Политика

Запад проигравший?

Запад проигравший?

... единственным его печатным произведением было письмо в редакцию одесской газеты, в котором он возмущённо отмежёвывался от неблаговидного однофамильца, оказавшегося впоследствии его родственником, затем — его двойником, и наконец — им самим ...
Владимир Набоков. Дар.

Все иные события последнего времени отходят на второй план по сравнению с то ли началом, то ли неначалом российско-украинской войны. Совершенно понятно, что ответственность за это лежит целиком и полностью на российских представителях власти и лично Владимире Путине. Можно сколько угодно писать про его сумасшествие и ставить ему психиатрические диагнозы. Наверное, кому-то это даёт психологическую разрядку и позволяет легче переживать происходящее. Однако врагу всегда стоит отдавать должное — тут оно заключается в том, что вся крымская, а, шире, восточноукраинская (а ещё глобальней — всеукраинская) ситуация состоит из продуманных шагов, каждый из которых вёл именно к тому пазлу, который сложился сейчас. И какой бы нелогичной и иррациональной ни казалась бы нам конечная цель («вставание с колен», «возрождение евразийской империи»), нельзя не отметить, что шаги были выверены и целенаправленны.

С Путиным, впрочем, читателям всё понятно, а кому ещё не понятно, те, увы, не прочитают эту статью. Однако разразившийся кризис очень много говорит и о западных политиках. Их поведение в данной ситуации показывает нищету западной политики, которая ничего не способна противопоставить государству-агрессору, готовому идти на крайние меры.

Трансляции с заседаний Совбеза ООН, и других организаций, созданных во имя сохранения мира и недопущения военного разрешения конфликтов, демонстрируют нам сборище самых безликих на свете бюрократов, разучившихся принимать какие-либо решения. Полдня они будут обсуждать повестку, ещё полдня — решать, достоин ли включения в оную вопрос «А?». Потом дипломат Бом выразит озабоченность, дипломат Бим выразит согласие с позицией коллеги. Итог, если какой и будет, — «озабоченность» сменится на «крайнюю озабоченность» согласно пункта «Ы» Конвенции об озабоченности. Никаких решений и действий. В таком режиме уже давно функционируют все международные организации, в таких условиях виталии чуркины могут демонстрировать свое красноречие и умело играть на бюрократических противоречиях.

Самый смелый шаг, на который могут отважиться современные западные политиканы, это введение санкций, типа разрекламированного списка Магнитского. Санкции против коррупционеров и связанных с ними уголовников — прекрасная идея. Но на практике она обернётся ограничением прав и свобод нечиновных граждан западных стран, которым запретят вести дела с фигурантами очередного «списка». Сами же фигуранты пострадают меньше всех. То же относится и к экономическим санкциям против стран-агрессоров: диктатор и его приближённые с голоду не умрут, а вот по кошельку простых граждан эмбарго может ударить очень сильно. Хуже того, неизбежная атмосфера ненависти к странам, наложившим эмбарго, может сплотить народ вокруг диктатора. Наглядный пример — Куба.

Глава Госдепа США Джон Керри как о симметричном ответе на крымскую авантюру говорит об отмене выдачи виз всем россиянам без разбора. Чем это принципиально отличается от закона подлецов, когда в ответ на «список Магнитского» российский птичий парламент запретили усыновление сирот гражданами США? Невозможно победить диктатуру, помогая диктатору ограничивать права и свободы граждан его страны.

Мы, либертарианцы, выступаем за запрет агрессивного насилия и готовы признать — и то скрепя сердце — только минимальное государство, чьи функции сведены к внешней обороне, охране частной собственности граждан и уголовному правосудию. Сегодняшние государства Запада некогда прошли такую стадию, но не смогли удержаться на ней, по сути, вернувшись в традиционное для Европы состояние абсолютных монархий (где роль помазанника Божьего играет коллективный бюрократ). Вмешательство в экономику и личную жизнь даже на Западе достигло уже такого уровня, что как раз на оборону и безопасность сил и средств — не хватает. На Базель-3, на глобальный (!) налог на финансовые операции (примечательно, что модный термин global governance уже мало кому кажется безумием), даже на стандартизацию огурцов их хватает, но дать отпор агрессору они категорически неспособны.

Адекватное прочтение современной политической карты мира, на которой нет места идеальным странам и райским государствам, очень важно и для понимания и происходящего в России, и наглой самоуверенности Владимира Путина.

Пока Путин проводит точечные внутренние репрессии и развязывает войну с Украиной, в той же, казалось бы, свободной и почти пряничной Голландии арестовывают и уже больше месяца удерживают в одиночном заключении без суда, не допуская к нему адвокатов, председателя Либертарианской партии Нидерландов Туана Мандерса. Ему инкриминируют соучастие в налоговых махинациях. Но на самом деле это месть голландских силовиков и бюрократов за то, что его лозунг «Налогообложение — это кража» стал слишком популярен среди сограждан. Нет-нет, Россия не так далека от Запада, как принято думать.

Всё это ещё не значит, что непременно начнется война. Но именно на этой западной импотенции умело играют диктаторы типа Владимира Путина.

Люди «в среднем по больнице» одинаковы, и многие западные лидеры с завистью смотрят, как русскому диктатору сходит с рук то, за что любой из них поплатился бы как минимум хлебным местом. Что мешает им быстро «опутинеть» — это наличие более развитых и широкоохватных институтов гражданского общества. Западный большой брат российского большого брата (надеюсь, Оруэлл извинит за каламбур) растёт медленнее и, главным образом, за счёт незаметных, но необратимых экономических интервенций. Рано или поздно наши большие братья, восток и запад, сойдутся, присмотрятся и признают друг в друге разлучённых в детстве близнецов.

Надежды на современных западных политиков, которые вместо нас поставят Путина на место, беспочвенны. Конечно, очень заманчиво въехать в рай на чужом горбу, однако Киев и вся Украина показывают, что только решительные действия самих граждан могут принести результаты.

13 807

Читайте также

Общество
Общественные блага и государство

Общественные блага и государство

Почему вообще какое-то министерство, Владимир Мединский или Михаил Мягков, решают, на какой фильм потратить наши с вами деньги? Не будет лишним в очередной раз обозначить этот момент, пусть он и очевидный: «государственная поддержка», в которой отказали Миндадзе, — это не деньги Мединского.

Артем Северский
Общество
Постгосударственная эпоха

Постгосударственная эпоха

В перспективе государства — негибкие, консервативные, отягощенные бюрократией и кучей всевозможных норм и правил, часто косных и контрпродуктивных — определенно проигрывают распределенным сетевым сообществам и в области научно-технического прогресса, и в области торгово-коммерческой, и в области военно-политической.

Юрий Нестеренко
Фотосет
Конец иллюзиям

Конец иллюзиям

Теперь уже трудно представить себе Путина, вызывающего серьёзные опасения у Западного мира. Сейчас его действия не анализируют или прогнозируют, а откровенно над ними смеются. Это нередко случается со стареющими и теряющими адекватность диктаторами. Путин теперь — герой политических карикатур, причем с определенным имиджем.

Русская Фабула