История

Воины райских птиц

Воины райских птиц

Австралия и Новая Зеландия во Второй мировой войне

Материал исторической серии «Непривычная Война»

Некий адмирал флота Соединённых Штатов присутствовал на военно-морской конференции, в которой, помимо адмиралов из флота США, принимали участие также адмиралы из флотов Британии, Канады, Австралии и Франции. Во время устроенного для участников конференции приёма, перемещаясь по залу, он оказался в большой группе офицеров, в которой можно было найти людей из почти всех этих стран. Попивая свои коктейли, все они участвовали в непринуждённой беседе, которая велась на английском. И вдруг французский адмирал с обидой посетовал, что в то время как европейцы изучают многие языки, американцы учатся только английскому, и с вызовом спросил: „Почему мы должны на всех подобных конференциях говорить на английском, а не на французском?“
Американский адмирал среагировал мгновенно: „Может быть потому, что англичане, канадцы, австралийцы и американцы позаботились о том, чтобы вам не пришлось говорить на немецком“.
И слышно было, как муха пролетит.

Вероятно, мало кто у нас интересовался, да и вообще задумывался об участии и вкладе в победу во Второй Мировой войне такого отдалённого региона Земли, как Океания. Австралия, Новая Зеландия и Новая Гвинея для большинства наших граждан, получивших образование по советским историческим лекалам, являются лишь смутными пятнами на карте боевых действий, причем не самыми важными, да и не самых важных фронтов. Им уделено от силы пара абзацев в дополнениях к параграфам. Поэтому большим сюрпризом для многих будет утверждение, что участие австралийцев и новозеландцев в ВМВ могло стать соломинкой, переломившей хребет двум державам-агрессорам — и Германии, и Японии. Соломинкой, бесполезной самой по себе, но решающей в контексте происходивших событий.

Возможно, что жертвы, понесенные этими странами (тогда ещё британскими доминионами), покажутся пустяком по сравнению с масштабом потерь СССР, Китая, даже Англии. Но это — в абсолютном выражении. В относительном же Австралия и Новая Зеландия явили собой пример всестороннего самопожертвования и мужества, на которое бывает способен только свободный человек ради мира и процветания.

В то время, как СССР сцепился с Третьим Рейхом в смертельной схватке на равнинах и лесах Восточной Европы, а США отбивались от Японии при Мидуэе, производили оружие и технику для союзников и потихоньку топили германские суда, союзникам требовалось заткнуть дыры в критических точках противостояния со странами Оси. Самой важной такой точкой был Египет, куда из Ливии вторглись итальянцы. Также не стоит забывать о Крите, Северной Африке, и, конечно же, Тихоокеанском регионе, где австралийцы и новозеландцы показали себя, возможно, лучшими на тот момент солдатами в Британской империи.

Из семимиллионного населения Австралии был мобилизован без малого миллион. Страна участвовала в войне с самого начала до самого конца, причем австралийские солдаты в полном объёме принимали участие как в войне против Германии, так и в противостояли японской экспансии на Тихом океане. Промышленность Австралии в годы войны достигла запредельного уровня милитаризации, всё производство — от сельхозпродукции до машин и орудий — было ориентировано исключительно на нужды обороны страны и помощь союзникам. Шесть лет именно Австралия жила под негласным лозунгом «Всё для войны, всё для победы!». Действия Австралии в войне сильно затормозили наступление Германии и Японии, а в отдельных случаях австралийские и новозеландские соединения прямо оказывали воздействие на весь ход боевых действий.

И если в постсоветских учебниках кое-где проскакивают упоминания о действиях австралийских сил, то о новозеландской же армии у нас никто и слыхом не слыхивал. Однако на одном участке именно вооружённые силы Новой Зеландии сыграли ключевую роль — при обороне острова Крит. 2-я Новозеландская дивизия и 19-я Австралийская бригада составляли до половины численности войск союзников на острове. Потрёпанные и эвакуированные с материка части британской армии и разбитые и деморализованные греческие войска, собранные с миру по нитке, являлись скорее дополнением к бойцам из Новой Зеландии и Австралии. Всей группировкой союзников на Крите командовал генерал-майор новозеландской армии Бернард Фрейберг, который, экономя силы, растягивал бои и старался нанести урон качественно превосходящим силам немцев. Он готовился к морскому десанту, и поэтому упустил возможность выбить немцев из аэродрома Малеме 21 мая, что и решило исход противостояния на острове. Как только немцы получили возможность высаживать артиллерию и большее число войск по воздуху, участь союзников на Крите была решена.

