Наука

Зачем Космосу Россия?

Зачем Космосу Россия?

Правильна именно такая постановка вопроса. Ибо что из двух первичнее? Бескрайнее мироздание бросает экзистенциальный вызов человечеству, служа одновременно источником неведомых угроз и пространством потенциально бесконечного освоения. И только те группы человечества, которые окажутся на высоте адекватного ответа на этот вызов, продолжат цивилизацию дальше. А прочие — исчезнут, оставив лишь ветшающие археологические артефакты.

Поэтому нелеп вопрос: «Зачем России нужен Космос? Что нам в нём дальше делать?» В такую постановку заранее заложено и признание собственной никчёмности, и непонимание иерархии уровней материи вообще. Космос — не источник потребительских ресурсов. Это мы сами — все вместе и каждый в отдельности — объекты всемогущих космических сил. Но одновременно в какой-то степени мы же — и их субъекты. А несомненный прогресс человечества состоит в том, чтобы из объекта этих сил всё больше превращаться в их субъекта. Проще говоря — становиться Властелином Космоса.

Кто в будущем успешнее других сумеет осуществлять такую неотъемлемую функцию Разума, как экспансия в Космосе, тот больше преуспеет и во всём остальном. Удивительно, что в России — стране Циолковского, В. Вернадского, Королёва и Гагарина — нынче это понимают всё меньше и меньше. Особенно на политическом уровне.

В декабре прошлого года в заметке «Зачем Космосу Рогозин?» автор писал о полном отсутствии какой-либо космической стратегии у нынешней России, каковое отсутствие в наиболее гротескном (достойном пера Салтыкова-Щедрина) виде проявилось именно в период курирования российской космической отрасли этим человеком в ранге вице-премьера. Но критика, чтобы не быть голословной, должна быть дополнена альтернативными позитивными предложениями, чем автор здесь и займётся.

«Вкалывают роботы, а не человек...»

Последний из могикан среди конструкторов-космопроходцев первого, королёвского призыва — академик Борис Евсеевич Черток (1912-2011) — в последние годы своей жизни в ряде книг, выступлений и статей оставил своего рода завещание о том, как нам быть в Космосе в XXI веке. Это научный прогноз, основанный на тенденциях общего развития человеческой цивилизации.

Иллюзия космического «тупика» вызвана ограничением пилотируемых полётов исключительно околоземным пространством. Но это лишь следствие потрясающего прогресса робототехники. Практически всё, что нужно человечеству, делается в Космосе автоматами. Исследования планет и близкой Луны во всём необходимом сейчас объёме полностью способны выполнить роботы.

И в этом качестве освоение Солнечной системы человечеством уже состоялось. Все большие планеты были увидены вблизи ещё в прошлом веке. Космические аппараты садятся на астероиды и даже на ядра комет. В нынешнем году до далёкого Плутона долетит автоматическая станция (американская, естественно). Правда, как выяснилось, Плутон это всего лишь ближайший из «плутоидов» — класса малых планет на окраине Солнечной системы, но со временем доберутся и до них. Главное — что все объекты Солнечной системы находятся в пределах досягаемости человеческой робототехники. Никуда они от нас не денутся в ближайшие миллионы лет, и мы можем спокойно решать, какие задачи их исследований для нас в данный момент приоритетнее.

Раньше воображение не только публики, но и части учёных будоражила надежда найти жизнь (пусть хоть самую примитивную) — на Марсе, на спутниках Юпитера, на Титане. Это стимулировало выбор тех или иных межпланетных миссий. Теперь с этим покончено. Неоспоримый на данный момент научный факт — иной жизни в Солнечной системе, кроме как на Земле, нет. Других кандидатов просто не осталось. Стало быть, и задаче такого поиска больше нет места в программе освоения Солнечной системы.

На нашей жизни люди не прогуляются по Марсу

Прогноз Чертока, основанный на успехах автоматов, состоял в том, что по меньшей мере до конца XXI века пилотируемого полёта на Марс не будет. Этому прогнозу можно поверить уже сейчас. Действительно, жизни на Марсе нет (хотя, если бы таковая была раньше обнаружена автоматами, это, скорее, послужило бы ещё более сильным аргументом против пилотируемой миссии). Все задачи по географическому (вернее, ареографическому) исследованию планеты выполняют передвижные лаборатории. Конечно, по мере накопления фактов возникает и всё больше научных загадок, но они носят уже узко специализированный, отнюдь не фундаментальный характер.

Академик Черток признавал, что пилотируемый полёт на Марс в наше время — задача вполне посильная для космической техники передовых в этом отношении стран (США, ЕС, РФ). Вот только проблема в том, что такая рискованная и затратная экспедиция в наше время не дала бы ровно ничего нового в научном отношении. В лучшем случае она бы лишь продублировала безопасную работу автоматов. А скорее свелась бы просто к установке флага и групповой фотографии безликих тел в скафандрах на фоне розовой пустыни.

