Фотосет

Москва сказала «нет» войне

Москва сказала «нет» войне

Более 50 тысяч москвичей вышли на улицы города заявить о своей солидарности с народом Украины. Антивоенный пафос «Марша мира» не остался незамеченным в Киеве. Депутаты Верховной Рады встретили овациями сообщение о том, что в мероприятии участвуют десятки тысяч человек.

В последние дни думалось, будто вирус войны, передаваемый преимущественно телевизионным путем, инфицировал подавляющее большинство соотечественников. Прям зомби-апокалипсис какой-то. И, по всем законам хоррор-жанра, оставшиеся в живых пробираются на Пушкинскую площадь, чтобы по возможности быть вместе с теми, кто еще жив и здоров. Во многом Марш мира был важен именно в таком контексте — вычислить «своих», почувствовать себя в безопасности, заразиться позитивной энергией и порцией иммунитета. Важно было понять, что, оказывается, не все граждане РФ одержимы милитаристским безумием. Оказалось, что даже далеко не все.

Еще примечательно, что Марш мира — это, пожалуй, единственная за многие-многие годы (за всю историю СССР и постсоветской России) абсолютно искренняя, неформальная и массовая акция славянофильского толка. С казенным панславизмом мы знакомы давно. Квасные российские патриоты долго пели елейные песни о «триединстве братских славянских народов», однако, как только один из братьев захотел вольной жизни, они тут же ощетинились прям-таки пещерной ненавистью к «хохлам» и «бендеровцам». Все отпетые русофилы, «соль земли», писатели земли Русской, десятилетиями воспевавшие тонкости «славянской души» на страницах «Дня/Завтра», «Нашего современника», «Москвы» и пр. в один момент показали свое настоящее нутро — оголтелый имперский шовинизм, где остальным славянам отводится строго подчиненная роль под зорким оком Старшего Брата.

Но выясняется, что «братские узы» совсем не пустой звук. Даже в условиях жесточайшей цензуры и дикой пропаганды родственные связи, общность культур, географии, привычек и традиций еще имеют значение. Пятидневная война с Грузией тоже встретила определенное неприятие в обществе, но все же не столь давила на психику, как возможное столкновение с Украиной. «Как можно воевать с Украиной?» — этот вопрос повергает в ступор настоящих славянофилов, не знакомых, может быть, с теориями Аксакова, Хомякова, Киреевского, но уважающих братский выбор и понимающих, что в действительности у нормальных людей (что в Украине, что в России) один общий путь — к свободе и цивилизации. То есть Евромайдан и Марш мира объединяют не только кровные связи — еще бОльшим скрепляющим фактором является стремление почувствовать себя европейцами. В контексте русской истории это еще один ироничный парадокс. Истинными славянофилами оказываются западники! И пусть пока трудно представить себе русский Евромайдан, но украинцы уже показали русским правильный путь.

18 459

Читайте также

Политика
Ad Hitlerum

Ad Hitlerum

Два последних года мне довелось наблюдать, как постепенно нарастал градус патриотической истерики в СМИ, блогах и просто в разговорах с людьми, оставшимися до мозга костей советскими. Было ясно, что дело идёт к войне.

Вадим Давыдов
Общество
Путин Первый. Путин Второй. Путин Третий...

Путин Первый. Путин Второй. Путин Третий...

Владимир Путин умрет через месяц-два. Если помните, совсем недавно подобные предположения обсуждались, и вполне серьезно, ежедневно. В частной переписке пользователей соцсетей, в рассуждениях уважаемых всеми блогеров, в научных медицинских кругах. А уж о многочисленных предсказаниях экстрасенсов и говорить нечего... Ну, хорошо, Путин умрет через сутки после того, как я поставил точку в этой строчке. И что?

Сергей Штанько
Общество
Эмигранты обыкновенные и внутренние

Эмигранты обыкновенные и внутренние

В России никогда не любили эмигрантов. К внутренним эмигрантам, то есть тем, кто не поддерживал официальную линию, отношение было не лучшим (если не поддерживаешь в частном порядке — зубоскалить за рюмкой еще можно, коли негромко и навеселе; если строишь на этом позицию, да еще делаешь ее публичной — ты, брат, предатель, сегодня — национал-предатель).

Михаил Берг