Политика

Вьетнамские сюрпризы

Вьетнамские сюрпризы
Сайгон (Хошимин)

Заявление российского замминистра обороны Николая Панкова о намерении восстановить военные базы на Кубе и во Вьетнаме резанули не только пространной мотивацией путинского соловья Д. Пескова о том, что обстановка в мире поменялась. Но и сомнением: откуда такая уверенность, что это возможно? Ну, с Кубой еще более-менее понятно: хоть она уже и почти  замирилась с Америкой, но все же официальную риторику «Острова зари багровой» пока блюдет. Тут другой вопрос возникает: в Лурдесе был радиоэлектронный центр (1962-2001), выполнявший роль прослушки и обеспечивавший когда-то, как утверждают эксперты, до 70% разведданных о США. Только насколько актуальны радиолокаторы в эпоху спутников и интернета?

Другой колер — военно-морская база (ВМБ) во вьетнамской бухте города Камрань.(1979-2002). Это действительно ценное военно-стратегическое приобретение. Расположенная на берегу Южно-Китайского моря почти в центре страны, с территорией в 60 кв. км.,она считается одним из лучших глубоководных портов на планете и может принимать практически неограниченное число судов с самой низкой осадкой. Но откуда уверенность в том, что Вьетнам ждет российских военных с распростертыми объятиями?

И случился конфуз: вьетнамский МИД устами своего представителя Ле Хай Биня заявил, что «мы не будем вступать в военные союзы или альянсы против третьих стран», добавив — Вьетнам не допустит размещения на своей территории каких бы то ни было иностранных военных баз.

Тем самым, со всей категоричностью Кремлю разъяснили, что поползновения, начатые на эту тему, были превратно истолкованы. Речь идет о переговорах Путина со своим коллегой Чыонг Так Нангом в ноябре 2012 года о создании совместной базы для обслуживания и ремонта подлодок, а также о подписанном генсеком КПВ Нгуен Фу Чонгом в ноябре 2014 в Сочи соглашении об упрощенном порядке захода в Камрань российских боевых кораблей. Услуги (ремонт и остановки в порту ) — пожалуйста. Но о долгосрочной аренде территории с размещением на ней чужой военной собственности и речи быть не может!

Кстати, у причалов Камрани якоря частенько бросают военные суда США, Японии, Франции и др. стран.

Реакция Ханоя — хороший инфоповод, чтобы направить луч интереса на более обширную тему: а что собой представляет современный Вьетнам? И в каких он отношениях с Россией?

Смышленый тигренок

Своим социально-экономическим обликом современный Вьетнам больше всего напоминает Китай. При том, что отношения с Поднебесной у него довольно натянуты, а в 1979 из-за Пол Пота и Камбоджи дошло даже до войны, потомки Хо Ши Мина, в сущности, скопировали китайскую модель развития. То есть с коммунистической оболочкой и буржуазной начинкой.

Более того, формально они даже сделали шаг к идеологической диктатуре, ликвидировав роспуском Демократической и Социалистической партий в 1988 даже фальшивую многопартийность и оставив только Компартию (до 1976 — Партию трудящихся Вьетнама). Но это не помешало начать буржуазную «перестройку». Примечательно, что хронологически она была практически синхронной горбачевской: начата в 1986 году, в 1990 была легализована частная собственность, акционерная форма капиталов и начата приватизация. Но в силу лучшей последовательности и организованности оказалась намного продуктивней советско-российской. Средний темп роста за последние 26 лет составил 7%, а в процессе реформ в докризисные 1990-1997 — 9%. И был самым высоким среди стран АСЕАН, закрепив за Вьетнамом титул «азиатского тигра». Поток иностранных инвестиций буквально затопил страну: за этот период он вырос с 2,6 до 31,2 млрд. долларов. ВВП на душу после кризиса 1998-99 с 400 долларов вырос до 2,08 тыс. долларов, то есть — в 5 раз. Конечно, это еще отсталость: в списке МВФ из 186 стран — 132 место. Но это выше, чем у Индии и Пакистана, Украины, Молдовы, Узбекистана, Киргизии, Таджикистана...

Как и в КНР, в Конституции 1992 года записано, что хозяйственная жизнь основывается на коллективной общественной собственности, что де-юре предполагает право государства контролировать бизнес. Но, как и в КНР, на практике это обернулось величайшей либерализацией сферы мелкого и среднего бизнеса

Весьма благоприятное впечатление Вьетнам производит и на туристов. Сайгон под брендом Хошимина — роскошный город, в котором буддийские и католические храмы соседствуют с западными небоскребами и бутиками. Побережье страны стремительно обрастает курортами с апартаментами на самый изощренный вкус. Весьма противоречива политика коммунистов-капиталистов и в социальной сфере. С одной стороны, власти целенаправленно с помощью особых программ борются с бедностью, добиваясь прогресса (по свидетельству Wikipedia, доля нищеты с 1998 года с 37,4% сократилась до 12,6% в 2011-м). И в то же время идет процесс жесткой социальной дифференциации: контраст между 20% беднейших и богатейших превысил уже 12 раз, и этот тренд продолжается.

И не друг, и не враг, а так

Вьетнамцев роднит с китайцами и менталитет. В частности, способность улыбаться всем и «дружить» со всеми исключительно в свою пользу. Это особенно заметно в отношениях с Россией.

