Злоба дня

Россия в составе Чечни

Россия в составе Чечни

Блогосфера за прошедшую неделю: не торт Касьянов, не бутерброд Крым, обезумевшие борцы с русофобией и борец с люстрацией Ходорковский.

Давно не говорили правды!

Дмитрий Анатольевич назвал людей, мешающих движению фур, сумасшедшими бандитами. Молодец! Давно так Ротенбергам правду в лицо не говорили.

Усы Пескова

Россия в составе Чечни

Г-ну Путину очень часто вспоминали и вспоминают тот пафосный сортирный призыв, который задал установку на вторую чеченскую войну и определил ее печальный для России исход. Надо отдать Путину должное: оказавшись через несколько лет кровавой войны, затеянной ради его прихода к власти, перед выбором между очень плохим и чудовищным, президент выбрал очень плохое.
Признав свое поражение, он отдал всю власть в Чечне Кадырову с его армией и выплачивает ему контрибуцию бюджетными трансфертами. В ответ Кадыров формально декларирует не столько даже лояльность Кремлю, сколько свою личную унию с Путиным. Чудовищным было бы продолжение войны на уничтожение чеченского этноса — по шамановски, по будановски.
Развязав и проиграв войну на Кавказе, Кремль платит в обмен на показную покорность дань-контрибуцию не только Кадырову, но и криминальным элитам других республик. На нее покупаются дворцы и золотые пистолеты для местных вождей. Деклассированные безработные молодые горцы уходят к воинам Аллаха или мигрируют с Кавказа в русские города. А в депрессивных бирюлевских кварталах уже выросло поколение детей тех, кто абсолютно и навсегда проиграл за двадцатилетие «рыночных» экономических реформ. Ментально между русской молодежью и кавказской, с детства выросшей в условиях жестокой войны, сначала чеченской, а затем общекавказской, — зияющая пропасть.
Молодые москвичи проходят по городу маршами с криками «Хватит кормить Кавказ!», а молодые горцы ведут себя на улицах русских городов демонстративно вызывающе и агрессивно. У них выработалась психология победителей. В их представлении Москва проиграла кавказскую войну и они ведут себя в побежденной столице соответственно. В умах и сердцах Кавказ и Россия стремительно удаляются друг от друга. При этом ни Кремль, ни северокавказские «элиты» не готовы к формальному отделению.
Кремль все еще живет фантомными имперскими иллюзиями об обширных «зонах привилегированных интересов» далеко за пределами России — то о какой то Евразийской орде, пожизненным ханом которой мечтает стать Путин, то о непрерывно расширяющемся за счет соседей «Русском мире», то о сирийских «православных святынях». Местные же царьки, начиная с Кадырова, не хотят отказываться от выплачиваемой им Москвою дани.
Постимперский поход за «Чечню в составе России» жестокой насмешкой рока оборачивается кошмаром «России в составе Чечни». Унизительная для России ситуация лицемерного самообмана не может продолжаться бесконечно. Но выходов из нее в рамках правящей диархии Путин — Кадыров не существует.

Андрей Пионтковский

Русским — мир!

Уверен, что лучшим содержательным ответом оппозиции в России на пропагандистскую концепцию «русского мира», «мира» войны и противостояния с большинством развитых государств планеты с бонусом в виде идеи экономической автаркии, стала бы формулировка «русским — мир», мир, как отсутствие войны и отрытые границы с наиболее благоприятными условиями для ведения экономического хозяйствования внутри и вовне страны.

Антон Громов

Между Сциллой и Харибдой

Россия удивительная страна еще и в том смысле, что твердое следование принципам свободы слова и народовластия рано или поздно превращает тебя в ватника среди демшизы и в демшизу среди ватников.
Бери червя, иди на реку, люби рыбалку.

Дмитрий Бавырин

Накрыло всех

Последствия пропаганды уже не психологические. Они психиатрические. Резкий перепад идеологического давления для многих оказался непосильным.