Единственный смысл посылать сейчас людей на Марс — утвердить таким образом чей-то национальный престиж. Поэтому и Рогозин постоянно поднимает эту тему, потому-то и в США время от времени кто-нибудь из политических деятелей на ней пиарится. Однако постоянно имеются другие важные государственные заботы, которые не потерпят, чтобы ради флага на Марсе с людьми (кстати, автоматы тоже успешно доставляют госфлаги куда хочешь) вынуть из бюджета порядка $ 10 трлн. Ни одна цивилизованная нация в наше время не захочет затянуть пояса на десяток лет только для того, чтобы двое-трое её граждан в обнимочку прошлись по Красной планете на экранах всех земных телевизоров. Над подобным способом поднять престиж страны в других странах, скорее всего, пожмут плечами, а то и посмеются. Полёт на Марс со снятием штанов внутри страны будет восприниматься во всём мире просто как очень громкое пускание ветров (извиняюсь). Я пока оставлю в стороне морально-психологическую оценку такой реакции.

Невозможно устроить политическую «марсианскую гонку» аналогично «лунной гонке» даже в обстановке новой холодной войны. Ибо Луна рассматривалась, помимо прочего (а может и прежде всего), как военный плацдарм, овладение которым может дать некие преимущества над потенциальным противником. Всё ж таки рядом... Были у США проекты создания на Луне ракетной базы (может, были и у СССР, но наши-то никогда не сознаются). Но потом выяснилось, что околоземная орбита для любых военных целей всё равно лучше. А Марс... Если создавать там военную базу, кому с неё грозить-то?!

Зачем человеку самому лететь на другие планеты?

По-видимому, не имеет перспективы в обозримом будущем и эксплуатация полезных ископаемых на планетах Солнечной системы. Хотя и таковая, в случае обнаружения чего-то экзотического и очень полезного, может быть, по-видимому, осуществлена автоматами. Создавать для этого населённые людьми базы, возить от Меркурия к Земле грузовозы с экипажами... Все эти картинки, нарисованные фантастами прошлого, напоминают более ранние фантазии о полёте к Луне в повозке, запряжённой птицами.

Ещё один аспект освоения Солнечной системы людьми, часто упоминаемый в научно-популярной литературе — терраформирование планет. Это искусственное создание на них условий, благодаря которым через десяток-другой тысяч лет безжизненные Марс или Венера превращаются в девственный цветущий сад, где расселяются новые генерации человечества... Но пока это, во-первых, совершенно не по техническим возможностям цивилизации; во-вторых, ещё не совсем понятно даже теоретически, как всё это сделать... Ну, а если вдруг там на какой-то глубине под поверхностью существует аборигенная жизнь, а мы её возьмём и загубим? Впрочем, дело даже не в этом.

Гораздо важнее то, что... Ну, догадались? Да то, что поверхность Земли ещё настолько ёмка для заселения, что вполне выдержит увеличение человечества раз в 10-100. И то, если человечество ещё будет расти численно, что не факт. На уровне плотности населения сельского Подмосковья (очень низкий уровень по сравнению с Западной Европой) заселено менее 1% земной суши (при этом исключая полярные и песчаные пустыни). Прежде, чем переделывать другие планеты под заселение, человечество более рационально организует собственную планету. Резерв для этого колоссальный, а проблема, кстати, весьма актуальна.

Седьмой континент. Но не на Луне, а... эфирный

Зато близкая Луна многими рассматривается как важный плацдарм для расселения — пусть не в форме колонизации, но в виде сети научных баз, как в Антарктиде. Академик Черток предрекал, что в XXI столетии Луна станет чем-то вроде седьмого континента для человечества. Вот тут рискну не согласиться с покойным мэтром и выкажу пессимизм. Дело в том, что и освоение людьми Луны даже в таком ограниченном виде не представляет явной пользы. Б.Е. Черток указывал на военное значение Луны, но, похоже, что в околоземном пространстве создавать военные объекты всё-таки гораздо удобнее, да и расположены они ближе, бить с них можно точнее... Конечно, никто не поручится, что если, например, вспыхнет резкая глобальная конфронтация или даже новая мировая война, кто-то из участников конфликта не попытается замаскировать своё последнее убежище именно на Луне... Но, знаете, не хочется думать о таком варианте освоения Луны как о чём-то нормальном, а главное — Разумном. Ну, а если так, тогда что сейчас цивилизации делать на Луне?

