Общество

Революция против ее консервации

Революция против ее консервации
Саморазрушение коммунизма

Вчера календарь напомнил про 90-ю годовщину со дня смерти Ленина. Сейчас нет смысла давать ему какие-то идеологические оценки. С тем, что он все же был знаковой исторической фигурой, согласны его сторонники и противники. Но речь пойдет о том, как этой знаковостью пытаются затормозить историю и что из этого выходит...

Однажды я уже писал, что в Ленине странным образом сочетались революционная утопия и антиутопическая диктатура. Но даже в диктаторский период, уже после взятия власти, он категорически выступал против культа своей личности. Пожалуй, это единственное, что в нем еще оставалось революционным. Революция поглощает человека целиком.

В 1918 году Ленин вызвал своего секретаря Бонч-Бруевича и заявил:

Это что такое? Как же вы могли допустить? Смотрите, что пишут в газетах? Читать стыдно. Все преувеличивают, называют меня гением, каким-то особым человеком, а вот здесь какая-то мистика... Коллективно хотят, требуют, желают, чтобы я был здоров... Так, чего доброго, доберутся до молебнов за мое здоровье... Ведь это ужасно! И откуда это? Всю жизнь мы идейно боролись против возвеличивания личности отдельного человека, давно порешили с вопросом героев, а тут вдруг опять возвеличивание личности! Это никуда не годится. Я такой же, как и все.

Однако после его смерти советская идеологическая машина приступила к буквальному обожествлению облика «вождя». Это и было окончательным предательством революции, которую отныне сделали разновидностью религиозного консерватизма. Невероятное множество портретов и памятников Ленину напрямую отсылали к иконографии. Праздничные шествия с этими портретами откровенно напоминали крестные ходы, а повсеместные «ленинские уголки» — «красные углы» русских изб, где размещались иконы. Ну и, разумеется, мумия Ленина в мавзолее — это прямое преемствование традиции «нетленных мощей». Любопытно, кстати, что один из конструкторов этого культа Луначарский в молодости принадлежал к движению «богостроителей».

Особенный размах культ Ленина обретает с 1930-х годов, параллельно становлению культа Сталина. Сталин выступал здесь как верный и единственный «бог-сын» великого «бога-отца» Ленина, ну а нераздельные Маркс и Энгельс присутствовали как исторический «святой дух». Кстати, разрушив этот советский римейк христианской троицы, исключив из нее Сталина, Хрущев тем самым подорвал религиозную матрицу коммунизма, несмотря на свои громкие заклинания о нем...

Недавно Владимир Голышев, как и свойственно проницательному драматургу, высказал парадоксальное прозрение:

Владимир Ильич Ульянов (Ленин) был бы в диком восторге от крушения гранитного истукана в Киеве. 100%. Потому что этот истукан (как и прочие, поставленные Сталиным истуканы) — символ того, что он ненавидел.

И действительно, это была невероятная ирония истории — киевляне сносили ленинский истукан с криками «Революция!». Революция в этот момент воскресла в чистом виде.

Кстати, в своей знаменитой работе «О национальной гордости великороссов» Ленин поддерживал свободу Украины, а тех, кто стремится ее удушить, называл холуями и рабами. Но затем, после прихода к власти, увы, сам оказался рабом имперских предрассудков. Поэтому закрепляющий эти предрассудки истукан, конечно, необходимо было снести — во имя продолжения революции.

Революция в истории неизбежно возвращается — пусть и с другими идеями. Кстати, на западе Украины также стоит множество памятников Степану Бандере. Но если они также останутся лишь памятниками для поклонения, без ежедневного воплощения и развития его революционных идей — есть опасения, что их ждет похожая историческая участь...

Вообще, в нынешнем майдановском требовании «единого лидера» уже есть что-то контрреволюционное, российско-монархическое. В Запорожской Сечи, как известно, было народное самоуправление и множество гетманов, без культа кого-то одного из них.

