Культура

О медведях и ватниках

О медведях и ватниках

Не нами сказано: «как вы лодку назовёте, так она и поплывёт». Многие российские проблемы коренятся в неудачной самоидентификации.

В связи с этим можно вспомнить культ «русского медведя»: доброго, справедливого и могучего. Который вот сейчас кэ-эк поднимется, кэ-эк размахнётся, и все враги, от пиндосов и гейропейцев до укропов и местных национал-предателей, полетят вверх тормашками, визжа и обсераясь на лету. Но он этого не делает. Пока. Потому что добрый. Так что не надо его злить…

Советская и постсоветская пропаганда оседлала медведя давно. Все помнят олимпийского мишку 1980-го, образ которого спионерили пиарщики зимней олимпиады в субтропиках 2014 года. В 1999-м предвыборный блок «Единство» – прообраз «Единой России» – сделал этого зверя своей эмблемой. «Единщики» уловили настроение части избирателей, мечтающих о сильной власти, которая грозно зарычит, ощерится, железной лапой наведёт порядок и всем покажет кузькину мать. (Что порядок возможен без рыка и размазывания по стенке недовольных и неугодных – это «дорогие россияне» наотрез отказываются понимать.) В 2014 году, с началом «русской весны», патриотические странички заполонили грозно ревущие медведи, декорированные тельняшками, голубыми беретами, АКМ (не шибко грамотные патриоты-милитаристы называют его «АК-47»), красными звёздами, ракетами и прочей «истинно русской» атрибутикой. А недавно Путин очередной раз подтвердил статус тотема московского государства в ходе пресс-конференции:

Мне самому иногда приходит в голову мысль: может быть, мишке нашему надо посидеть спокойненько, не гонять поросят и подсвинков по тайге, а питаться ягодками, медком. Может быть, его в покое оставят? Не оставят, потому что будут всегда стремиться к тому, чтобы посадить его на цепь. А как только удастся посадить на цепь, вырвут и зубы, и когти, а тогда мишка вообще не нужен. Чучело из него сделают, и все.

Оставим пока в стороне навязчивые геополитические фантазии российского альфа-стерха (тем более что он не изрёк ничего нового) и подумаем о другом. Почему российские «патриоты» с упорством, достойным лучшего применения, держатся за такой сомнительный символ? Не секрет, что миф «русского медведя» создали силы, недружественные России. Сравнивая Россию с медведем, они представляли нашу страну как большого, сильного и опасного хищника, притом – неуклюжего и не очень умного.

Вообще-то сами русские до недавнего времени себя с медведем не ассоциировали и особенного почтения к этому зверю не питали. Достаточно вспомнить, каким медведь предстает в народных сказках: он во всем полагается на силу, добродушие быстро и без причин сменяется злобой, при этом он не слишком смел и не слишком сообразителен, порою пытается наивно хитрить и ужасно удивляется, когда человек с лёгкостью раскрывает его задумки. На более глубоком уровне мифологического мировосприятия медведь является воплощением необузданной природы: необоримо сильной, бездумной, которая может стать союзником человеку, чтобы тотчас же без видимых причин сделаться врагом. Но скоморошьи забавы с дрессированными медведями показывали, что человек может укротить дикую стихию, заставить её в прямом смысле слова плясать под свою дудку.

При этом к волку русский фольклор относится не в пример уважительнее. В волшебных сказках волк – сильный, смелый и мудрый помощник главного героя. Правда, в позднейших сказка-потешках он тоже является глупым и злобным хищником. Что вполне объяснимо: потешки складывало простонародье, для которого и волк, и медведь – вредители, которые режут мужицкий скот. А волшебные сказки – отголосок древнего аристократического эпоса: знатные витязи видели в серых охотниках родственные души.

