычных людей. Посмотри на меня и на себя. Ты сторонник Майдана, а я его противник. Несмотря на это, мы можем сидеть за одним столом, и даже при одной бутылке водки, и разговаривать, как культурные люди, без насилия, без угроз, без криков. Диалог – это основа. Отсутствие диалога — это первый шаг в сторону конфликта.

– Ты думаешь, что здесь, в Черногории может начатся конфликт между властями и гражданами из-за НАТО?

– Я думаю, что здесь еще все может случиться. Поверь мне, Черногории далеко до европейских стандартов в таких вопросах, как свобода слова, свобода СМИ, или просто демократия. Мило Джуканович захочет, чтобы Черногория была в НАТО? Черногория будет в НАТО. Люди выходили уже на улицы, и это закончилось кровавыми столкновениями с полицией.

– Возможен ли черногорский Майдан против НАТО?

– Боюсь, что да...

Продолжение следует.

8161

Ещё от автора