История

Корейская бандеро-тамбовщина

Корейская бандеро-тамбовщина

Корейская война была исторической вехой. Она проложила один из рубежей XX века. Что может быть неизвестно о таком грандиозном событии через шестьдесят пять лет? Однако мало кто вспомнит эту дату: 15 января 1951 года. Некруглый юбилей особенно интересен для сегодняшней России. В этот день учредилась Партизанская пехотная группа. Корейские «антоновцы» и «бандеровцы». Северокорейцы, воевавшие против Ким Ир Сена. Победившие в войне. Но не признавшие победу — пока она не станет окончательной.

«И неслышно шла месть через лес»

Полное название легендарного подразделения — Корейская партизанская пехота Объединённых Наций. Уже этим обозначается всемирное значение 20-тысячного боевого формирования. Мир должен знать, что такое Север Кореи. Это не упырская династия Кимов. Это — командир Чан Чжэ Хва, учитель Пак Сан Чжун, медсестра Ким Вун Сан, солдат Чо Пхён Ун.

Ни один народ добровольно не принимает коммунизм. Это такой же закон, как и то, что демократическим путём коммунисты к власти не приходят. Корейцы не исключение, северные в том числе. На пятый год коммунистического правления суровый счёт к Ким Ир Сену, его номенклатуре, его партии и его госбезопасности имели миллионы людей.

Особенная жесть творилась в прибрежном регионе Хванхэдо. Стандартный букет партийного беспредела, репрессий и расправ, коллективизации и холуйского культа расцветал по всей Северной Корее. Но здесь добавился особый фактор: Хванхэдо разрезали по-живому. Север провинции попал в КНДР, юг отошёл Республике Корея. Само собой, любой контакт с родственником на юге стал на севере госпреступлением. Можно представить, как ненавидели здесь пхеньянских хозяев.

10 тысяч человек взялись в Хванхэдо за оружие задолго до прорыва войск генерала Макартура. Кто были эти люди? Раскулаченные крестьяне. Разорённые мелкие предприниматели. Рабочие и ремесленники, зачисленные в буржуазных пособников. Школьные учителя, вузовские преподаватели. Конечно, бывшие чиновники и полицейские, которые вообще непонятно как прожили эту пятилетку, в каких подсобках пережидали. В общем, практически все социальные группы, кроме коммунистической бюрократии, помещичьей аристократии и крупной буржуазии.

Ничего не напоминает? Вот именно. Тамбовское восстание. Украинская бандеровщина. В лесах практически все. Бандит с полицейским, работяга с профессором, крестьянка с художником идут плечом к плечу. Идеологическая платформа не имеет особого значения. Эсеры так эсеры, националисты так националисты. Достаточно объединяющего антикоммунизма. Главное — снос уродской системы, несовместимой с жизнью. И месть самим уродам. Для каждого ставшая личной.

Тигры гуляй-поля

Военных навыков не хватало даже у полицейских. Не говоря о крестьянах или студентах, которых всем курсом привёл к партизанам учитель истории Пак Сан Чжун. Потери в 1950-м они несли серьёзные. Но зашкаливала ненависть и непримиримость, силу дарили враги. Учились войне на ходу и боевые уроки сдавали на отлично. Каждый полководец мечтает о таких солдатах. Дуглас Макартур тоже.

Приказ привести корейскую партизанщину к регулярному знаменателю получил от командования войск ООН полковник 8-й армии США Джон МакГи. Кстати, герой Тихоокеанского театра Второй мировой. Бивший на Филиппинах императорских самураев и теперь переключившийся в Корее на коммунистических секретарей. Документально «гуляй-поле» Хванхэдо оформили в подразделение 8-й армии 15 января 1951 года. Ровно 65 лет назад.

Официально назвали: Корейская партизанская пехота ООН. По-английски UNPIK. В обиходе чаще говорилось: Партизанская пехотная группа. Номер части несколько раз меняли: 5816, 8086, 8240 — все эти цифры сделались частью легенды. Как и прозвища: сначала «Ослики», потом «Леопарды», наконец — «Белые тигры». Впечатляющая эволюция, однако. Были на то причины.

Интересно, кстати, сравнить с мощным партизанским движением на оккупированных территориях СССР 1941–1944-го. Которое обычно создавалось совсем по другим лекалам. Сначала формировалось партийное подполье или забрасывалась из Центра разведывательно-диверсионная группа. Вокруг них уже кристаллизовались несогласные с «новым порядком». В Корее же произошло с точностью до наоборот. Антикоммунистические партизаны стихийно сражались полгода. Как Пак Сан Чжун со студентами — штыками выкапывали северокорейские мины и переставляли их на дороге кимирсеновских танков... Пока на них соизволили обратить внимание в высоких штабах Объединённых Наций.

Полевого командира Корейской партизанской пехоты звали Чан Чжэ Хва. До коммунизма и войны был частным торговцем. При Ким Ир Сене, конечно, раскурочили. Себе на голову. Вряд ли конфискованные у него товары сколько-нибудь окупили дальнейшие расходы. Каким он был бизнесменом, история умалчивает. Но боевиком оказался — просто самородком.

Винтовка в руках сестры

3 марта Чан Чжэ Хва и его партизаны получили приказ провести разведрейд в городе Саривон. Однако парни явно разошлись. Видимо, накипело. Они атаковали не только несколько военных объектов, но и местную штаб-квартиру кимирсеновской компартии. По приходу доложили об уничтожении 280 солдат и офицеров противника. Таким салютом отметили северокорейцы своё начало в регулярных войсках международного сообщества.