Экономика РФ 

Утилизация патриотизма

А самое неприятное в тщательной утилизации Кремлем патриотичесмких мифологем заключается в дискредитации, собственно, самого патриотизма — как реального, из области дел, так и эстетического, из области культуры и искусства. Так как истеблишмент (по очевидным причинам) инвестирует гигантские ресурсы в идеологию отождествления России и российской власти, в слияние этих понятий в единое целое («Не любишь Путина — не любишь Родину!»), то волей-неволей рождается и обратный эффект — «Любишь Россию — любишь Путина!». Поэтому сегодня любой, кто даже из самых откровенных побуждений надевает майку с российским триколором или какой-нибудь иронический свитшот с прорусским намеком, автоматически записывает себя в идиоты. Вообще, что касается флага, то дело обстоит совсем плохо — бело-сине-красный служит неизменной декорацией для сотен титушиных митингов — от Москвы до Грозного, с сивыми рожами согнанных бюджетников и охуевшими от щедрых грантов Золотого Копытца охранителями. Патриотизм стал инструментом демонстрации лояльности не стране, но правящей элите, и каждый смекалистый функционер, от Кадырова до Кизякова, в расчете на высочайшее расположение пытается выглядеть большим лоялистом, чем сам король. О георгиевской ленте, взятой на вооружение лугандонскими террористами и бандитами, и говорить не приходится, — эта изгажена на века.
Это чудовищно еще и ввиду реального потенциала русской культуры и эстетики российской государственности — потенциала гигантского. В то время как BBC создает роскошный сериал по «Войне и миру», современное российское патриотическое кино неизменно оборачивается понятным рефреном — «Отдай свои деньги Ротенбергам и Тимченко, а сам крути динамо-машину, дуди в дуду, крымируй, донбассуй, потому что Родину, чувак, надо любить». Что там, один Сталинград — Тема, которую можно ТАК обыграть, что весь мир застонет — но когда вместо реальной конкуренции в вашей киноиндустрии круговая порука с РФ-патриотом Бондарчуком и РФ-патриотом Михалковым, сидящими на бюджетах Минкульта, результат всегда один — дешевое шапкозакидательство, штамповка, халтура, брак. «Предстояние», в котором немецкий летчик пытается испражниться на госпитальный корабль.
Есть такой легендарный американский сериал — The Wire. Его главная прелесть заключается в постепенной раскрываемости глубины и тем — вначале тебе кажется, что это обыкновенная полицейская драма, затем охват увеличивается до масштабов города, затем — страны, все сквозь призму арок многочисленных героев — от джанки-бича до мэра, и в конце концов ты обнаруживаешь себя в центре американской Вселенной — политика, журналистика, экономика, образование, криминал, коррупция. В то время как сериал абсолютно беспощаден к язвам американской реальности, он же влюбляет в США и великую американскую культуру, потому что реальный, продуктивный патриотизм — сложное объемное чувство, и культивируется, облагораживается оно не северокорейскими агитками, но искусством, созданным с участием души и сердца — от футболок до сериалов. И я точно уверен, что русская жизнь — бездонный материал для настоящего национального брендинга. Наверное, именно эта уверенность заставляет меня по ночам сражаться с пустой страницей.

