Вятичи значили потомков лучших

В придумывании региональных брендов и названий для населения «средней полосы Руси» очень увлеклись в последнее время разными экзотами: меряне, залешане, даже какие-то буртасы и т.д. И как-то совершенно выпал из внимания огромный славянский этноним, составлявший до середины 12 столетия главную массу населения нынешних Подмосковья, Рязанской, Тульской, Калужской, Брянской, Орловской, Липецкой областей – Вятичи.

Вятичи дольше всех славян сопротивлялись колонизации и христианизации со стороны Киевской (Днепровской) Руси. Их могучую государственность наравне с Киевской и Черниговской описывают персидские и арабские географы ещё в 8-9 веках. Но этот народ, вместе с из языком, самобытной религией, культурой, гражданственностью и государственностью, был стёрт с лица земли мощной агрессией днепровской Руси к концу 12 столетия.

Невольно напрашиваются аналогии с судьбой восточных саксов, почти полностью истреблённых и частично колонизированных франками (разноплеменной христианской государственной организацией) в конце 8 - начале 9 вв., полабских и поморских славян, завоёванных и ассимилированных германцами в течение 10-12 вв., пруссов, истреблённых теми же немцами в 13-16 вв.

Но это не значит, что их имена, их история, их верования, их язык, их культура должны быть преданы забвению как якобы «унтерменшей», не выдержавших столкновения с более «развитыми расами», либо «язычников», чья якобы «закономерная участь» состояла в том, чтобы покориться «вселенской христовой вере».

Взгляните на эти простые красивые великорусские лица, выполненные по точным антропологическим реконструкциям вятичек 10-12 вв. Сколько наших женщин и девушек похожи на них как родные сёстры, а ещё больше желало бы быть похожими на них! Сколько их генов и генов их братьев влилось в то, что позднее стало называться русским народом! Как-никак, названные вятичские области – сердце того, что принято называть Центральной Россией. Это коренная, природная Русь, Великоруссия.

Уступив свою территорию завоевателям (близким по языку, но всё-таки пришлым, днепровским и волховским чужеземцам – в те времена племенное родство значило на порядки больше, чем теперь), приняв иную веры и государственность – русскую – вятичи не могли не придать ей в известных смыслах своё содержание. Это и физический облик, который чаще всего связывается с именем «русская внешность», это и любовь не к глухим чащобам и не к открытым степям, а к тем ландшафтам, где обычно селились вятичи – негустым лиственным лесам и небольшим полям с мягкими лесными опушками. Это и нелюбовь к большим городам: напомню, что Москва возникла как крепость киевского князя Юрия Долгорукого как раз для слежки за областью ещё непокорённых вятичей.

В вятичах – исконных славянских обитателях коренной России – возможно, ещё сохранился тот национальный стиль, по которому можно было бы судить об этой земле в будущем, если бы не тяга дружинно-сословной верхушки всех славянских племён к построению под властью днепровского Киева, а затем залесского Владимира той государственной махины, которая тяжким гнётом легла на шестьсот лет жизни всех русских племён, основательно искалечив их историю.

Самоназвание вятичей, скорее всего, восходит к общеславянскому вят, означавшему лучшее. Ср. у новгородцев: вятшие мужи – лучшие мужи (обладавшие всей полнотой гражданских и политических прав). Следовательно, вятичи – потомки лучших. Прочие этимологии, встречающиеся в истории, не выглядят настолько убедительно. Например, составитель «Повести временных лет» связал названия соседних племён радичимичей и вятичей с именами их мифических прародителей, вышедших якобы от каких-то «ляхов». Но никакие Вятко и Радим у поляков нам неизвестны. Равно как и не зафиксированы археологические следы массового переселения славян в 8-9 вв. из Повисленья на Десну и Верхнее Поочье.

Археолог В.В. Седов пытался поставить имя вятичей в связь с предполагавшимся им самоназванием нераспавшейся части индоевропейской общности – венеды/венеты. Но само наличие такого названия у данной общности является сугубо предположительным. Хотя гипотеза Седова не отрицает нашу напрямую. Ведь и в самом деле этноним вятичи-вентичи мог быть сохранён предками вятичей в воспоминание об этой далёкой эпохе, и в нём содержалась семантика представления о самих себе как о выдающемся народе среди прочих славян и ариев.

Не мог ли быть связан с архетипом древней независимости внезапно возникший феномен Локотской партизанской республики 1942-1943 годов, не подчинявшейся ни красным, ни немецким властям? Она ведь существовала в точности на древних вятических землях (не на всех, далеко, правда)!

Таким образом, есть ли у русского, у которого есть вятические корни (а они есть практически у любого, считающего себя русским – достаточно посмотреть на представленные здесь портреты предков), смысл и дальше тянуть, что он «растворен в массе русского, а то и многонационального российского народа»? Не пора ли, особенно коренным жителям Центральной Руси, скептически взглянуть на привычные им эпитеты «москвичей» и «россиян» и гордо вспомнить своё происхождение от вятичей?!

7374

Ещё от автора