Однако критская операция дорого стоила германской армии. Люфтваффе потеряли 147 самолётов, воздушно-десантные войска Германии потеряли множество опытных десантников, хорошо подготовленных бойцов и диверсантов, которые сильно попортили бы кровь населению Советского Союза, окажись они на Восточном фронте. Более 15 тысяч погибших немцев — далеко не зелёных солдат, а настоящих хорошо подготовленных военных — по большей части результат действий частей новозеландской армии, которые в основном успели эвакуироваться в Египет, где тоже сковывали силы Вермахта.

Бернард Фрейберг на Крите

Новозеландские и австралийские войска задержали Люфтваффе и часть Вермахта на целый месяц — аккурат до конца мая 1941 года. Из-за сложностей в Греции и, особенно, на Крите Гитлеру приходилось откладывать план «Барбаросса», снимая соединения с готовящегося Восточного фронта. В итоге Австралия и Новая Зеландия подарили Советскому Союзу время на подготовку, а главное — сократили рамки и без того поспешного блицкрига Германии, который не мог уже завершиться до зимы. Если бы Крит не стал таким сложным препятствием для военной машины Третьего Рейха, то война с СССР могла бы начаться еще в мае 1941 года, и тогда танковые группы Гудериана и Гота добрались бы до Москвы не в декабре, а в конце октября...

9-я австралийская и 2-я новозеландская дивизии были включены в состав войск, оборонявших Эль-Аламейн, они, занимая фланги, смогли сдержать наступление Эрвина Роммеля и обескровить германо-итальянские силы. 3 июля 1942 года 2-я новозеландская дивизия ударила по северному флангу Роммеля, перехватив инициативу в битве, и фактически заставила немцев окопаться. За последующий месяц танковая армия «Африка» потеряла большую часть танков и множество автомобилей, что сделало невозможным её немедленный прорыв к Александрии и Каиру. Уже потом соотношение сил окончательно ушло в сторону англичан, однако в июле 1942 года дыры в английской обороне в Египте латали индусы, австралийцы и новозеландцы, и всё равно даже осенью 1942-го в атаку шли также они: 9-я австралийская дивизия прорвала немецкую оборону, хотя и понесла существенные потери. Англичане же в «далёком» Египте не горели желанием идти в бой. А Египет, между тем, был стратегически важной точкой. Захватив его, страны Оси получали в распоряжение Суэцкий канал, сильно затрудняли коммуникации союзников, фактически полностью вытесняли Британию из Средиземноморья, а главное — имели возможность беспрепятственно ударить по странам Ближнего Востока и получить в своё распоряжение огромные запасы того ресурса, в котором так нуждалась их военная промышленность, — нефти. Помимо этого итальянцы получили бы возможность связать Ливию и Эфиопию сухопутным путём, что в свою очередь давало возможность быстрее перебрасывать войска как из Европы в Восточную Африку, так и обратно. Такое стратегическое поражение предотвратили действия австралийских и новозеландских войск во время первой битвы за Эль-Аламейн.

После нападения Японии на США и начала активных боевых действий на Тихом океане Австралия в спешке приступила к выводу войск из Африки, где осталась лишь 9-я дивизия. В высадке на Сицилии уже и она не участвовала, а австралийская авиация и флот лишь дополняли силы союзников. Соединённые Штаты не успели перевести достаточное число судов в Средиземное море, и именно Австралия восполнила эту брешь. Если бы австралийцев не было под боком, то американцам пришлось бы потяжелее в Италии, где Паттон и так был на грани. Немцы перебрасывали бы меньшее число войск в Италию с Восточного фронта, если бы там не присутствовали новозеландские соединения. Дюжина дивизий в 1943-44 году могла бы помочь Вермахту сильно замедлить продвижение Красной армии в Украине и Белоруссии, да и на потерях РККА это бы тоже сказалось не в лучшую сторону.

Собственно новозеландцы в Италии ускорили ход боевых действий, приняв участие в битве при Монте-Кассино и взяв крепость Кастель-Френтано. Именно Первый новозеландский корпус в мае 1945 года вступил в Триест, опередив югославскую армию Тито. Этот факт повлиял на дальнейший территориальный передел, не позволив Югославии претендовать на север Далмации.