Павел Нестеров

Полный ПАРНАС

Меня тут снова НОДовцем назовут, но я все же напишу про Касьянова. А вернее про его «команду». Свежий твит Касьянова про его большую квартиру в Москве это что? Сознательная диверсия? Кто пишет Касьянову речи? (Кто-то пишет вообще?) Бог с ним, кто ведет ПАРНАСовский твиттер? Ну серьезно, ау, народ, это что такое? Как можно это пропустить в официальный твиттер партии? Да каждый второй, кто увидел это сморщился от презрения. «Да разъебись ты конем, мерседес козлиный».
И я вот давно ждал, пора написать про ПАРНАСовский инстаграм. Оно давно наболело. Я как увижу в ленте, так сердце кровью обливается. Это вообще что? Вот посмотрите на официальные инстаграм-ленты парламентских партий, да даже, прости господи, на НОД. Там сидит условная Катасонова, которая работает по банальным стандартным технологиям, придуманным давным давно. Качественные фотографии с четким таймингом, с интересным описанием, с подсказкой к дискуссии. А что у ПАРНАСа? Да ничего, просто раз в n-ное количество дней кто-то постит в инстаграм ПАРНАСа скопом все новые фотографии с чем-нибудь вроде «Эт мы в офисе работаем немношк, всем рипаст».
Посмотрите как работали люди в команде Обамы на его выборах. Там целый сегмент штаба занимался только соц.сетями, твиттером, фейсбуком, инстаграмом. По сути, Обама вырвал свой результат, привлекая молодых и активных пользователей социальных сетей. Да, я знаю, мы не в Америке. Но это XXI век, это интернет-глобализация. Каждый гражданин от 15 до 30 сейчас пользуется ВКонтактом. Каждый третий активен в инстаграме, каждый пятый — в твиттере. Кто работает с этой аудиторией? Как с ней работают? Ничего выдумывать не надо, велосипеды давно изобретены. Политология — это прикладная наука, у нее есть конкретные приемы, технологии и законы. Почему бы просто не соблюдать их?
Лидеры коалиции нам в очередной раз расскажут, что политтехнологи им не нужны, спичрайтеры им не нужны, пиарщики и SMM-щики им не нужны. Все они, мол, шарлатаны, только деньги выбивают. А потом оказывается, что речи Касьянову не пишет вообще никто, в интернете агитация на уровне «привет, как дела, все ставим классы», а Касьянов сидит в кладовке.
Ну хорошо, удачи. Только сколько раз еще нужно стать «2%», что бы понять очевидные вещи? Политика — это серьезнейшая работа, а работу должны делать профессионалы, а не друзья. Мой друг Михаил — прекрасный человек и верный идейный соратник, но зубы я пойду лечить к дантисту. Штаб технологов не обязательно должен быть сторонниками вашей партии, он просто должен работать.
Кто-нибудь сейчас напишет, конечно, что я НОДовец, что я проплаченный нашист, что я рвусь в штаб ПАРНАСа или что я защищаю своих безыдейных коллег. Пусть пишут что хотят. Но уж, простите, я буду говорить то, что вижу, то что считаю нужным. Политические технологии, для меня — искусство, ремесло, дело моей жизни, которое я обожествляю. И когда я вижу как люди превращают его в грязь, я инстинктивно тянусь рукой к пистолету. Бах-бах!

