Литература

Шалом Исраэль

Шалом Исраэль

Стихи об Израиле

ПОСЕЛЕНЕЦ

В горниле библейского зноя,
Кипой отражая зенит,
Шагает мужик с кобурою —
Особой породы семит.

Одетый в ковбойку и джинсы,
Похож на пророка с икон,
Он полон полуденной жизни,
В себе перейдя Рубикон.

Он силы народной частица,
И в участи слиты одной
Мозоли горячей десницы
И холод «беретты» родной.

Плечом поправляя рюкзак,
Спешит он к родимым пенатам,
Где плуг с боевым автоматом
В бытийный сплетается знак.
Он едет к багряным закатам,
К восходам лучисто-крылатым —
Израильский вольный казак.

Он едет, чтоб потом и кровью
Удобрилась каждая пядь.
Чтоб, землю возделав с любовью,
Оружие класть в изголовье,
А завтра — с оружием встать.

Он почвы хозяин от Бога,
А кровь его — вроде залога,
И этот завет не разъять.

Простор под такими руками —
Колосья, источники, камни —
Былую обрел благодать.

Не сгинуть еврею, не спиться.
Бывает, порой и не спится:
Из мрака крадется топор.
И смотрит Израиль в упор
Во тьму, будто в маску убийцы,
Рукой согревая затвор.

Весна 2012 г.

АНТИГРАСС

Как запах горящей резины, как по небу — тягостный дым, змеящийся крик муэдзина вползает в Женеву и Рим. Спокойно, политкорректно, среди недомолвок и лжи растет частокол минаретный, фанатики точат ножи. И кровью — пока что бараньей — без лишних движений и слов кропят благородные камни былых европейских основ. Свобода агрессии зверьей растет, накаляясь как зной, и брызжет мочой в Баптистерий Флоренции золотой. Нахлынула «сила живая», плодя наркоманию, грязь, столицы в ночи поджигая, насилуя, грабя, молясь... Свое понимание Бога сполна показали они расправой над Тео Ван Гогом и жаждой «священной войны». И жаждой справлять новоселье, ввалившись в чужие дома. Любимые дети Брюсселя — Европы позор и чума. Подернуты башни и стены туманом печали и сна. И память Лепанто и Вены трусливо запрещена. Европа, хребтом извиваясь, пасуя и падая ниц, лишь пестует в хищнике ярость и множит «тулузских убийц». В удавке предательских правил великих народов семья. И только далекий Израиль занес наконечник копья. Спасая Европу-болото, стоит против многих один, с Иудиным Львом на воротах Израиль — страна-паладин. И этому воину в спину уж многие годы подряд, как урки, «друзья Палестины» заточку всадить норовят. Вот Грасс, исходя словесами, наносит посильный урон. Тебя бы в Сдерот, под «Кассамы», в полуденный белый Хеврон, в еврейскую глушь на ночевку — хранить поселенческий кров, руками сжимая винтовку и пулей встречая врагов! Не скрою, внушает волненье страна, где девчонка-солдат спешит на шаббат в увольненье, неся за спиной автомат. Без страха прослыть сионистом, себе указую: смотри! Там битвы решающей выступ, там Запад на кромке зари! Там наши Лепанто и Вена вершатся в огне и крови...

Мне снится такая вот сцена: мочи ядовитая пена ползет из фонтана Треви.
------------------

Примечания

И брызжет мочой в Баптистерий Флоренции золотой — речь о факте, о котором рассказывает Ориана Фаллачи в своей книге «Ярость и гордость»: мусульманские мигранты, жившие в палатке возле Флорентийского Баптистерия Сан-Джованни, демонстративно мочились на его знаменитые двери эпохи Возрождения.

И память Лепанто и Вены... Битва при Лепанто — морское сражение между объединенными силами Европы и флотом Османской империи, закончившееся полным разгромом последней (1571). Вена — Венская битва, разгром армии Османской империи польско-австро-германскими войсками под командованием короля Яна Собеского (1683).

С Иудиным Львом на воротах — речь о гербе Иерусалима, символизирующем «храбрость рода Иуды, стоявшего во главе племён Иудеи и получившего во владение Землю Иерусалима».

Тебя бы в Сдерот, под «Кассамы» — самодельные ракеты класса «земля-земля», применяемые исламскими террористами против мирного населения израильских городов.

Ползет из фонтана Треви — фонтан Треви или, как говорят в массовом туристском обиходе, Треви — знаменитый римский фонтан, одно из самых пленительных мест в Риме.

Весна 2012 г.

13 824

Читайте также

Общество
С чего начинается Европа  или Ни кровь, ни почва

С чего начинается Европа или Ни кровь, ни почва

Передо мной две фотографии. На первой турецкая молодежь в начале протестов, ныне уже, как известно, жестоко разогнанных правящими в Турции умеренными исламистами. На второй— русские люди среднего и старшего возраста на прошлогоднем молитвенном стоянии у Храма Христа Спасителя.
Если сравнить два этих фотокадра, и задать себе вопрос, на каком из них запечатлены европейцы, то ответ будет однозначным — на первом, стамбульском. Представить этих девушек в хиджабе не легче, чем их сверстниц — шведских или австрийских блондинок.

Дмитрий Урсулов
Политика
«Борьба с угрозой нацизма» как спецоперация Кремля

«Борьба с угрозой нацизма» как спецоперация Кремля

Спецоперация Кремля по «борьбе с угрозой нацизма» находится вне поля зрения прогрессивной общественности. Отсюда следует закономерный вывод о том, как далека Россия от возможности изменения традиционной российской системы взаимоотношений власти и общества, от развития гражданского национализма и от превращения ее народа из объекта в субъект собственной истории.

Ирина Павлова
Общество
Не рожайте

Не рожайте

Не слушайте плакальщиков на тему «вымирания белой расы», которые твердят вам, что ваши дети нужны как какой-то stuff для затыкания миграционной «пробоины». И почвенников из навоза, что рассуждают о деторождении, как о свиноводстве, не слушайте тоже.

Дмитрий Урсулов