Конец глобализации?

Ведущие экономисты опасаются роста протекционизма и сворачивания глобализации

Ничто не ново под луной, — в том числе и боязнь нового, страх перед изменениями. Боятся все, — но одни находят в себе силы преодолеть страх, а другие — с наслаждением и криком «ну мы же говорили!!!» предаются ему. Лишь бы не меняться. Лучше сдохнуть.

Процесс продвижения Трансатлантического партнёрства (TTIP) сильно затормозился, Франция заявила о том, что больше не поддерживает его. В похожих выражениях характеризует состояние переговоров вице-канцлер и министр экономики ФРГ Зигмар Габриэль. Многие полагают, что одной из причин послужила обстановка секретности, в которой проходит поиск компромиссов.

Во многих европейских странах отмечается рост антиамериканского ресентимента — при том, что США в беспрецедентной степени снижают внешнеполитическую активность, всё больше отдавая проблемы в различных регионах планеты «на откуп» растущим, как ряска на застойной воде, «региональным державам». Война России против Украины, затеянная Кремлём с целью «принуждения к дружбе» — один из ярких примеров ошибочности такого подхода, а истеричная ненависть к Америке — не менее впечатляющее доказательство того, что «осмотрительность» США никаких положительных последствий не имеет, да и не может иметь, — с точностью до наоборот. На Ближнем Востоке Анкара и Тегеран активно перетягивают канат, играет мускулами Рияд, пытается прыгнуть выше головы амбициозный одышливый Катар. Опасная суета вокруг разваливающейся Сирии, долгое время копившей энергию демографического перехода и наконец выплеснувшей его в том числе и на берега «крепости Европы», тоже никому не добавляет спокойствия.

Повсеместно отмечается рост политической напряжённости и проявления разной степени протекционизма в экономике, и это может означать своего рода «конец глобализации». Многие экономисты указывают, что подобная ситуация складывалась накануне Первой Мировой войны. В этой связи можно предположить, что возможный провал TTIP — вовсе не причина, а следствие обнаружившихся тенденций. «Глобализация, пышно расцветавшая в «нулевых», в последние годы затормозилась», заявляет британский экономист Саймон Эвенетт, профессор Университета Сент-Галлена (Швейцария).

Причинами происходящего Эвенетт считает политическую нестабильность и множащиеся протекционистские меры, которыми различные страны кратковременно укрепляют позиции «родных» экономических субъектов: открытые и косвенные субсидии, экспортные пошлины и барьеры на пути свободного передвижения квалифицированных специалистов. С начала финансового кризиса 2008 г. не прошло буквально ни дня, чтобы какая-нибудь страна не предпринимала каких-нибудь мер, чтобы защитить своих и усложнить деятельность зарубежных компаний, утверждает он.

Всё это очень напоминает ситуацию, сложившуюся в 1913 году, считает Эвенетт. Именно накануне Первой Мировой войны фактически завершилась первая стадия глобализации, — точнее говоря, Первая Мировая прервала этот процесс. Параллели, возникающие в этой связи, не могут не настораживать, говорит другой специалист, руководитель Мюнхенского центра исследования внешнеэкономических связей Габриэль Фельбермайер.

К похожим выводам склоняется известный американский экономист Ягдиш Бхагвати, профессор экономики Колумбийского университета. По его мнению, проект TTIP обречён на провал, вокруг него слишком много тайн и спекуляций, с одной стороны, с другой — попытка за один раз, одним соглашением, решить столь многочисленные и многоплановые разногласия невероятно сложно.

«Это были первые переговоры такого рода и такого масштаба, и я даже не представлял себе, о чём они пытаются договориться», негодует Бхагвати. Кроме того, подготовительная работа проводилась «посредственными переговорщиками», которые к тому же позволили себе поддаться влиянию многочисленных лоббистов, и это характерно в первую очередь для американской стороны, что весьма, к сожалению, симптоматично, считает он.

Политические деятели и ведущие предприниматели очень много говорят о свободе торговли, но реальность, к сожалению, развивается в противоположном направлении, указывает Эвенетт. Многие усилия заключить грандиозные экономические соглашения провалились, считает он, и кроме Швеции и нескольких других стран, мало кто в Европе ведёт себя так, как следовало бы в интересах дальнейшего развития глобального рынка.

Странным образом Эвенетт не упоминает такого эпохального события, как заключение соглашения о Транстихоокеанском партнёрстве — как раз впечатляющий пример успешного продвижения глобальной экономической парадигмы. TTIP «наступал на пятки» этому договору и должен был стать его естественным продолжением. Не следует поддаваться панике и считать TTIP окончательно провалившимся. Конечно, угроза новой мировой войны может отодвинуть эту перспективу в далёкое и весьма туманное будущее. И угроза эта — отнюдь не фантазия.

В мире пугающим образом растёт число людей, желающих невозбранно наслаждаться одними плодами глобализации — такими, как низкие (и продолжающие постоянно снижаться!) цены на товары и услуги, развитие технологий и возросшая продолжительность жизни, но яростно отрицающих неизбежные последствия — риски, связанные с увеличением миграций и необходимостью постоянно повышать собственную квалификацию, вероятность исчезновения родов занятий, потребность несколько раз менять профессию, индивидуализм и конкуренцию, разрушение «традиционного» образа бытия и экономической активности. Очевидно, что такие настроения влияют на политический класс и вызывают на историческую сцену силы, стремящиеся соответствовать этим «народным чаяниям», силы, вполне способные ввергнуть планету в инферно новой мировой войны. В эпоху пресловутого восстания масс, когда демократия занимает главенствующее место в ряду политических технологий, недооценивать влияние таких настроений смертельно опасно. В этой связи на первое место выходит настоятельная необходимость развития человеческого потенциала, просвещения и качественного образования — прежде всего гуманитарного, образования, дающего свободное от иллюзий понимание законов действия и взаимодействия людей и обществ, образования, дающего навык качественного анализа на основе широкого спектра источников информации и умения синтезировать решения, а также готовность — и способность — нести за них ответственность. Следует хорошо помнить, что две предыдущие мировые войны и вызванное ими разделение мира на противоборствующие лагеря стоило человечеству более двухсот миллионов жизней, и самую страшную цену заплатили как раз наиболее развитые в технологическом, научном и экономическом отношении страны, в первую очередь, европейские. Причиной этого тотального ужаса был именно разрыв между технологической революционностью и гуманитарной реакционностью, разница потенциалов, возникшая на образовавшихся полюсах, а не какая-то особенная «дикость» или «бесчеловечность» европейцев, о которой так любят нынче порассуждать традиционалисты со щами в бороде, выдающие за «передовое гуманитарное знание» свои влажные грёзы о покорных рабах с ампутированной совестью и безропотных рабынях с отрезанным клитором.

In dubio pro libertate — в случае сомнений выбирайте свободу. Свободу от заблуждений — прежде всего. Не ошибётесь, как в прошлые разы.

3685

Ещё от автора