Данила Столь

Оппозиция мазохистов

Конечно гадкое чувство от всех этих сценок с Касьяновым — то с тортом на голове, то убегающим по коридору, размахивая руками.
Вне всякого сомнения, всю предвыборную дистанцию Мих.Мих. и его окружение пробегут пригнувшись, надевая пиджак на голову, прячась то от чеченских отпускников, то от какой-то совсем уж убогой нодовской сволоты. Путь от унижения к унижению. Все эти месяцы проведут как куклы — безвольные, не владеющие инициативой, не способные этой инициативой в принципе воспользоваться. Как куклы, которых пинают, в которых плюют, и которые умеют только пищать в ответ.
И это же совсем не ново. Весь этот ад, все эти пляски путинюгенда на оппозиционном безволии и трусости мы уже видели. В 2006-2008 годах. Тогда тоже было очередное обострение — то Касьянов собирался в выборах участвовать, то Каспаров. Тогда тоже и куриные яйца летели, и грабли под машины совали тому же Касьянову, и даже фаллоимитаторы с моторчиками запускали. В то время, правда нодовской шелупони не было, была нашистская шелупонь. Оппозиционные лидеры (Касьянов-Лимонов-Каспаров) активно ездили по стране, ну и всюду их поджидали нашисты, дня не проходило без инцидента. Лимонову даже однажды в Питере залепили прямо в рожу пакетом с говном. Ну и вообще нашисты фекальной темой увлекались активно — Яшину насрали на капот машины и т.п.
И вот мы наблюдали за всем этим, и не знали, плакать или смеяться. Также, как и сейчас.
Эта история — вовсе не про «нецивилизованные методы борьбы» — слушайте, ну у власти же диктатура, борьба за будущее страны идет, по-другому тут и не бывает, не дурите людям голову.
Это даже не только про «травлю» — хотя конечно да, и травля тоже.
Это история про утраченную инициативу. Это трагическая и жалкая история о том, как враг сам выбирает, где и как вас ударить, а у вас нет выбора кроме как спотыкаясь ломиться куда-то по коридору под улюлюканье НТВшников — вперед, к политической смерти.
Вы (ок, МЫ) утратили эту инициативу акционизма, инициативу информационного повода. Утратили очень давно.
Вся эта стратегия постоянного беспокоящего огня, постоянные дерзкие атаки — это же был метод русской оппозиции, а не чертовых охранителей. Мы их атаковали, а они ломились от нас, спотыкаясь. Мы сами, своими действиями, своими акциями формулировали газетные заголовки. Мы делали так, что представители власти метались, как курицы с отрубленными головами.
Конечно, речь прежде всего об НБП, да. Но не только нацболы превращали повседневную жизнь российской бюрократии ад — потом наши методы и ребята Удальцова начали копировать, и младолибералы.
В 2003-2004 годах мы просто ни дня не давали спокойной жизни всем им — и федеральным, и региональным властям. Но это не делалось бездумно, только ради того, чтобы попасть в новости. Каждую фигуру тщательно выбирали. Под руководством Александра Вешнякова Центризбирком начал превращать выборы в фарс — на, господин Вешняков, получи порцию майонеза на пиджак. «Единая Россия» во главе с Грызловым строит де-факто однопартийную систему — в Грызлова летят куриные яйца на едросовском «съезде победителей». Коммунисты, жириновцы и либералы легитимизируют заведомо нечестные выборы — тоже получите. Да, в 2003-м и либеральным вождям доставалось, потому что тогда они стремились быть системной оппозицией, остро желали этой системности.
Важна была десакрализация власти, десакрализация Системы. Они хотели с торжественно-пафосными лицами вести Россию к тирании, хотели, чтобы рожи у них были как у ассирийских царей. Но один взмах руки нацбола — и перед народом прыгает кривляющийся, бормочущий глупости идиот в галстуке, а текст разбросанных по залу обличительных листовок цитируют мировые информагенства.
Кстати, Касьянову (еще путинском премьеру) в декабре 2003-го тоже досталось яйцом в ухо — но это была атака не лично против него, но атака против путинизма как такового. Нацболка кинула в него яйцо прямо на избирательном участке. Надо отдать должное, Мих.Мих. в тот момент отреагировал весьма достойно — сказал что-то типа «Это и есть демократия». Нацболку потом все равно упрятали в СИЗО, но менее чем через месяц отпустили — по слухам, в том числе и потому, что Касьянов хотел, чтобы ее отпустили.
Мы и до Путина тоже, разумеется, стремились дотянуться. Конечно, куриными яйцами в него не швыряли, потому что охрана начала бы палить в ответ из пистолетов. Но транспаранты перед его носом растягивали во время публичных выступлений регулярно — начиная с всемирного конгресса прессы в 2006-м, где развернули плакат «Путин — палач Беслана».
Да, такие акции всегда были связаны с огромным риском. Например, когда я швырял куриные яйца в Грызлова на съезде «Единой России» в 2003-м, я не знал, чем это для меня закончится. Все же Грызлов в тот момент был не только главой правящей партии, но и главой МВД. Мне влепили 15 суток, но могла быть и уголовка. Но ведь сейчас риск есть для оппозиционера вообще во всем. Плакат поднял возле здания суда — риск. В Открытую Россию пошел работать — риск. Для «Голоса» волонтер на выборах — риск. Пост в фейсбуке пишешь — риск.
Как нам удалось узнать после тортовой атаки на Касьянова, акт такого «продуктового терроризма» — не уголовное преступление, а всего лишь административное правонарушение. Такова позиция ГУВД Москвы. Но окей, я даже к продуктовым атакам не призываю, раз уж это административное правонарушение. Есть масса иных законных способов вырвать из рук официального Кремля и официального Грозного инициативу. Или ладно, даже не трогаем чеченских чиновников — их охрана реально может из автоматов с перепугу всех покрошить. Но вот сейчас Собянин какую-то там станцию метро открывал, было публичное мероприятие. Сколько гадостей было от мэрии людям за последнее время? И снос ларьков, и «сидите дома в гололед», и парковки, и реформа здравоохранения. Неужели невозможно было подловить его и перед его носом развернуть транспарант с правильным лозунгом, раскидать листовки? Нельзя регулярно, по следам новых косяков власти, делать тоже самое с Мединским, с чинушами из Роскомнадзора, с Колокольцевым, который крышует т.н. «МВД Чеченской республики»? Это все публичные люди, они проводят публичные мероприятия, на которые можно попасть. Про то что можно попасть я говорю, как человек, попадавший на съезды «Единой России», не будучи членом «Единой России». Инструмент таких акций простой, легальный — плакат, листовки. Пока еще законные инструменты политической борьбы в России. Следовало бы навязывать власти свои сценарии, делать так, чтобы у нее менялось в худшую сторону лицо, чтобы власть начинала бэкать-мэкать, чтобы она выглядела жалко.
Нет, может я чего-то не понимаю. Если оппозиция за 10 лет привыкла выглядеть жалко, если она мазохистски не хочет делиться с властью правом выглядеть жалко — давайте пусть она об этом хотя бы объявит

