Злоба дня

Антитабачный фашизм

Антитабачный фашизм

В Петербурге на улице Маяковского есть небольшое забавное кафе под названием «Маяк» (не путайте с одноименным московским заведением общепита). Первый этаж. Окна сомнительной чистоты, одно из которых выбито, а их двух других за прохожими наблюдают бюсты Ленина и Дзержинского. Внутри не менее куртуазно. На стенах портреты Сталина и Маркса, видавшая виды барменша с тоской смотрит на посетителей, глаза ее до краев наполнены жизненной мудростью. Время от времени по единственному залу этого заведения общественного питания бродит местный кот. Всегда работает одна и та же единственная официантка, женщина лет 60-ти. Такая в любительской постановке по мотивам истории о жизни и приключениях Буратино играла бы черепаху Тортиллу. Внутри полумрак, словно в пыточных НКВД. Ну вы поняли, в общем — душевное место.

Завсегдатаи «Маяка» делятся на классических алкоголиков, граждан полукриминальной внешности, студентов и разного рода интеллигенцию. Иногда там можно встретить представителей того самого исчезающего типажа — советского начитанного инженера. Цены, кстати, такие, что рублей на 600 там можно, пожалуй, с купеческим размахом отметить юбилей. Я люблю иногда зайти в это причудливое заведение, пощекотать нервы чтоб, да и вообще никогда не скрывал, что к трэшу отношусь с симпатией.

В общем, теперь, скорее всего, антитабачный закон мне на воротник, а не кафе «Маяк». Дело в том, что там все курят. Бывает так, что тот самый единственный зал заведения будто бы и вовсе исчезает в объятиях табачного дыма, разве что Сталина, мрачно смотрящего со стены, можно разглядеть. Некурящие туда просто не заходят, предпочитая куда более цивилизованные заведения. Все правильно. Так и надо, демократия потому что.

Точнее — была демократия. Теперь же с нами случилось первое июня, а значит — вступила в силу новая стадия так называемого «антитабачного закона». В поездах дальнего следования, судах не менее дальнего плавания, в общежитиях, гостиницах, а также, совершенно верно, в барах и ресторанах нам запретили курить. Из этого следует что? Да, причудливые маленькие кафе, вроде «Маяка», имеют все шансы исчезнуть, если, конечно, завсегдатаи не смирятся с новыми правилами, согласно которым им теперь нельзя посидеть с сигаретой за любимым столиком. Впрочем, судьба малого бизнеса наших законотворцев интересует в последнюю очередь.

Давайте разбираться. Безусловно, некурящие имеют право не дышать табачным дымом. Да, должно быть больше заведений для граждан, которым чужда наша маленькая вредная привычка. А теперь скажите мне, зачем нужно обязательно запрещать курение в ресторанах? Почему нельзя было найти компромисс? Например, вполне разумным решением было бы открытие дополнительных заведений для некурящих. Кстати, уже существующие рестораны и бары можно было обустроить согласно очевидному принципу — там, где зал для некурящих приносит владельцам заведения больше денег, ввести запрет на курение. Пусть решит бизнес, пусть будет честно. Вместо этого у нас отобрали нашу свободу курить в любимых барах.

Допустим, «антитабачный закон» был принят не ради компромисса, свободы и справедливости, а сугубо во имя борьбы с курением, потому что здоровый образ жизни стремительно становится нашим всем. Так сказать, нас дискриминируют ради нашего же блага, потом еще сами же благодарить будем.

Но почему за всех отдуваются только курильщики? Алкоголики, насколько, я знаю, куда более опасны для общества, а пьянство, как известно, разрушает организм. Фаст-фуд и прочую вредную пищу, от бургеров из «Макдональдса» до пролетарской лапши «Доширак», поместить на флаг борьбы за здоровье общества несколько затруднительно. Табуны автомобилей, рассекающие по улицам и проспектам больших городов, тоже не способствуют чистоте воздуха. Однако лишить всех прав хотят только курильщиков. К алкоголикам, оголтелым поедателям фаст-фуда и, простите, автомобилистам отношение в обществе куда более толерантное. Все беды в этом мире почему-то только от нас. Кстати, совсем забыл — от сахара диабет. Доколе мы будем терпеть эту белую смерть?

Читатель может мне возразить. Дескать, ты, Кириллов, хочешь ведь, чтоб у нас было, как в «европах»? Ну вот и привыкай. Кириллов, конечно, хочет, что как в «европах», но он не очень понимает, почему нужно учиться у них только опыту репрессивного законодательства вместо того, чтобы перенять что-нибудь полезное, благодаря чему уровень жизни там, в общем и целом, лучше, чем у нас.

Кстати, пострадают не только курильщики. С первого июня запрещена продажа сигарет в ларьках и киосках без торгового зала. То есть, у малого бизнеса дела будут печальны. Уникальные забегаловки вроде петербургского «Маяка», напомню, тоже ждет интересное будущее, полное боли от снижения выручки и пустых залов.

Напоследок самое интересное. За соблюдением закона кто-то должен будет следить. Из этого следует что? Совершенно верно, наши уважаемые органы правопорядка будут ловить не нарушителей закона, а курильщиков, затянувшихся сигаретой в неположенном месте.

В сухом остатке получается примерно следующее. Курильщиков лишили прав, малый бизнес оказался на грани вымирания, а у полиции не будет времени на выполнение основных обязанностей. Зато — «все как в Европе».

10 917

Читайте также

Общество
О стране, где сигареты дешевле школьного завтрака

О стране, где сигареты дешевле школьного завтрака

Что за страшная сила заставляет контролирующие органы врать, будто повышение акцизов породит контрафактный рынок, который ни одна полиция не сможет побороть? Сколько нулей у силы? Где эта полиция, что опровергает всемирный опыт и объявляет контрафакт заведомо непобедимым врагом?

Анастасия Миронова
Общество
Франция, ты одурела!

Франция, ты одурела!

Нет, это не просто хлёсткий заголовок, bon mot. Впрочем, одурела отнюдь не вся Франция, но весьма значительная её часть, которую представляет президент Олланд и его левое до мозга костей правительство. Беспомощное в экономике и слабое в политике внешней, оно задумало «радикальный поворот» в политике внутренней. В чём, по мнению Олланда и его гоп-компании, этот поворот должен заключаться, я вам сейчас расскажу.

Вадим Давыдов
Общество
О бессмертии

О бессмертии

У читателей моей статьи «О демографии» больше всего скептических откликов вызвала ее последняя часть, где речь идет о достижимости практического бессмертия в обозримом будущем. Хотя люди в большинстве своем так никогда и не могли смириться со смертью, поверить в то, что бессмертие из вековой несбыточной мечты может стать вполне физической реальностью, многие просто не решаются.

Юрий Нестеренко