Бойцы UNPIK участвовали в освобождении Сеула. Но главным их делом оставались внезапные боевые рейды, засады, диверсии. Даже на сильно охраняемых и технически сложных объектах. Шквальные залпы из зарослей, скоротечный замес, быстрый отход. Порой освобождали из плена своих. Порой брали в плен чужих. К концу 1951 года Партизанская пехотная группа насчитывала более 20 тысяч человек, включая даже китайских перебежчиков от Мао Цзэдуна.

Американское участие ограничивалось сотней инструкторов. Но к ним вполне можно причислить отряд британского капитана воздушной разведки Эллери Андерсона с участием корейских антикоммунистов. Он работал в основном на транспортных коммуникациях. И героические ребята из уникального в военной истории партизанского флота. Эти джонки под командованием американского артиллериста Джея Вандерпула круто потрепали береговую охрану коммунистов.

Военные результаты известны отрывочно. Задокументированы итоги 1951-го. 69000 кимирсеновцев и маоцзэдуновцев убиты. Около 900 взяты в плен либо перешли к партизанам. Захвачены и уничтожены 2700 грузовиков и автофургонов. Взорваны 80 мостов.

Что-то кажется сомнительным? Точные цифры доказать трудно, документация сохранилась отрывочно. Но если учесть, что одних китайцев в ту топку было брошено порядка миллиона, а четверть миллиона поставил под ружьё Ким Ир Сен — начинаешь с доверием относиться к словам партизанской медсестры Ким Вун Сан. Она не раз меняла бинты на винтовку. И собственноручно уложила сотню врагов.

Они и мы

«Я сражался за свою страну, за корейский народ. Я хотел закрыть страну собой и разгромить врага», — вспоминает на ветеранском сходе старый боец Чо Пхён Ун. Партизаны каждый год собираются у сельского мемориала на острове Кёдон. За узкой полосой воды виден Север Кореи. Сюда и на другие острова летом 1950-го вытеснили их коммунисты. Отсюда они зимой вернулись с огнём и металлом мстить за погибших товарищей.

Южные корейцы отстаивали свободу своей земли. Американцы и ООНовцы помогали южнокорейцам. Но партизаны Объединённых Наций были корейцами северными. Они сражались за свободу всей Кореи, не только Южной, за свержение коммунистического режима в своём доме. Их война не могла закончиться перемирием на 38-й параллели.

Понятно, что уже начало переговоров в середине 1951-го стало для них предательством. Понятно, что они об этом думали, что и кому говорили. Понятно, как это слушали. Не потому ли южнокорейское правительство платит ветеранам UNPIK пониженные пенсии — мол, не служили в армии РК?..

Некоторые, впрочем, служили. Даже больше половины, двенадцать тысяч из двадцати. Но уже после войны, когда 30 апреля 1954-го союзное командование расформировало UNPIK. Другие ушли на гражданку. Третьи, немногие, решились вернуться на север, не смогли остаться без родных. Что с ними стало, неизвестно. Другое известно — были такие, кто вернулся в КНДР воевать дальше.

«Вот их родина, через пролив, — говорит ветеран-американец, ежегодно приезжающий на Кёдон, к друзьям-корейцам. — Там их сердца. Они ждут, чтобы вернуться». А там, за проливом и проволокой, соотечественники ждут партизан. Вот кого — тех, кто ждёт по обе стороны — реально боялись два Кима с их камарильями и теперь боится третий. От них, а не от «империалистов», заслоняется он лагерями и бомбами-H.

Правильно боится. Так оно и будет. И у них, и у нас.

14 757

Читайте также

Злоба дня
PEGIDA — не болезнь. Это симптом

PEGIDA — не болезнь. Это симптом

Прежде чем воротить нос от движений, подобных ПЕГИДА или «Альтернатива для Германии», нужно понять, что их появление — не более, чем следствие собственных ошибок истеблишмента. Нытьё «никаких нервов не хватает» и «о чём с ними разговаривать» не может быть принято в оправдание. И тот, кто не владеет риторическим искусством и не располагает должным самообладанием, чтобы вести дискуссию, должен немедленно прекратить болтовню о «свободе слова», нарядиться в саван и отправиться подыхать в Лугандонию или пакистанскую Зону племён, потому что именно там собрались их настоящие сторонники.

Вадим Давыдов
История
«За Советы без коммунистов!»

«За Советы без коммунистов!»

Ну казалось бы, какие могут быть герои в братоубийственной войне? Давно пора, говорят нам, покончить с этой междоусобицей в умах русских людей и придти к национальному примирению. Всё верно. Однако от конкретного отношения к конкретным лагерям и лицам той кровавой исторической драмы всё равно никуда не деться. И это отношение — чтобы уж действительно положить конец национальному расколу — должно быть объективно историческим.

Ярослав Бутаков
Политика
Юбилей антисоветского интернационала

Юбилей антисоветского интернационала

Три десятилетия назад, 2 июня 1985 года, состоялась всемирная конференция антикоммунистических повстанцев. В ангольском городе Джамба, партизанской военной столице, собрались с трёх континентов лидеры вооружённой борьбы с тоталитаризмом. Заявили о солидарности, договорились о взаимопомощи, учредили Джамбори — Демократический Интернационал, международный союз бойцов против красной чумы.

Владислав Быков