Однако основным фронтом противостояния был тихоокеанский, где австралийцы и новозеландцы играли роль выправителей ошибок, допущенных англичанами. Во время обороны Сингапура в феврале 1942 года две австралийские бригады (22-я и 27-я) численностью 17 тысяч человек являлись самыми боеспособными частями. Они не были деморализованы, в отличие от 33 тысяч англичан и индусов, и единственные успешно держали оборону против наступавших японцев. Выиграть время австралийцы ценой чудовищных потерь смогли, но итог был все равно плачевен — самая крупная в истории капитуляция британских войск. Трижды австралийские соединения попадали в плен и оказывались полностью перебиты в нарушение всяких международных договорённостей: после поражения в Джохоре 145 австралийцев вместе с индусами были убиты по распоряжению генерала Такумо Насимуры; затем был уничтожен сдавшийся на Амбоне батальон австралийцев, а чуть позже та же участь постигла батальон на Западном Тиморе.

О Тиморе, однако, стоит поведать поподробнее. В феврале 1942 года совместно с голландцами войска Австралии заняли Тимор, и почти год австралийские солдаты под командованием бывшего журналиста Александра Спенса сковывали японцев на острове, ведя ожесточённую партизанскую войну против японских сил. Несколько сотен австралийцев сдерживали 12 тысяч солдат Императорской армии, уничтожая их одного за другим всеми доступными способами. Многие любят вспоминать Хиро Оноду, который в одиночку вёл партизанскую войну на филиппинском острове Лубанг. Так вот представьте 12 тысяч подобных бойцов, которые были не в состоянии перебить 900 австралийцев. Более того, эти 12 тысяч явно пригодились бы Японии в более важных местах — Бирме, Китае, Новой Гвинее. Таким образом, участие австралийских солдат в Тиморской операции сковало немалый контингент в стратегически бессмысленной точке, что позволило ослабить японцев в другом месте.

Как воюющая сторона, Австралия не смогла миновать ударов агрессора по своей территории. Бомбардировка Дарвина 19 февраля 1942 года по масштабам использованной авиации и боеприпасов вполне сравнима с Пёрл-Харбором, если не превосходит его. Внезапный удар по неподготовленному к авианалёту городу повлёк множество жертв и, впоследствии, сильное ослабление австралийских сил в Индонезии, которые через Дарвин и снабжались. Ещё 58 раз город бомбили, а последний налёт на Австралию состоялся 12 ноября 1943 года. Но именно первый авианалёт 19 февраля остаётся в памяти австралийцев. Его даже показывают в кино.

И это всё — второстепенные ТВД для Австралии. Главным же было противостояние с Японией на Новой Гвинее, когда армии двух стран фактически сошлись один на один. После поражения японского флота от американцев при Мидуэе и пирровой победы над объединенным флотом США и Австралии в Коралловом море Япония не имела возможности высадить крупный морской десант в южной части Тихого океана. Японцам было необходимо обзавестись базами на островах. Они сделали ставку на Порт-Морсби (оборудованный морской порт), Рабаул (ремонтная база и перевалочный аэродром) и Гуадалканал (там японцы занялись строительством аэродрома). Затем, перегруппировавшись, японцы хотели отрезать коммуникации Австралии как в Индийском, так и в Тихом океане, тем самым лишив австралийцев поддержки со стороны Британии и США соответственно.

После Япония могла установить полную блокаду Австралии и Новой Зеландии, что повлекло бы относительно легкое выведение обеих стран из войны. Прямого вторжения и массированных авиабомбардировок оба доминиона выдержать долго не смогли бы. Это могло привести к переброске армии и флота Японии либо на запад — в Бирму и Ассам, либо на восток — для защиты коммуникаций в Тихом океане, обороны от натиска США или даже попыток переломить ход войны в свою пользу. После захвата Гуадалканала на Соломоновых островах и Рабаула в Новой Британии Новая Гвинея осталась единственным местом, где Австралия могла оказать Японии существенное и эффективное сопротивление.

