Политика

Россию ждёт французский майдан по египетскому сценарию

Россию ждёт французский майдан по египетскому сценарию

Многие в мире сейчас в растерянности. Люди озабоченно крутят головами по сторонам, стараясь понять, что происходит. Откуда все эти революции и войны, волны мигрантов, захлестывающих Европу?.. У нас в стране на почве международных обострений вообще восторжествовал психоз теории заговоров — во всех событиях идиотам (коих 86%) мерещится зловещая рука Госдепа и рукотворные цветные революции. Между тем, американцев вполне устраивали и Мубарак, и ставший к старости вполне предсказуемым Каддафи. Арабская весна стала для Запада такой же неожиданностью, как и для самих арабов.

Мир реально трясет. Тунис, Ливия, Египет, протесты в Бангкоке, киевский Майдан... Есть ли между этими разными странами и событиями нечто общее, что позволит провести аналитическое сопоставление, а также сделать экстраполяцию для России?..

После того, как в Европе отгремела «Нулевая мировая война» — а именно так с полным правом можно было бы назвать Наполеоновские войны, — после того, как Великая Мешалка феодальной Европы ушла из жизни на острове Святой Елены, а союзники восстановили во Франции монархию, французы ничуть не успокоились. И всего через три десятка лет в Париже вновь вспыхнула очередная Французская революция. Парижане, многие из которых еще помнили свежий ветер наполеоновской свободы — помнили так же четко, как мы сейчас помним времена Горбачева и Ельцина, — опять успешно свергли монарха.

И вот в просвещенной Франции проходят первые в ее истории президентские выборы!

Казалось бы, бинго! Но дальше случается нечто очень странное. Совершенно неожиданно для либерального Парижа народ Франции голосует за «Единую Россию» и Путина... простите, оговорился... народ избирает президентом бездарного потомка Наполеона только потому, что он родственник, и вообще мужчина видный, усы вон какие! А затем и вовсе происходит сваливание страны в авторитаризм — сначала один общефранцузский референдум продлевает срок президентских полномочий видному усачу с 4 до 10 лет, потом следующий референдум делает его императором.

Напомню, что подобное происходило и раньше — Франция в едином порыве провозгласила Наполеона Бонапарта императором. Франция XIX века, оказывается, была настроена весьма монархически, а вовсе не либерально-республикански! Как видите, путь этой страны к республике был долгим и непростым... Но возникает вопрос: а зачем же тогда свергали монарха, если страна настроена столь консервативно, монархически?

А всё дело в том, что свергали монарха одни, а на референдуме преобладали другие.

Оба раза валила трон либеральная столица. А голосовала потом вся Франция.

И такой вот трагический диссонанс между настроениями столицы и настроениями остальной страны характерен не только для Франции позапрошлого века. Но и для других стран иных времен. Вспомните настроения Москвы в Крымско-Украинской истории. Когда вся Россия в едином патриотическом угаре рвала на впалой груди майку-алкоголичку, обнажая синюю наколку с профилем Сталина и вовсю поддерживая власть, именно Москва трижды собирала грандиозные (от 50 до 100 тысяч) митинги с четкой антивластной позицией. Я имею в виду два Марша мира весной и осенью 2014-го и один марш памяти Немцова в 2015-м, не менее четко показавший настроения либеральной столицы (на этом марше были не только жесткие антипутинские, но также яркие проукраинские лозунги в защиту Надежды Савченко и пр.) Напомню ещё, что митинг на Болотной также состоялся в Москве, а не в Тамбове.

Столица гораздо прогрессивнее и свободнее туповатой консервативной провинции. Мегаполис — это всегда Город, а провинция ментально ближе к Деревне. И фазовый процесс перехода должен еще из столицы распространиться на страну, как это случилось в конце концов во Франции, заняв немалое время. Сейчас, в эпоху сетевых технологий, эти процессы должны происходить быстрее, но тоже не мгновенно.

Кстати, вернемся во Францию... Через некоторое время после описанных выше событий Париж вновь свергает всенародно избранного. И опять провозглашает республику. Однако на парламентских выборах во Франции опять побеждают монархические партии (но только не в Париже — там были совершенно противоположные результаты голосования).

Аналогичный фактор прогрессистской оторванности столицы от отстающей страны мы можем наблюдать и сегодня. Возьмем Тунис, в столице которого свергли своего всенародно избранного. И что дальше? А дальше на выборах в столице Туниса исламистская партия набирает вдвое меньше, чем в целом по стране. Но консервативно настроенная провинция — страна в целом — проводит-таки во власть исламистов, а «светские» терпят поражение.