Забавно, что современные россияне своим поведением оправдывают сопоставление с медведем. Медведь, как известно, зимой дрыхнет – здравствуйте, «рождественские каникулы» с водкой, оливье и телевизором! Медведи – индивидуалисты (понятно, что это, как и спячка во время зимней бескормицы, обусловлено биологической целесообразностью, что стая медведей очень быстро сожрёт всё, что движется, после чего передохнет). Так ведь и о русском индивидуализме (в плохом смысле этого слова), о неспособности наших людей к самоорганизации, о нежелании помочь ближнему своему сказано много горестных или, наоборот, злорадных слов, и я не вижу смысла их повторять. Медведь-самец – в отличие от самцов семейства собачьих – считает свою демографическую миссию выполненной после оплодотворения медведицы, и в воспитании потомства не принимает участия. Множество российских мужчин следует примеру своего тотемного зверя. Медведь неплохо адаптируется к неволе, хорошо поддаётся дрессировке и не без удовольствия пьёт водку. Nuff said…
Можно быть прагматиком, атеистом и материалистом до мозга костей, но тут призадумаешься – а может быть, нашему народу надо подыскать себе другого зверя-покровителя? Или уже поздно, а, пытаясь обновить маскот, мы выберем что-то ещё более неуместное?

Российско-украинский кризис, как и всякое масштабное противостояние, спровоцировал «войну символов». Патриоты московского каганата продемонстрировали недюжинную креативность, родив множество оскорбительных прозвищ для украинцев. Лучше других прижилось «укроп». Украинцы, в свою очередь, придумали называть своих врагов «ватниками» и «колорадами» (кто такой «квадратный ватник», знают все, а этимология «колорадов» самоочевидна, так что не буду её разжёвывать). Обе стороны с гордостью приняли эти прозвища, как в своё время нидерландские повстанцы, которых лояльные испанской короне дворяне прозвали гёзами (оборванцами). Украинские военные и добровольцы украсили рукава камуфляжных курток нашивками с изображением укропа. А московский патриот Виталий Третьяков звал братьев по разуму на «марш русских ватников»:

Предлагаю выйти в знаменитых русских ватниках, этой универсальной и всепогодной одежде, которой не страшны ни солнце, ни дождь, ни снег, ни ветер, ни санкции, ни пули. Ватники украсить георгиевскими лентами.

«Марш ватников» не состоялся, но суть не в том. Главное, что при выборе символа россияне снова эпически сели в лужу. Потому что укроп – это всё-таки полезное для человека растение, а вот колорадские жуки – это, не обессудьте, вредители, которых трудолюбиво собирают с картошки и сжигают в банке с керосином. Одесский холокост, да… Кстати, колорадские жуки, согласно советской легенде, были заброшены на территорию страны рабочих и крестьян американскими шпионами.

Ну, а ватник прочно ассоциируется с полунищими советскими колхозниками и рабами ГУЛага. Как символ он проигрывает даже комиссарской кожанке: лучше быть удачливым бандитом-узурпатором, чем бесправным рабочим скотом, которого гонят то на лесоповал, то под пули, то под санкции. Хотя некоторым это нравится. «Мы – колорады, ватники и совки, и гордимся этим!» – радостно орут питерские нацболы. Они гордятся тем, что совки. А почему не половые тряпки? Знаете что, ребята, а вот ваш великий вождь в своей самой известной книге называл себя педерастом. Может, вам тоже пора перестать стесняться своих глубинных порывов и назвать себя теми, кем вы являетесь?.. Не обижайтесь, это шутка юмора, как говорят отставные прапорщики.

А нормальным русским давно пора порыться в отечественной геральдике и выбрать себе более подходящие символы и талисманы. Хватит уже ассоциировать себя то с мрачным хищником, то с мелкими вредителями сельхозкультур, то с телогрейкой для бесправной бедноты.

12 548

Читайте также

Злоба дня
Национализм в призме советского мышления

Национализм в призме советского мышления

Мы худо-бедно выучили, что о рыночной экономике и капитализме невозможно рационально говорить в советских понятиях. Теперь тот же урок нам предстоит выучить относительно наций и национализма.

Артем Северский
Политика
Ловушка национализма

Ловушка национализма

Даже будучи противником режима, больной все чаще начинает рассуждать о бездуховном Западе, погрязшем в потребительстве и гомосексуализме. По мере развития болезни, ударяется в «культурный национализм», нацепив потешную косоворотку. Воспринимает в штыки любой социальный прогресс — будь то прививки или планирование семьи, а упреки в адрес родного государства сводятся к тому, что оно недостаточно людоедское.

Михаил Пожарский
Общество
In corpore nudo

In corpore nudo

Несомненно, грубо и несправедливо поступают те, кто зовет Владимира Владимировича «Путлером». Все-таки его режим ближе к Италии межвоенного двадцатилетия.

Виктор Бондарев