Федерация

Великая победа над здравым смыслом

Великая победа над здравым смыслом

В предпоследний день ушедшего года (кстати, очередную годовщину создания СССР)
был официально опубликован федеральный закон № 433, который уже получил
известность как «закон о сепаратизме».

К символическим датам мы еще вернемся, а пока лишь вкратце напомним его содержание.

Итак, этим законом криминализованы «публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации». Какое именно «осуществление» и каких именно «действий» — из этого казуистического многословия неясно, но по опыту российской юридической системы можно догадаться, что толкование здесь может быть сколь угодно расширительным.

Под «публичными призывами» также можно понимать что угодно — хоть обсуждение
на литературной вечеринке сорокинской «Теллурии». Однако интернет уже официально
признан «отягчающим обстоятельством» — высказывания на эту тему в каких-нибудь
соцсетях наказываются строже. А поскольку дискуссии последних лет более-менее свободно идут только в интернете, теперь всем юзерам, посмевшим усомниться в вечности границ 1991 года, светит «пятерочка».

И это еще сравнительно «мягкий» вариант, предложенный фракцией КПРФ. В ноябре
группа депутатов от ЕР и СР требовала сделать подсудными не только «призывы к
сепаратизму», но даже симпатии и сомнения, и сажать за них на гулаговские 20 лет.

В чем же причины этой истерики? Разве в каких-то российских регионах появились сколь
бы то ни было заметные сепаратистские движения, хотя бы отдаленно напоминающие
шотландские, каталонские, квебекские? Ничего подобного нет нигде — региональные
партии, которые могли бы избираться в местные парламенты, запрещены еще с начала
нулевых годов. Есть лишь неформальные сетевые сообщества краеведческого толка,
не обладающие никакими политическими инструментами. И закон этот ударит прежде
всего по ним, обнажив антиутопическую суть российской политсистемы, которая борется
с «мыслепреступлениями».

Если бы подобный закон существовал в Великобритании — там бы не то, что не позволили шотландцам проводить референдум о независимости, но и вся Шотландская национальная партия наверняка сидела бы по тюрьмам, обвиненная в покушении на «единство нашей тысячелетней державы». Впрочем, лондонские лорды однажды уже принимали такой закон — против «американских сепаратистов», но чем дело кончилось, известно...

Испанские власти пока опасаются аналогичного референдума в Каталонии и всячески
тянут время. Но все же и мадридский двор прекрасно понимает: попробуй они принять
закон о том, что мирные призывы к региональному самоопределению подсудны — и
каталонские миллионные демонстрации немедленно перерастут в революцию!

Почему же российское общество так легко проглатывает очередные законы, запрещающие этому самому обществу свободу мысли и слова? С региональных политиков здесь спрос невелик — да и вообще, в процессе тотальной «вертикализации», свободно избранных политиков в регионах уже почти не осталось, повсюду одинаковые назначенцы. Социально активные сообщества в различных республиках и областях, не имея возможности самостоятельной политической институционализации, либо уходят в постполитические измерения, либо превращаются в филиалы тех или иных федеральных партий.

Однако удивительнее всего, что даже для тех московских политиков, которые считают
себя «лидерами федеральной оппозиции», официозная мантра о «государственной
целостности» оказывается сверхценностью. Впечатляющую коллекцию их высказываний
с опасениями «развала страны» давно уже собрал Даниил Коцюбинский.

Поэтому «антисепаратистского» закона «либеральным имперцам» бояться нечего. Они же все такие патриоты, святее Путина! Однако самим принятием этого закона, обещающего новый виток репрессий уже после декабрьской «оттепели», власть наглядно показала, где таится ее кащеева игла...

Хотя этот самый «распад» в реальности уже произошел — и именно усилиями власти. В нормальных федерациях показателем единства страны являются прямые межрегиональные связи — но в сегодняшней России их практически нет, все экономические потоки жестко централизованы. Контраст между «столицей» и «провинцией» уже давно напоминает разные страны. Из-за неуклонно растущей дороговизны перевозок население различных регионов все более замыкается в себе. При этом власть готова наказывать за словесные «призывы», но ее собственные реальные действия — по передаче другим странам амурских островов или куска Баренцева моря — разумеется, под этот закон не подпадают.

Кстати, если рассуждать логически, то «нарушением территориальной целостности»
является не только сепаратизм, но и наоборот — имперская экспансия. Как быть с
фактическим приращением российских территорий за счет Южной Осетии и Абхазии,
жителям которых массово раздавали российские паспорта, а теперь туда уходят миллиарды из карманов российских налогоплательщиков?