Между прочим, в качестве важнейшего условия создания долговременной обитаемой базы на Луне эксперты всегда указывали наличие местной воды (слишком дорого возить её туда с Земли). Как выяснилось, воды на Луне (точнее, подпочвенного льда) практически нет. Правда, несколько лет назад вроде бы открыли область с повышенным содержанием льда у Южного полюса Луны. Но опять остаётся вопрос: и что там делать людям, даже если воды там достаточно? Ещё экспедиции «Аполлонов» выявили пренеприятную особенность нашего ночного светила: оно всё покрыто мелкой пылью, обладающей высочайшими абразивными свойствами. Любые движущиеся механизмы на Луне сравнительно быстро стираются, как наждаком, и выходят из строя. Всякая созданная там база будет вынужденно забрасываться через несколько месяцев, а то и недель (это ещё без учёта неизбежных аварийных ситуаций в виде, например, отказа герметики). Придётся строить новую, причём из новых материалов, присланных с Земли. Вот и снова: зачем это нужно?..

По-видимому, в обозримом будущем только самый Ближний Космос станет обитаемым. Крохотная оболочка вокруг нашей родной планеты, фактически верхняя часть её атмосферы. Здесь будут, возможно, пилотируемые станции большего объёма, чем ныне, настоящие космические микрогородки, лаборатории, санатории в невесомости... То есть сфера жизни человечества расширится не сразу на другие планеты или даже на Луну, а на 300-400 км в высоту над Землёй. Это и будет, собственно, ближайшая и логически первая сфера космической колонизации. Седьмой эфирный континент (© Я.А. Бутаков) ...

Космостратегия-2061 — российская, разумная, радикальная

Как же, — возмутятся теперь многие читатели, не забывшие начало статьи, — нам говорили, что космическая экспансия есть своего рода самоцель Разума, а теперь нам предлагают ограничиться тонкой оболочкой вокруг собственного дома?! Да разве ж мы не должны ради этой самой экспансии, порвав на себе последнюю рубашку, гнать корабли к Юпитеру, к Нептуну, взрыхлять термоядерными бульдозерами почву под будущими яблонями на Марсе, воображая, как они будут цвести в зеленоватой темноте марсианской ночи фосфоресцирующими цветами размером с подсолнух?.. Ну да, перефразируя Маяковского, «через четыре тыщи лет взойдёт планета-сад»...

Стоп, господа «космические романтики»! Я учу о космической экспансии Разума! Знаете такое слово — Разум?! Оно вам знакомо? Не путайте его, пожалуйста, с тем, что привычнее вам! Космическая экспансия Разума ставит перед собой разумные цели.

Разумность — это не ограничение целей во времени и пространстве, а как раз наоборот. Но эта бесконечность предполагает необходимую постепенность.

Итак, конкретно, какие разумные цели в Космосе должна поставить перед собой Россия в XXI веке? Назовём это для краткости (надеюсь, не надо объяснять, почему) Космостратегия-2061 (© Я.А. Бутаков).

Элемент первый: новое человечество в невесомости

Создание многоцелевой сети обитаемых объектов (станций) на околоземной орбите: экспериментальных производств, научных лабораторий (в том числе лабораторий человека, генной инженерии), коммерческих заведений (типа для космического туризма) и т.д. Ведь невесомость — уникальное условие, которого не найдёшь на Земле. Взращивание первых генераций животных, а потом и людей в невесомости. Превращение околоземного пространства в седьмой эфирный континент ©. Значительное внимание следует уделять также стационарным исследованиям Дальнего Космоса с околоземной орбиты. Ведь все крупнейшие астрономические открытия последних двух десятилетий сделаны именно с помощью орбитальных телескопов («Хаббл», «Шпитцер» и ряд более мелких). Вообще, позор, что у России до сих пор нет своей обсерватории на орбите! Очевидно, что в ближайшие столетия все исследования звёзд и галактик, даже самых «близких», будут вестись исключительно стационарно. Здесь огромное пространство научной деятельности — недорогое по расходам, но эффективное по результатам. Ведь только самая малая часть излучений (к нашему счастью!) достигает поверхности Земли. Вести их эффективное изучение можно только в Космосе. Интенсифицируя наблюдения электромагнитных волн на всех диапазонах — как знать? — может быть, удастся уловить сигнал какой-нибудь ВЦ (если таковая есть), хотя сие последнее, конечно, не может фигурировать как непременная цель.