Roman Popkov

Особенности национального урбанизма

Российская урбанистика вся целиком поразительная, но в одном из аспектов особенно — если требуется воткнуть посреди города какую-нибудь омерзительную залупу, объясняется это так: ну мало ли что некрасиво, эстетика понятие относительное, в Париже между прочим тоже много уродства, вот например центр Помпиду, и ничего, никто не умер; значит и вы переживете.
Но как только начальство приказало разъебать бульдозером чего-нибудь общественно полезное, так сразу все такие эстеты немедленно оказываются, что куда деваться, круглосуточный марш зеленых гвоздик — «разве можно представить такое уродство в Париже?»
Во-первых, как мы помним, можно. Еще и не такое. Во-вторых, взять бы весь этот ваш содомский Париж, да в наше православное Гольяново — как справедливо заметила Екатерина Винокурова, у нас тут просто ебанись какой Монмартр и Елисейские поля во всю ширь, один только ТЦ «Альбатрос» пакостил пасторальные пейзажи Щелковской промзоны.
Нет, в принципе обе точки зрения имеют право на существование. И за относительность эстетики, и за ее абсолютизацию. Но граждане, вы уж определитесь, туда или сюда — а то бесит.
Умение жадно вылизывать начальству вне зависимости от его инициатив и обстоятельств, в которых эти инициативы реализуются, оно конечно понятный талант, только ради его практической наработки не обязательно тусоваться на «Стрелке» и называется это вовсе не «урбанизм», а немного иначе.

Станислав Яковлев

Скоро последняя стадия

Три стадии развития патриотизма в России:
патриотический подъем
патриотический угар
тяжкое патриотическое похмелье.
Мы сейчас на второй.

Валерий Соловей

Дутый Кадыров

ВЦИОМ известный ночными новогодними «опросами», теперь публикует новую версию сказок про 146% — Путин с Кадыровым это соправители страны, Кадыров не подчиненный, а русские любят Кадырова за то что не он не любит оппозиционеров и прочат ему большое будущее. Однако, телеканалы кадыровские заявления про оппозицию не транслировали. Поиск по первому каналу к примеру не дает ничего, кроме официальной хроники благостной Чечни и митинга в поддержку Кадырова, в котором нет ни единого упоминания оппозиции, ни одного фото лозунгов против оппозиции и абстрактная фраза Кадырова про то, что какие-то неназванные «шайтаны» против него наговаривают. То есть, для бабушек у телевизора, Кадыров это такой глава экзотической провинции, а никакой не соправитель Путина. А вот для интернет-аудитории и делаются эти вциомы, чтобы мы боялись сами себя. Борьба с Кадыровым на самом деле оппозиции крайне выгодна, тут и бабушки у телевизора предпочтут любого русского оппозиционера чечену.

