Политика

Орел на звезде или постимперский проект?

Орел на звезде или постимперский проект?

И срослись в единении славном
Серп и молот с крестом православным
Гимн России (версия Владимира Сорокина)

Летом 2015 года, через четверть века после распада советской империи, в «новой» России (это слово теперь можно писать только в кавычках) вдруг оживились споры об империях более древних. Опять ломали копья — законно ли отрекся император, заслуженно ли его канонизировали и на прочие не менее насущные темы.

В современной французской прессе невозможно представить столь же оживленные дискуссии о своей исторической революции. Страна живет совсем другой жизнью и жителей уже «пятой республики» с монархических времен заботят куда более актуальные вопросы. То же касается других развитых стран. Историю там оставили историкам.

Но путь России, как известно, особый. Отринув химеру коммунистического «светлого будущего», сегодня она восторженно ринулась в прошлое. Причем идеологические разногласия здесь уже никакой роли не играют.

«Бело-красные» споры были еще актуальны в 1990-е годы, когда открылось множество «закрытых» прежде исторических фактов. Но сегодня все идеологии напрочь вытеснены сугубо технологической «доктриной Мединского».

Ее смысл — оправдывать и возвышать любой исторический этап империи. Особенно наглядно это заметно в монументальной пропаганде. Власть ставит памятник Александру II у Кремля — и при этом обсуждает «восстановление» Дзержинского на Лубянке.

Складывается практически единый культ трех Владимиров. Киевский князь, при котором Москвы и России еще не было даже в проекте, внезапно оказался здесь основополагающей исторической личностью, а его апокрифическое крещение в Херсонесе — реальным основанием для аннексии «сакрального Крыма». Впрочем, другого «основоположника» также не обижают — в постсоветской России стоят все советские памятники Ленину. (А тех, кто демонтирует их в Украине, считают «русофобами»). Памятников Путину пока вроде массово не ставят — но Церетели уже ваяет...

В этом постмодернистском миксе совершенно бессмысленно и даже смешно различать какие-то конкретные исторические идеологии. Власть громоздит и защищает эту монументальную нелепость вовсе не потому, что сама «верит» в какую-то монархию или коммунизм, но с сугубо утилитарными целями — утвердить в массовом сознании пропагандистскую «непрерывность» империи.

Владимир Сорокин — пожалуй, лучший экскурсовод по этой ментальности:

— А вот это главная площадь нашей страны, сакральное, так сказать, место.
— А что там на башнях?
— Двуглавый орел, восседающий на красной звезде.
— Немного громоздко...
— Зато адекватно.
— В каком смысле?
— Русская история примирила эти символы. Навсегда.
— А что там у стены?
— Некрополь наших великих государственников.
— Я вижу, там много голограмм.
— Над каждым захоронением. Дабы было видно, кто и где упокоен. Вы различаете фамилии?
— Да... (читает) Дзержинский, Жданов, Ворошилов, Сталин, Суслов, Черненко...
— Это все строители нашей государственности. Мы свято чтим их память, опираемся на их государственный и духовный опыт. Иван Грозный и Сталин, Петр Первый и Ленин — строители нашего государства. Но были и святые, и духовидцы, и государственные идеологи. Наш опыт опирается не токмо на Сергия Радонежского, Иоанна Кронштадтского и Сергия Булгакова, но и на Андрея Жданова, Льва Мехлиса и Михаила Суслова. Это и создает то великое духовно-государственное равновесие в нашей обновленной стране.

Ликвидировав современные политические свободы, власть допускает лишь (в известных границах, конечно) некоторые дискуссии о тех или иных исторических этапах империи. Была ли дореволюционная монархия «лучше» советского строя или наоборот? Как это актуально!

Технологи наверняка рады эффективному исполнению своей задачи, когда им в очередной раз удается вовлечь общество в эти исторические разборки. Спорьте сколько угодно, тоните в прошлом — главное, не задумывайтесь о современности! И уж тем более — о каких-то футурологических проектах...