Но в целом в этом законе, направленном против регионалистских движений в России,
заключена очевидная подмена понятий. Регионалисты выступают не против целостности — но за пересмотр принципов этой целостности. Если Россия станет нормальной современной федерацией, по модели США и ФРГ, где местная власть свободно избирается, основные налоги остаются в самих регионах, развивается их культурное своеобразие и т.д. — никакие «призывы к нарушению территориальной целостности» эффекта не принесут. Ну, может быть, останутся на уровне экзотических брендов — как у сепаратистов Техаса, Каскадии и Аляски.

Однако, когда «территориальная целостность» в какой-то стране становится самоцелью,
и под этим лозунгом регионы лишаются всякого самоуправления, ресурсы и налоги из них выводятся, региональная культура подавляется — сепаратистские настроения там неизбежны. Можно, конечно, осудить и посадить интеллигентов-краеведов — но на смену им придут радикалы. Так бывает во всех империях. А в России ныне пытаются юридическим законом отменить исторический.

Так что прежде чем бороться с какими-то «призывами», пусть сначала сама власть
определится — федерацией является нынешняя страна или империей?

Впрочем, последние события наглядно показывают — Россия, номинально называющая
себя «федерацией», стремительно утрачивает всякие черты федерализма и проваливается в имперскую реставрацию, с неизбежным в этом случае засильем мракобесной риторики. Ненависть к Европе объясняется очень просто — империя может удерживаться только на противостоянии ей. По существу, Российская империя на этом строилась всегда — хотя ее элита лично для себя делала исключение. Многих сегодня возмущает лицемерие чиновников, громко призывающих к патриотизму, но покупающих жилье в Европе и отправляющих туда своих детей. Да полноте, это давняя традиция — Гоголь, Тютчев, Достоевский, Тургенев и т.д. также предпочитали жить в «ненавистной» Европе, призывая оттуда любить Россию.

Сегодня эта шизофрения усугубляется тем, что российская элита считает себя еще и полноправной наследницей СССР. Правда, в ходе какой-то непонятной геополитической
катастрофы он распался и пришлось отступить в границы РСФСР. Нынешняя истерическая борьба за «территориальную целостность» объясняется именно этим — раз уж «большую» империю просрали, ее самый крупный осколок теперь надо удержать во что бы то ни стало. Иначе — рухнут все имперские смыслы, свободные регионы начнут самостоятельно устанавливать отношения между собой и с окружающим миром, а Кремль превратится в аналог Колизея... Поэтому нерушимость искусственных большевицких границ РСФСР для властей — сакральная ценность № 1, поважнее даже моспатриархийных разборок. Хотя она неизбежно влечет за собой этноментальную трансформацию русского народа — близкая, славянская, но уже зарубежная Украина начинает казаться «врагом», а кавказские абреки — «братьями», потому что они «такие же граждане РФ».

Весьма символично, что закон по борьбе с сепаратизмом вступает в силу с 9 мая 2014
года. В этом абсурде тоже можно увидеть логику — власть тем самым приравнивает
всех нарушителей этого закона к фашистам. Однако тем самым она сама окончательно
профанирует свой главный патриотический праздник. Отныне эта «великая победа» будет прочно ассоциироваться не с освобождением, но напротив — с удушением свободы слова.

Кстати, в новогоднюю ночь на киевском Майдане мне напомнили один бородатый, но ничуть не потерявший актуальности анекдот — о том, кто на самом деле победил во Второй мировой войне:

— За що воював Вермахт?
— За Третій Рейх.
— Третій Рейх є?
— Нема.
— За що воювала Червона Армія?
— За СРСР.
— СРСР є?
— Нема.
— За що воювала УПА?
— За незалежну Україну.
— Незалежна Україна є?
— Є.
— Отож...

11 316
Вадим Штепа
Понравилась статья? Поддержите Руфабулу!

Читайте также

Федерация
Федерация как идея выживания России

Федерация как идея выживания России

Все сегодняшние разговоры о перспективах развития страны вертятся, как правило, в рамках одной парадигмы — видения России как унитарного государства, — великой державы, желательно в виде обновленного СССР или хотя бы в виде Евразийского союза. Так думают не только сторонники нынешней власти, но и ее противники.

Ирина Павлова
Федерация
Какая федерация нам нужна?

Какая федерация нам нужна?

7 июня этого года фондом «Либеральная Миссия» на базе Высшей школы экономики была проведена межрегиональная конференция с участием оппозиционных политиков и гражданских активистов, продвигающих региональный анти-имперский дискурс в российском информационном поле. В ходе дискуссии дать свои ответы на вопрос, вынесенный в название конференции «Какая федерация нам нужна?», предстояло гостям из различных уголков России.

Максим Лисицкий
Политика
О праве наций на самоопределение

О праве наций на самоопределение

Чаще всего в рассуждениях на эту тему приходится слышать о неком неразрешимом противоречии между двумя фундаментальными принципами: собственно правом наций на самоопределение и принципом нерушимости границ. На самом деле это чепуха, ибо никакого принципа нерушимости границ не существует и не может существовать.

Юрий Нестеренко