Египет. После того, как в результате беспорядков в столице Мубарак получает пинок под зад, на общеегипетских выборах приходят к власти... Братья-мусульмане в лице нового президента Мурси. Коего вскоре снова свергает Каир, недовольный его религиозным консерватизмом. При этом Братьев-мусульман провинциальный Египет очень даже поддерживал и симпатизирует им по сию пору.

Таиланд. 2014 год. После революции прежних лет в столичном парламенте верховодит «всенародно избранная» консервативная партия Пхыа Тхай. Демократическая партия в меньшинстве, на зато именно за нее голосовал Бангкок! Консерваторы в парламенте проводят неугодный демократам законопроект, и демократическая общественность столицы вновь устраивает революцию. Ее мнение противоречит мнению агрессивно-послушного большинства страны, но большинство далеко, а власть в столице... В результате правящий режим был смещен.

Указанные факты отмечают российские исследователи социальных процессов. Однако разница во мнениях между столицей и провинцией — не единственный признак взрыва. В прошлом году зарубежный макросоциолог Джек Голдстоун, известный своей книгой о причинах цивилизационного взлета Европы («Почему Европа?»), обратил внимание и на другие общие признаки взрывающихся стран.

Это, во-первых, всегда страны с неустойчивой демократией. То есть их нельзя назвать диктатурами, но и к развитым демократиям они не относятся. Это страны умеренного авторитаризма. Дело в том, что развитая демократия позволяет сбрасывать социальное напряжение без революций, а жесткие диктатуры в самых бедных странах держат ситуацию в ежовых рукавицах. Однако стоит стране немного «пробиться в люди», как режим неминуемо смягчается чтобы дать экономике вздохнуть, и вот тут начинается... Словно цыпленок, пробивающийся из яйца, молодая растущая экономика взламывает устаревшие политические конструкции, которые за ней не поспевают... Поэтому вторым отличительным признаком «взрывной» страны является ее принадлежность к классу стран догоняющего развития (Второй мир).

В этих странах по понятным причинам имеется весьма развитая коррупция, буквально встроенная во власть. И это — третий их отличительный пункт, выделенный Голдстоуном, хотя я бы его выделять как отдельный признак не стал, поскольку авторитаризм без коррупции представить себе трудно, ибо общество это полуоткрытое, непроветриваемое ветрами гласности.

А теперь совместим все признаки Голдстоуна со «столичным фактором», отмеченным отечественными исследователями. Узнаете Украину? А Россию?..

Авторитаризм. Коррупция. Недоразвитая экономика. Урбанизированная страна с резко выделяющейся столицей.

Не знаю, послужит ли тут утешением, что в аналогичном положении находятся и Венесуэла, и Турция... Наверное нет, что нам до них? А вот тот факт, что либеральные революции, совершаемые столичной интеллигенцией, всегда минимально кровавы —реально утешает, поскольку подтверждается статистически.

18 232

Читайте также

Политика
Соединённые Штаты России

Соединённые Штаты России

Русское западничество всегда делилось как бы на два направления. Одно, грубо говоря, хотело сделать из России Европу, приделать её к Европе. Но при этом не учитывались ни масштабы России, ни её евразийская география, ни особенности характера населения.
Другое направление русского западничества предлагало России иную модель вестернизации: Америка.

Алексей Широпаев
Злоба дня
Электронный тоталитаризм

Электронный тоталитаризм

Речь идет не просто о том, что платить за проход из кухни в сортир дорого, речь идет о праве ставить так вопрос. Сегодня власть убеждена, что страна — это ее собственность, а граждане — безземельные крепостные, которые обязаны платить оброк (продразверстка). Но вскоре при таком электронном контроле оброк обернется барщиной, а там — это уже дело техники — в порядке бреда (пока бреда!), допустим, «Женщины России» — исключительно с целью предотвратить домашнее насилие! — внесут закон об обязательном оснащении жилища видеокамерами.

Михаил Сарбучев
Политика
Армения в ЕАЭС: первое послевкусие

Армения в ЕАЭС: первое послевкусие

Армении не повезло. Ее угораздило вступить в ЕАЭС, когда он стал болотистой почвой. Пока шли технические переговоры (о намерении вступить Саргсян объявил еще в конце 2013-го), Россия получила санкции, начался обвал рубля и всей ее экономики. Если в ЕАЭС она заманивала конфетками всяческих благ и преимуществ, то в 2015-м году те, кто купились, стали ее заложниками. И теперь она утягивает своих партнеров в трясину кризиса вместе с собой.

Владимир Скрипов