В начале 1942 года японцы уже взяли под контроль северную часть Новой Гвинеи. Лишь хребет Оуэн-Стэнли отделял их от центра тогдашнего Австралийского Папуа. У Австралии было мало солдат, американцы под командованием Макартура тоже не располагали войсками нужной численности, чтобы оборонять горные перевалы от японцев. В итоге австралийские власти решили начать мобилизацию папуасов, которых было призвано до двухсот тысяч. Туземцы выполняли вспомогательные задачи, тащили по малярийным джунглям различные грузы и участвовали в битвах наравне с австралийцами и американцами. Так, отряд Папуасского пехотного батальона под командованием австралийца Джона Чалка стал первым австралийским соединением, оказавшимся на пути японцев в битве за Кокоду. Оборона Кокодского аэродрома очень сильно смахивает на оборону Донецкого. Несмотря на то, что австралийцы были плохо обучены, малочисленны и плохо вооружены, их сопротивление было таким сильным, что японцы решили, будто имеют дело с отрядом в 1200 человек, хотя на деле тех было всего 77. Они боролись явно лучше сдавшихся в Сингапуре англичан.

Такими же были действия почти всех австралийских частей в Новой Гвинее. Край райских птиц, доселе не видевший большую часть достижений цивилизации, оказался для насильно цивилизовавшейся восточной страны неприступным. Японцы так и не смогли взять Порт-Морсби, австралийцы, американцы и папуасы начали войну на истощение, приведшую к гибели 200 тысяч японских солдат. Для сравнения, Центральная и Западная группировки армии Японии располагали 300 тысяч солдат вместе в 1945 году, корейская группировка — 200 тысяч. Четыре австралийских и две американских дивизии смогли уничтожить столько же солдат, потеряв 15 тысяч человек. Да, дорогие советские историографы, австралийцы не знали девиза «мы за ценой не постоим».

18 апреля 1943 года над Бугенвиллем был сбит самолёт с адмиралом Ямомото на борту. Это был колоссальный удар по японскому боевому духу. Кампания на Соломоновых островах велась уже под полным контролем США при лишь номинальном присутствии Британии. Примерно с 1943 года Австралия и США начали всестороннее сближение не только в военной сфере, но и в плане экономики и внешнеполитической ориентации вообще. Далекая Британия, которая ничем по факту не смогла помочь своему доминиону, только мешала, по мнению австралийцев, общей борьбе с японским агрессором. Участие австралийцев в войне в Африке и Европе сделало саму землю Австралии беззащитной перед угрозой японского вторжения. Англия воспользовалась Австралией, оставив её неприкрытой, потому Австралия и захотела независимости. Переориентация в сторону США была для австралийской элиты вполне логичным и обусловленным шагом, очень удачно вписавшимся в тренд распада Британской империи.

Распределение ролей среди союзников, возможно, и стало тем фундаментом, на котором строилась общая победа. СССР утилизировал человеческие ресурсы Германии, то же самое с Японией делал Китай, США и Англия проводили основные операции на море. Ролью Австралии в войне было выиграть время в противостоянии, пока Англия и США копят силы для контрудара. Стоять до кона, а затем бить по врагам вместе с союзниками. И австралийцы с этой задачей безупречно справились.

12 305

Читайте также

История
Неизвестный подвиг сотен миллионов

Неизвестный подвиг сотен миллионов

Многие российские сталинисты любят помечтать о союзе России с Китаем, направленном против Запада. При всей своей «синофилии» они не имеют ни малейшего представления о той выдающейся роли, которую сыграл Китай в спасении режима их кумира во время Второй мировой войны. А если им сказать об этом, то наверняка будут яростно отрицать. Фишка ещё и в том, что это был Китай гоминдановский, антикоммунистический.

Ярослав Бутаков
История
Австралийский католик Боб

Австралийский католик Боб

«Ни один человек за последние пятьдесят лет не имел такого влияния на политику. Ни один политик не внушал такой преданности сторонникам и такого страха противникам. И никто не пользовался столь же неизменным уважением друзей и врагов». Человек, о котором это сказано, родился 100 лет назад. Звали его Бартоломью Аугустин Сантамария. Или просто Боб. Так называли своего лидера австралийские рабочие. Поднявшиеся по его призыву против коммунистической бесовщины и буржуазной алчности.

Владислав Быков
История
Япония — освободительница

Япония — освободительница

Для значительной части народов АТР победа антияпонской («антифашистской») коалиции, означавшая на первых порах возвращение к довоенным порядкам, отнюдь не была освобождением. И если отрешиться от ложного европо- или американоцентризма, то мы увидим, что альтернативное отношение к событиям Второй мировой войны в АТР есть нормальная позиция для более чем одного миллиарда людей Земли. Согласитесь, что с таким фактом следует считаться.

Ярослав Бутаков