Элемент второй: активизация исследований Солнечной системы

Необходимо более активно участвовать в исследованиях Солнечной системы с помощью роботов. Это довольно смешно, что до сих пор полёты отечественных АМС ограничивались только Марсом да Венерой, а всё остальное пространство Солнечной системы стало вотчиной США! Впрочем, в последние десятилетия к дальним полётам подключились также европейцы и японцы. Ну, а наша Родина топчется там же, куда она послала свои первые АМС ещё полвека назад. Впрочем, нынешние наши АМС туда уже не долетают, ломаются... А ведь в Солнечной системе такая масса интересных объектов, до которых у тех же американцев руки не дотягиваются — просто нет столько рук! Вот, несколько лет назад НАСА отменила миссию для посадки на поверхность галилеевых спутников Юпитера из-за отдания приоритета другому проекту. Так почему же не перехватить инициативу здесь? Это только один возможный пример. А сколько их ещё может быть! В общем, если в 1960-70-е годы мы шли наравне с США по части исследований Солнечной системы с помощью АМС, то теперь данная отрасль нами вообще оставлена, а вперёд нас вырвались европейцы, японцы и даже индийцы. Это ли не позор для России?!

Элемент третий: Гелиополис, он же «эфирный город»

Поиск новых энергетических возможностей (в частности, для полётов к ближайшим звёздам) может потребовать экспериментов, опасных, если проводить их вблизи Земли. Но это лишь один из мотивов создания Многоцелевого орбитального комплекса на гелиоцентрической орбите (то есть на орбите вокруг Солнца — где-то между Землёй и Марсом). Чуть реже, чем раз в год, он будет сближаться с Землёй на расстояние досягаемости ракет, способных довести экипаж до Луны. Следовательно, комплекс будет не только автоматическим, результаты проводимых на нём экспериментов будут регулярно проверяться. Возможно (и желательно) предусмотреть также и пилотируемую гелиоцентрическую станцию — время пребывания вахты на ней (один оборот вокруг Солнца — чуть больше года) будет не выше, чем теперь на МКС. Кажется, где-то в литературе уже было предложено удачное название такому объекту — Гелиополис. Циолковский называл его «эфирным городом». Итак, в перспективе следующей после околоземного пространства сферой постоянного присутствия человека в Космосе логически должна стать область Солнечной системы между орбитами Земли и Марса. Возможности различного рода исследований здесь будут шире, чем около Земли. И кому же, как не России, должен принадлежать приоритет в создании первого реального «эфирного города» или Гелиополиса в Космосе?!

Эпилог: или Роскосмос, или Россия в Космосе, третьего не дано!

Ну и, наконец, все эти вещи совершенно невозможно воплотить в полной мере без привлечения частного бизнеса во многие проекты. И совсем необязательно, чтобы все проекты инициировались Роскосмосом. Да и, кстати, давно пора вместо этого военно-бюрократического монстра создать смешанную акционерную компанию с участием и государства (причём не обязательно как мажоритарного акционера), и Минобороны как отдельного вкладчика, и всех желающих, для освоения космического пространства. Конечно, какой-то федеральный орган, вроде космической прокуратуры и полиции, останется — для соблюдения законов в этой сфере.

Разумеется, все эти проблемы должны стать предметом тщательного исследования специалистов — но не с целью, как это сейчас делается, политического пиара малограмотного чиновника! И даже не с целью «обеспечения космического престижа России». Космическое пространство принадлежит всему человечеству, и кому, как не России, быть первым знаменосцем этого принципа! Ведь не существует никакого «русского Космоса», как не может быть отдельного «русского бога»! Страна, которая забывает об этом, просто вычёркивается Космосом из дальнейшего существования, что, боюсь, сейчас уже и происходит с нашей страной...

12 596

Читайте также

Технологии
В космос на пузыре — стоит ли верить Илону Маску?

В космос на пузыре — стоит ли верить Илону Маску?

Илон Маск частенько появляется в новостях благодаря своим громким заявлениям о ближайших прорывах в научной, космической, энергетической и много каких ещё сферах.
Однако мало какие из его проектов оправдывают прогнозы. Почти ничего из того, о чем сообщает Маск, не стартует вовремя, порой даже и не выходя за рамки амбициозного стартапа. Многие его проекты убыточны, но все равно одиозный делец продолжает оставаться ньюсмейкером.

Андрей Скляров
Экономика
Почему ЦБР я верю больше, чем политикам

Почему ЦБР я верю больше, чем политикам

11 сентября будет очередное заседание Центрального Банка России.
В отличие от политиков, у которых список предвыборных обещаний, программа действий и сами действия — совершенно не пересекаются, ЦБ вроде как осуществляет более последовательную программу, и в какой-то степени более честную. В надежде на это я внимательно читаю комментарии ЦБ по ставке, и совершенно пропускаю мимо ушей заявления политиков.

Александр Купцикевич
Перевод
Важность 1% наиболее образованных

Важность 1% наиболее образованных

Немногие поспорят с утверждением, что человеческий капитал — это фундамент экономического роста. Но при этом есть множество свидетельств того, что в наиболее важную эпоху роста — промышленную революцию — человеческий капитал оказывал слабое влияние на экономическое развитие.

Александр Купцикевич