Сергей Жаворонков

Об истории

В современной истории России было два года, которые определили будущее на много лет — 1917 и 1991. Чтоб понять, куда мы прикатились, оба эти года надо изучать в деталях, день за днем, а некоторые дни — расписывать поминутно. Только так можно понять, почему же все вышло вот так, а не по другому.
К сожалению, у нас и про 17 и про 91 год в головах у людей куча лозунгов, которые они почему-то считают истиной в последней инстанцией и даже своими личными воспоминаниями.
В истории нет злодеев из комиксов, как нет и супергероев. И в 17-м и в 91-м году все участники совершали ошибки, которые потом приводили к новым, ситуация менялась ежедневно и дать однозначную и очень простую оценку кому-то — значит погрешить против истины.
К чему я все это? А вот к чему. В любом случае, это уже давно история. Из нее надо сделать выводы, извлечь уроки, но не пытаться ее игнорировать или требовать все поменять под соусом «лично я такого не помню, значит ничего и не было, подотритесь вашими бумажками».
Кстати, любопытный эффект: когда ты хоть немного помнишь время, о котором спустя много лет читаешь, одно из испытываемых чувств — что на самом деле многие важные вещи ты вовсе и не помнишь, а то, как тебе все казалось откуда-то снизу, совсем не похоже на то, что происходило в высоких кабинетах.
(Это я все про Плохия, все никак не могу дочитать)

Фёдор Крашенинников

Будущая вина Клинтон перед святой Русью

Интересно, а Хиллари Клинтон (ну, к примеру) уже чувствует свою будущую вину за нищету российских пенсионеров и невнимание покупателей к отечественному автопрому? Она понимает, какой объем работы на новом посту ее ждут: ей предстоит лично киркой ломать сотни километров недобитого предшественником асфальта, ей придется выпить очень много Колы, чтобы обмочить ВСЕ подъезды немаленькой страны, ей предстоит разложить миллиарды долларов (напомню, доллару скоро крах) в карманы патриотических чиновников руками других стол же патриотичных граждан (а для камуфляжа Хиллари должна будет одеться в латексный костюм с колорадским узором) — ну и она не должна забывать, что ее РТОМ должны хамить миллионы уборщиц, водителей, электриков, медиков, сотрудников почты и т.д., и т.д. Ее рот и гортань просто могут не выдержать такой антинашей деятельности! Вот пусть она это все взвесит — и лучше займется домашними делами, чем лезть на такие сложные должности!

Евгений Понасенков

Лакмусовая бумажка Крыма

Потому что, к сожалению, там, где начинается украинский вопрос, заканчиваются вот эти деления на либералов, нелибералов, популистов, демократов... Есть немало людей, представляющих националистическое крыло в России, которые считают оккупацию Крыма и войну на востоке Украины преступлением кремлевского режима. Они видят будущее в союзе с Украиной в Европе.
Есть немало людей, называющихся себя либералами, придерживающихся вполне себе либеральных политических взглядов, которые находят тысячу оправданий аннексии Крыма и не готовы признавать это преступлением российской власти.
Я придерживаюсь традиции, которая уходит корнями в российское советское диссидентство. Для меня примером в жизни был Андрей Дмитриевич Сахаров. Поэтому для меня никогда не стоял вопрос, как относиться к агрессии моей страны против соседей. В данном случае, по-моему, все было настолько очевидно, что для меня и моих единомышленников вопрос Крыма в какой-то мере является лакмусовой бумажкой. Потому что он действительно позволяет определить ту категорию людей, которые готовы отстаивать конституционное и международное право независимо от конкретных сиюминутных выгод.