В этом инстинкте поклонения кумиру проявляется религиозное (под)сознание. Хотя настоящая религия — это тоже революция. Можно по-разному относиться к христианству и дьякону Кураеву, но его оценка истерии вокруг «даров волхвов» выглядит вполне соответствующей базовым принципам этой религии (и напротив — наглядно вскрывает, насколько нынешние православные верят в собственные ритуалы):

Христос в сердцах людей рождается каждый день, а не только там, в далеком прошлом. Главная святыня христианина находится рядом — в алтаре каждого нашего храма стоит чаша с Телом и Кровью Христа. Так зачем кланяться золоту древних персов, если сам Христос с тобой?

Пока в России доминирует поклонение «памяти о прошлом» — никаких изменений в настоящем здесь ждать невозможно. Это касается и советских памятников и топонимики, которыми переполнены российские города. Во многом именно поэтому менталитет их населения остается уныло-советским. А совкам свойственно бояться полноценной городской модернизации и яростно защищать «нашу историю», сколь бы рабской она ни была...

Недавно в столице Карелии возникла дискуссия о ликвидации однотипного памятника большевику Кирову. Кстати, к истории республики эта фигура имеет довольно зловещее отношение — он был одним из строителей лагерей Беломорканала.

Причем никто не предлагал действовать в радикально-киевской манере. Этот памятник, наряду с другой монументальной пропагандой советской эпохи, предлагалось цивилизованно перенести в пригородный музей, наподобие литовского Грутас-парка. Вход в него для коммунистов даже можно было бы сделать бесплатным. А для особых фанатов даже можно построить несколько гулаговских бараков — пусть там и живут в вечном поклонении своим религиозным кумирам...

Однако, как выяснилось, новоизбранные беспартийные власти города реализовать этот проект не в силах. Оказывается, все эти советские идолы (Киров, Ленин, Маркс с Энгельсом) являются «объектами культурного наследия федерального значения». Вот такая в России «федерация» — ее субъекты абсолютно бесправны в определении облика собственных городов...

Особенно обрадовались этому обстоятельству коммунисты. Их святыням пока ничего не угрожает. Вообще, это очень специфическое движение сегодня. В отличие от своих исторических вождей вековой давности, грезивших о «светлом будущем», нынешние коммунисты поглощены лишь защитой «славного прошлого». Живой революционер Ленин наверняка бы разогнал этих реакционеров!

Но пока они его самого превратили в памятник — и несколько раз в год отмечают Праздник Каблука.

(Фото Михаила Олыкайнена)

Когда-то финские оккупанты совершили чудовищное кощунство — опустили Каблук на землю:

Это неслыханно оскорбило чувства подкаблучников! Оккупантов пришлось прогнать и восстановить священный ритуал ежегодного восхождения к Каблуку...

9 892
Вадим Штепа

Читайте также

Общество
«Русская идея» как зеркало большевизма

«Русская идея» как зеркало большевизма

После революции разные апологеты «русской идеи» получили удобный повод развести по разные стороны баррикад красивые теоретические построения русских философов-богоискателей и социальные эксперименты коммунистических вождей. Но так ли это на самом деле?

Олег Носков
Общество
Департамент большевистской культуры

Департамент большевистской культуры

Руководитель департамента культуры упирает в своем письме на то, что заведение под руководством Серебренникова — государственное, и что властвует департамент не произволом, но по праву. На историю происхождения этого права стоит обратить отдельное внимание.

Артем Северский
Общество
Крах антиутопии

Крах антиутопии

Вместо реализации своей «земшарной» освободительной утопии большевики уже через несколько месяцев после захвата власти продемонстрировали классический случай предательства революционной партией своих собственных идеалов. На первый план вышла не сама революция, но борьба с ее «врагами». Это и знаменовало собой перерастание утопии в антиутопию.

Вадим Штепа