Особенно доставляет конспирология «правых» и «левых» идеологов. Они очень любят обвинять друг друга в «работе на Кремль». Хотя по факту — и те, и другие отрабатывают единую технологическую матрицу. Их просто разводят — в самом буквальном смысле этого слова.

Интегральный смысл этой матрицы — создание «особого» российского сознания, враждебного по отношению к окружающему миру. Неважно, на каких основаниях — то ли потому, что этот мир не признает «нашу истинную веру», то ли потому, что не принял «мировой коммунизм». В продвинутых случаях эти претензии даже объединяются.

Однако любое мышлениями этими категориями лишь продлевает империю. Для тех, кто стремится к постимперскому будущему, нужен выход в совсем иной ментальный контекст. Попытаемся набросать его тезисно. Или, в духе этого портала, фабульно.

1. Первым требованием реальной оппозиции должна быть безусловная свобода СМИ, ликвидация всех нелепых запретов и преследований за «мыслепреступления». За последние годы все имели полную и наглядную возможность убедиться — насколь колоссальными возможностями обладает ТВ. Прогноз о том, что интернет его вытеснит, оказался преждевременным. ТВ, превращенное в инструмент пропаганды, стало оружием массового поражения. Даже многие участники «белоленточных» протестов 2011 года впоследствии превратились в «крымнашистов». Требуется тотальная дезактивация этой пропаганды и возвращение в СМИ свободы мысли и дискуссий. Без этого условия никакие политические трансформации невозможны.

2. Вместо навязываемой «подготовки к выборам в Думу» необходимо требовать новых и свободных выборов в региональные парламенты, с участием всех заинтересованных региональных партий. Именно эти партии являются «иглой имперского Кащея», поэтому в России они запрещены — в отличие от множества европейских стран, даже унитарных. Пока этих партий не существует — Россия так и останется кремлецентричной империей с архаичными стереотипами. Вместо регионов с собственной, оригинальной и яркой общественно-политической жизнью повсюду останется одинаково-унылая «провинция». В том числе, кстати, и в самой Москве как субъекте федерации. А на региональных выборах будут давать свои нелепые шоу московские «оппозиционеры», приезжающие защищать права «аборигенов».

3. Полноценные, свободно избранные региональные парламенты заключат между собой новый Федеративный договор, который изменит весь формат нынешней государственности.

Такова актуальная повестка дня, альтернативная бесконечному нарезанию имперских кругов...

9 328
Вадим Штепа

Читайте также

Общество
Путешествие из третьего Рима во второй Стамбул

Путешествие из третьего Рима во второй Стамбул

Принятие ислама сохраняет в неприкосновенности антизападный пафос и примиряет обывателя с растущим влиянием мигрантов, вплоть до назначения Рамзана Кадырова президентом РФ. Восхищение его способностями «навести порядок» уже не единожды было озвучено патриотами-государственниками самых разных уровней.

Евгений Домрачев
Общество
Россия как «теневое» отображение Запада

Россия как «теневое» отображение Запада

На протяжении столетий рациональная и прагматичная часть Европы выталкивала на периферию темную стихию религиозных фанатиков и идейных маньяков, приносивших энергию своего исступления на русские земли.

Олег Носков
Общество
Травмы России в ХХI веке

Травмы России в ХХI веке

Путинский проект сегодня представляет собой союз крупных монополий с государством; ориентацию общества на создание колониальной империи (за счет внешних врагов); сплочение общества против этих внешних врагов для экспроприации их бизнесов и аннексии их территорий; нагнетание в обществе агрессии против внешних врагов и готовность к войне с внешними врагами; опора на полицию и армию против общественных протестов, доведенная до создания военно-полицейского режима и тотальное оболванивание населения через СМИ. Это — имперско-фашистский проект.

Сергей Дацюк