Гарри Каспаров

Безумие борцов с русофобией

Главная беда наших совершенно обезумевших в последнее время борцов с русофобией в том, что они не различают в России народ и государство, а между тем последнее в ходе русской истории являлось в иные эпохи гораздо более злостным мучителем первого, чем любой иноземный завоеватель. Историй, написанных с точки зрения властителей у нас довольно, здесь предлагается история с точки зрения народа, создавшего великую страну, но так и не ставшего её хозяином.

сергей сергеев

Месть мстителей

Дискуссия, развернувшаяся после моего упоминания о политическом иммунитете оппонентам, персонально не совершившим уголовных преступлений, показывает актуальность темы для части моих потенциальных союзников и поэтому нуждается в развернутом изложении.
1. Я планирую играть заметную роль при смене режима и уже сейчас собираю единомышленников для совместной работы. Именно поэтому я излагаю свои взгляды, которые буду проводить в жизнь и отстаивать. Люди должны определиться — с кем они.
2. Важнейшей целью власти считаю обеспечение для людей предсказуемости и безопасности через механизм правового государства. Законы должны быть правовыми, а их исполнение — безусловным.
3. Независимый суд, гарантии прав любого человека являются для меня абсолютной ценностью. Реализацию независимости суда я вижу через право любого подсудимого на коллегию присяжных. Не может быть уголовного наказания без честной, правовой процедуры.
4. Жесткие гарантии прав человека обеспечивают достаточную защиту от преследования по политическим мотивам. Преступать эти гарантии за пределами военных действий (если таковые последуют) я не позволю в той мере, в которой это от меня будет зависеть.
5. Надо различать уголовную ответственность за конкретные преступления и общую политическую ответственность за преступления режима. Общая политическая ответственность президента, премьера и других функционеров (за «Курск», за Беслан, за «Норд-Ост», за Донбасс, за «Боинг» и так далее) не может трансформироваться в уголовную без персональной вины, установленной независимым судом (что совсем не просто реализовать и требует огромных затрат времени и ресурсов).
6. Тотальная люстрация в огромной стране, с высочайшим градусом взаимных претензий, где существенная часть общества работает на нынешний режим на протяжении десятилетий, возможна лишь в результате гражданской войны, которой я рассчитываю избежать.
7. Запрет на профессию для конкретных деятелей режима разного уровня, подозреваемых в совершении уголовных преступлений, возможен, как гуманная замена уголовного преследования, на основании акта амнистии (требует и их согласия). Будущие этические требования к претендентам на госдолжности — тема иного разговора.
8. Общественное достояние, незаконным образом переведенное в частные руки в результате коррупционных сделок, должно быть возвращено в результате судебного разбирательства или на основании акта амнистии. Тотальная конфискация неприемлема, как подрывающая институт частной собственности.
9. Амнистия может быть предметом предварительной договоренности о бескровной смене нынешней власти. Сам судебный процесс над режимом и его ключевыми деятелями, обвиняемыми в уголовных преступлениях, похоже, уже неизбежен.
10. Законы, принятые специально — для избежания ответственности — конкретными лицами в собственных интересах и вопреки общепринятым для демократических стран правовым нормам, несомненно будут признаны ничтожными в ряду аналогичных псевдозаконов.
И наконец. Те, кто имеют такие счеты к нынешнему российскому руководству, что готовы положить свою жизнь ради возмездия, всегда могут попробовать реализовать свои намерения (и до, и после смены власти), а потом — расплатиться за содеянное в независимом суде. Путь, доступный каждому «мстителю». Но не стоит, сидя на диване, подзуживать других класть их жизни в таких целях. Это нечестно.

Михаил Ходорковский

Выгодополучатели массовых страданий

Потребление, против коего здесь так пошло и истерично принято высказываться, это, помимо прочего, антидепрессивный процесс, цивилизационный гешефт интеллекта — интеллекту.
Комфорт — презираемый левацкими снобами — так же бегство от страдания. Разве это плохо? Напротив.
Страдание есть практически легализованная система управления. (Христианство, далее везде).
Всякий бегущий от страдания — становится более свободен. Это очевидно.
Русская церковь, русская литература и «русский» мирЪ — конечно же против. Ибо они выгодополучатели массовых страданий.
Но человек разумный страдать не желает. И прав всегда, когда ему это удаётся. Тем или иным образом, посредством потребления и комфорта в том числе.
Исключением является ситуация, когда страдание провоцирует переход к радикальному мышлению (действию), изменению ситуации. Но на такое 99 процентов человеческой популяции не способны по причине онтологического страха, не дающего им принять реальность как она есть. Не способны, как их не мучь, как не пытай.