Российским официозным политологам всегда очень сложно их комментировать, Особенно, если есть въедливый ведущий, задающий неудобные вопросы. Ведь если почитать статьи на эту тему, то они сияют восторгом и оптимизмом: братские народы, полное взаимопонимание... Российские туристы неизменно подтверждают это восторженными отзывами о радушной атмосфере. Впрочем, не жалуются они на нее и посещая Грузию.

Да и на самом высшем уровне — поток нежнейшего тепла. Собственной персоной Путин побывал во Вьетнаме четырежды, да и Медведев там в прошлом году отметился. Примерно в том же балансе и ответные визиты. Формат отношений освящается такими высокопарными документами, как Декларация о стратегическом партнерстве (2001) и Договор о свободной торговле между Вьетнамом и Евроазийским экономическим сообществом (2015).

Только вот что смущает, заставляет тушеваться прокремлевских агитаторов. Вьетнам параллельно уже с 2008 является членом Тихоокеанского партнерства. А коммунистический лидер Вьетнама Нгуен Фу Чонг в этом году — в мае и июле  —обменялся визитами с Бараком Обамой. И улыбки генсека были столь же ослепительными, как и при встрече с Медведевым в сентябре прошлого года. Кстати, Вьетнам посетил в 2000-м и Клинтон.

Но если б только улыбки. Сравним объемы торгового оборота Вьетнама с Россией и с США (2015) — 3,9 млрд и 30 млрд долларов соответственно. Разрыв в 7,7 раза. И это при том, что Россия ради дружбы готова была довольствоваться совершенно ущербным его балансом. Вот данные из Wikipedia: доля российского экспорта во Вьетнам за период с 2003 по 2012 выросла с 357 млн. до 658 млн., т.е. в 1,8 раза, а доля вьетнамского импорта — со 158 млн. до 2313 млн.долларов, т.е более, чем в 10 раз.

Разрыв в торговле с Китаем (40 млрд в 2015) еще больше — более, чем в 10 раз. А китайский лидер Си Цзинпин тоже побывал в Ханое в год визита Медведева. И это невзирая на то, что между двумя странами, то затухая, то вспыхивая, идет перманентный конфликт из-за Парасельских островов. Что еще два года назад — в мае 2014 — по Вьетнаму прокатилась волна погромов, в которых вьетнамцы мутузили местных китайцев.

Реакция вьетнамского МИД наполнила российский Интернет потоками обиды и возмущения. Основной рефрен — неблагодарные косоглазые! мы за них стеной стояли! а они целуются с теми, кто их гноил! Действительно, казалось бы, где логика? Как можно сочетать столь несовместимое? Но с логикой все в порядке, только она — восточная. Китай для Вьетнама — сукин сын. Но свой сукин сын. С ним особый язык разговора и улаживания. А все прочие меряются только корыстью и силой, которые нужно уметь обратить себе на пользу. Потому улыбки для всех, а реальные дела — в зависимости от отдачи.

При таком раскладе надеяться, что Ханой позволит России размещать на своей территории красную тряпку для столь могучих партнеров, как США и Китай — не проходит даже по классу «наивность». Это уже неадекватность, свидетельствующая о глубине погружения в мир иллюзий. И амбиций, лишенных амуниции.

Подписывайтесь на канал Руфабулы в Telegram, чтобы оперативно получать наши новости, статьи и мнения.

6 309

Читайте также

Политика
Бросок на юг по-пекински

Бросок на юг по-пекински

Некоторые эксперты полагают, что не стоит преувеличивать степень агрессивности Китая, и что в его действиях, в том числе и силовых демонстрациях, всегда присутствует игра. Причем — вполне контролируемая. Обращается, например, внимание, что при столкновениях с судами применяются водометы, а боевые пушки обычно подняты дулами вверх, что по морским стандартам означает «имитацию атаки». И что мера грубости поведения их вполне соизмерима с силой противника: одна — для вьетнамцев, другая — для Японии или США.

Владимир Скрипов
Наука
Зачем Космосу Россия?

Зачем Космосу Россия?

Правильна именно такая постановка вопроса. Ибо что из двух первичнее? Бескрайнее мироздание бросает экзистенциальный вызов человечеству, служа одновременно источником неведомых угроз и пространством потенциально бесконечного освоения. И только те группы человечества, которые окажутся на высоте адекватного ответа на этот вызов, продолжат цивилизацию дальше. А прочие — исчезнут, оставив лишь ветшающие археологические артефакты.

Ярослав Бутаков
Политика
Дорога к храму Ангкор

Дорога к храму Ангкор

Немного в мире властелинов, которые правили бы дольше Владимира Путина. Но такие есть. Один из них — хозяин Камбоджи Хун Сен. В нынешнем году отмечается четвертьвековой юбилей Парижских мирных соглашений, формально завершивших долгую и жестокую камбоджийскую войну. К тому времени Хун Сен уже шесть лет стоял во главе правительства. Больше тридцати лет. Как удалось это в Камбодже бывшему полпотовскому офицеру? Примерно так же, как удаётся пока в России бывшему офицеру КГБ. Только Хун Сен гораздо жёстче. Потому что в борьбе с режимом камбоджийцы гораздо упорнее нас.

Владислав Быков