Культура

Блеск и нищета пропаганды

Блеск и нищета пропаганды
Супергерои Большого Брата.

«Воспитывать — значит вырабатывать невосприимчивость к телевидению».

Маршалл Маклюэн

Тема Большого брата возродилась в качестве точки публичной дискуссии в 2013 году с новой силой после того, как к делам Мэннинга и Ассанжа добавились кейсы Эдварда Сноудена и Silk Road. Медиабитву вокруг этих дел сторонники большого государства, которое наблюдает за своими гражданами, в основном проиграли, и, несмотря на неоднозначное поведение того же Джулиана Ассанжа, общественное мнение, скорее, на стороне разоблачителей. В мире социальных сетей и интернета вообще достаточно тяжело защищать позицию государства-шпиона.

Это понимают и те, для кого шпионаж за согражданами — профессиональная обязанность. Они понимают, что общественное мнение необходимо холить и лелеять, чтобы даже такую пилюлю, как слежка правительства за собственными гражданами, оно проглотило, не поморщившись. Ничто так не годится для пропаганды, как масскульт. Главное, без лобовых наскоков и кондового треша в духе старых советских «шедевров», которые демонстрировались в кинотеатрах перед сеансами. Талантливо сделанный пропагандистский продукт, минуя все уровни защиты и отключая критику, бьёт точно в цель. В смысле обработки общественного мнения, которое можно склонить в нужную сторону, американские сериалы, безусловно, дадут 100 очков вперёд кому угодно.

Новый сериальный сезон очень кстати подкидывает пример такого адвоката дьявола, шоу, сюжет и «положительные» герои которого призваны оправдать нарушение государством прав и свобод и тотальную слежку за гражданами. Это сериал от прославленной комиксовой компании «Marvel» — Marvel’s Agents of S.H.I.E.L.D Marvel’s Agents of S.H.I.E.L.D («Агенты „Щ.И.Т.“»). Суперсекретная (авторы сценария расстреляны за разглашение) международная (ZOG трепещет) организация людей со сверхспособностями (куда ж без этого?) стоит на защите безопасности ни о чём не подозревающего человечества и действует по всему миру. Добрая машина Щ.И.Т запросто шпионит за гражданами всего мира. Враги — традиционный комплект страшных преступников и террористов. Общий посыл всего сериала, словами одного из перекованных Щ.И.Т.’ом хакеров-врагов из организации «Волна» — «Большой брат не всегда страшен, иногда он заботится о нас». Читай: «Даёшь безопасность в обмен на свободу!».

Сериал коммерчески успешен. Талантливо сделанная пропаганда позволяет большому правительству отбелить свой образ не хуже тёти Аси. По счастью, это далеко не единственный на американском ТВ сериал, поднимающий тему спецслужб и вмешательства правительства в личную жизнь. Тема довольно популярная.

Совсем другой стороной американские спецслужбы и, в частности, ЦРУ поворачиваются к нам в одном из самых популярных сериалов последних трёх телесезонов — Homeland (в русском прокате — «Чужой среди своих»). В отличие от шаблонного комикса о добром и хорошем старшем брате, который заботится обо всех и вся во всём мире, этот сериал поднимает сложные этические вопросы. Главная интрига сериала — в саморефлексии двух центральных персонажей: агента ЦРУ с биполярным расстройством и бывшего морского пехотинца, перешедшего на сторону террористов после пятилетнего плена.

Преимущество «Homeland» пред обычной пропагандой в том, что он как минимум предлагает не воспринимать методы военных интервенций как саму собой разумеющуюся данность. Зритель способен самостоятельно заключить, что именно военная политика США позволяет террористам находить моральное оправдание своим преступлениям, и задаться вопросами вроде «если вице-президент США отдаёт приказ об уничтожении школы с детьми в Афганистане, то какова принципиальная разница между ним и главарём террористов?».

«Homeland» — размышление на тему «свобода и(ли) безопасность». Нам не пытаются всучить простых ответов для простых пацанов. Вместо них показывают, что любой выбор чреват непредвиденными последствиями для выбирающего. За это создателям сериала спасибо. Кстати, «Homeland» придётся по душе и тем, кого увлекает сюжет о противостоянии «ястребов» и сторонников интеллектуального подхода к разведке. Здесь также, в отличие от продукта «Марвел», нам не преподносят пропагандистских штампов и простых ответов. В целом, «Homeland» вряд ли может сравниться по мощности пропагандистского заряда с тем же «Щ.И.Т.’ом» — сила пропаганды, в целом, обратно пропорциональна художественным достоинствам.

Российская же индустрия сериала находится в таком плачевном состоянии, что не может предложить хорошей пропагандистской картинки и порождает, максимум, мемы для обсуждении в сети. К чести наших разнообразных «Глухарей», «Висяков» и прочих «Ментов» надо заметить, что подобная продукция никак не сказывается на уровне народного недоверия к среднестатистическим держимордам, которое стабильно доминирует в России.

Мы не в Советском Союзе. Современная государственная пропаганда — это не карикатура Кукрыниксов в нужном разделе правильной газеты и не Первомай с портвейном. В сплошном потоке современной массовой культуры подчас невозможно отделить пользительное действие на умы граждан от успешной коммерческой составляющей.

Лично я уверен, что марвеловский комикс не проплачен никакими спецслужбами и сделан на частные деньги людьми, имеющими свои убеждения. Не стоит также демонизировать действие пропаганды и бояться ее, просмотр марвеловского сериала не сделает вас автоматически сторонником системы PRISM и большого государства (предположим, что вы, всё-таки, сторонник государства ограниченного). Что и как могут противопоставить этатистскому соблазну сторонники ограниченного государства? — Качественный продукт, продвигаемый рыночными методами, чтобы вытеснить «маловысокохудожественного» большого брата из коммерчески выгодной ниши. Все просто, только рынок. А пока можно смотреть марвеловский комикс с антропологическим интересом, делая ставки, к какой именно серии сценаристы догадаются заставить американских «чаепитников» оплачивать услуги террористов через биткоин.

12 014
Свобода

Читайте также

Злоба дня
Телефашизм

Телефашизм

Тема злоупотребления телепропагандой — это отдельная очень большая тема. Это инновационное преступление, которое ещё предстоит квалифицировать. Заметили, что украинские войска, когда освобождают населенный пункт, то первым делом берут телевышку, причём иногда любой ценой? Происходит это потому, что 95% людей верят всему, что они видят и слышат по ТВ. ТВ-пропаганда — это настоящее оружие массового поражения.

Кот Котофеевич
Политика
Когда ошибается родина

Когда ошибается родина

Мы живём во втором десятилетии XXI века, и удивляться тому, что государства следят за своими гражданами и негражданами, как-то не очень разумно. Такое удивление, да ещё искреннее, простительно какому-нибудь путешественнику во времени из благословенного XIX века. Наш современник обязан понимать, что сползание к тоталитаризму на закате эгалитарной эпохи, отягощённой бурной информационной революцией — столь же закономерное, сколь неизбежное зло, и думать надо над тем, как смягчить его последствия, а не тратить нервы на возмущение понапрасну.

Вадим Давыдов
Общество
В PRISM-е внимания

В PRISM-е внимания

Мы привыкли к тому, что многие «борцы за свободный интернет» — это сумасшедшая левотня или международные жулики. Демагог Ассанж, аферист Ким Дотком, какие-нибудь торговцы детской порнографией из дебрей сети TOR. Но Эдвард Сноуден не из этого списка.

Михаил Пожарский