Алина Витухновская

Не нужно бояться революции

Я не претендую ни на единственно правильное представление о происходящем, ни на какую бы то ни было роль в потенциальном революционном процессе. Этот текст не является призывом к свержению конституционного строя в Российской Федерации, так как необходимые стране перемены не требуют ни редакции ее Основного закона, ни изменения границ, ни ниспровержения существующей структуры власти. В то же время происходящее сегодня в России выглядит — с чисто научной точки зрения — классическим примером цепляния полуфеодальной бюрократической иерархии за власть в обществе, которое довольно успешно перешло к буржуазным порядкам (см.: Inozemtsev, Vladislav. «Neo-Feudalism Explained» в: The American Interest, 2011, Spring (March—April), Vol. VI, No. 4, pp. 73–80). Это рождает хорошо описанную основоположниками марксизма революционную ситуацию, предшествующую революции политического типа. Революция, которая может быть ею спровоцирована, не предполагает разрушения общественного здания; она воплотится исключительно в замене политического класса. Защитники прежней объединены сейчас не идеологическими соображениями, а банальной жаждой воровства и наживы, и поэтому ни они сами, ни созданные ими «органы безопасности» не будут оказывать серьезного сопротивления. Для нового «белого движения», которое противостояло бы новым революционерам, нужны столетия сословной системы, на которую в сегодняшней России нет даже намека. Соответственно, как это и происходило в ходе многих революций, ее сторонникам придется больше всего удивляться тому, насколько быстрым будет падение режима (примеры 1989–1991 годов учат именно этому).
Поэтому не следует делать вид, что слóва и понятия «революция» не существует. Это столь же проигрышная — и для власти, и для оппозиции — стратегия, как и попытка представить полномасштабный экономический кризис как «отдельные временные трудности». Связку между тем и другим мы все еще обязательно увидим. Хотя, повторю, вряд ли скоро.

Владислав Иноземцев

От «Русской Фабулы»: возможные очепятки, орфография, пунктуация и стилистика авторов сохранены в первозданном виде.

16 377

Читайте также

Злоба дня
Думай, тупица!

Думай, тупица!

Что касается нашего общества, то оно не выступило резко негативно против войны, хотя и не стало ее активно поддерживать. Мои беседы с людьми, прошедшими предыдущие военные конфликты и занимающимися вербовкой россиян в Донбасс, показали, что массовое отношение наших сограждан к этому конфликту можно выразить так: мы не понимаем ее целей и не хотим убивать славян. В результате участия в войне на юго-востоке Украины Россия потерпела чудовищную моральную катастрофу, которая пока не отрефлексирована в массовом сознании, но все же присутствует у людей на уровне ощущений.

Русская Фабула
Злоба дня
Входящие в стойло

Входящие в стойло

РФ не ждёт либеральная или националистическая революция. И даже «ватный бунт» её не ждёт. Все расчёты на рост протестно-революционной активности пропорционально обнищанию населения упускают одно «но»: революции не происходят из-за голода. Более того, голод выступает фактором, тормозящим революции.

Русская Фабула
Злоба дня
Распад системы

Распад системы

Не только политик, но и гражданин — должен осознать, прежде чем, принять решение участвовать в любой форме в этих выборах.
Отличие это заключено в том, что главный политический смысл выборов 2016 года — ЛЕГИТИМИЗИРОВАТЬ ПРИСУТСТВИЕ КРЫМСКИХ ДЕПУТАТОВ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ.
За какую бы партию или одномандатников вы бы не проголосовали — вы участвуете (как в с 1938 году в Германии с Судетами) в легитимизации включения Крыма в состав РФ.

Русская Фабула