Фотосет

Вспоминая Крымскую войну

Вспоминая Крымскую войну

Многие наблюдатели уже отметили сходство Крымской войны 1853 −1856 годов с нынешним политическим кризисом вокруг украинской автономной республики Крым. Действительно, аналогии получаются занимательные.

Царь Николай Первый хоть внешне никак не схож с действующим правителем России, но внутреннее содержание тогдашней Российской империи весьма близко к нынешнему состоянию РФ. «Душная» атмосфера в обществе, господство цензуры, «самодержавия, православия, народности». Вроде бы имеется мощная, многочисленная армия, но ее реальная боеспособность вызывает массу сомнений. Стагнация в экономике, застой в науке, разгул бюрократии, коррупции, правовой беспредел. Начало формирования устойчивой «пятой колонны» западников, бурное развитие альтернативной и оппозиционной общественной мысли.

Предвоенная обстановка тоже изобилует параллелями и ассоциациями. Так, началу Крымской кампании предшествовало желание Николая защитить русскоязычное... тьфу ты, «православное население» Молдавии и Валахии. Осенью 1853 года в эти области были введены российские войска. Отказ вывести военных привел к развертыванию конфликта с участием не только Османской империи, но и Франции, Англии и ряда других европейских держав. Николай был явно не готов к такому развитию событий, полагая, что дело придется иметь только с турками.

Вмешался и личный фактор. Российский император не скрывал пренебрежения к своему французскому коллеге — Наполеону Третьему, пришедшему к власти в результате буржуазно-демократической революции 1848 года. Николай не признавал легитимности Бонапарта и его правительства.

Как и сегодня, в середине 19-го века Российская империя фактически не имела друзей. У тогдашней РИ был крайне негативный имидж, связанный со статусом «жандарма Европы». Западная пресса была настроена крайне антироссийски. Формально союзниками Николая можно было считать Австрию и Пруссию, которые входили в консервативный Священный союз. Однако между тремя странами настолько обострились взаимные претензии, что к началу Крымской войны вчерашние партнеры по «жандармской» коалиции находились в весьма натянутых отношениях.

Нынешний российский самодержец тоже не склонен трезво оценивать свои возможности. Настоящих военных союзников у него нет (не считать же таковыми партнеров по Таможенному союзу и фантомному ОДКБ). В политической поддержке Кремлю отказывает даже Китай, а надеждам на поддержку Германии (а-ля Пруссии), скорей всего, не суждено сбыться. Москва не признает революционное украинское правительство, также как в свое время Петербург не признавал молодого Бонапарта. В ходе Крымской кампании 19-го века решающим фактором оказалось вмешательство в конфликт влиятельной морской державы — Британии. Сегодня в случае развертывания боевых действий решающее слово будет за ВМС США.

Как и тогда, Запад уже порядком устал от неуравновешенности России. Как и тогда, у возможной войны появится соответствующая вывеска: «прогресс против мракобесия». Как и тогда, военно-политическое поражение будет иметь для России самые благоприятные последствия. Экономический взлет, становление правового государства, местного самоуправления, демократизация общественной мысли и развитие науки.

За рубежом тоже вспоминают ТУ войну. Так, английское издание The Telegraph разместило замечательные снимки фотографа Роджера Фентона, побывавшего на полях Крымской кампании. Мы предлагаем нашим читателям ознакомиться с этими уникальными кадрами.

Британские офицеры на военном совете.
Офицеры полка шотландских горцев Black Watch в лагере на подходе к Севастополю.
Скопление флота союзников в Балаклавской бухте.
В ходе осады Севастополя Балаклава была штаб-квартирой британской армии.
Главнокомандующие союзных войск (слева направо): лорд Фицрой Реглан, Омар-паша, Жан-Жак Пелизье. Баронет Реглан скончался в ходе Крымской кампании в 1855 году от холеры.
Русский лагерь у Генуэзского замка.
Английские пехотинцы из 77-го полка в Крыму, зима 1854 года.
Эдвард Рейнардсон, офицер британского гвардейского гренадерского полка.
Казачья бухта, Балаклава. Присланный английским правительством скот и расходные материалы для армии.
Английские драгуны в Крыму, 1855 год.
Драгуны на привале.
Мортирная батарея британцев, 1855 год.
Британские офицеры в севастопольском лагере.
Солдаты 8-го гусарского полка готовятся к обеду.
Полковник Холливелл на привале в армейском лагере.
Британские артиллерийские конюшни в Балаклаве.
Повседневная жизнь в Балаклаве, 1855 год.
Художник Уильям Симпсон в Севастополе.
Британские пехотинцы на привале.
Британские корабли снабжения на рейде в Балаклаве.
Офицеры английских драгунов в зимнем одеянии под Севастополем.
Фотограф Роджер Фентон в форме зуава.
14 524
История

Читайте также

Культура
Свет в темной долине

Свет в темной долине

Вестерн — жанр, который редко прибегает к социальной аллегории и стремится блюсти традиции остросюжетного, зрелищного кино. На первый взгляд, в своей картине «Темная долина» (Das finstere Tal) австрийский режиссер Андреас Прохазка остался верен законам «ковбойского» фильма.

Аркадий Чернов
Общество
А не пробовал Путин ходить по воде?

А не пробовал Путин ходить по воде?

Лет пять назад наш президент назвал бы дураком того, кто предложил бы ему вот так — за пару недель, с помощью трех бумажек — присоединить эту территорию к РФ. Да чего там пять лет назад! Если бы я за пару месяцев до этих событий высказал такую возможность в присутствии моих интеллигентных, уважаемых и статусных знакомых, меня бы назвали если и не дураком, то уж точно наивным и безграмотным простачком.

Олег Носков
Злоба дня
«Финская война» Путина

«Финская война» Путина

Мир так и не увидел усыпанные цветами русские танки в Харькове, Донецке и Луганске. Вулканическая пропагандистская гора о «фашистской хунте в центре Европы», о страшных «бандеровцах», стеной идущих вырезать юго-восточные области Украины и Крым, родила военно-политическую мышь.

Алексей Широпаев