Политика

Кубинский Савинков

Кубинский Савинков
Пикет против режима Фиделя Кастро в Нью-Йорке, 27 апреля 1961 года

Сегодня отмечается 90-летний юбилей примечательного человека. Пламенный кубинский революционер. Беззаветный патриот Острова Свободы. Борец и победитель диктатора Батисты. Кость в горле правящих кругов США. Звали этого кубинца... нет, не Фидель Кастро Рус! Это — Орландо Бош Авила. Огненосный повстанец, гроза любой тирании. Кошмарный сон Кастро даже через годы после своей кончины.

«Пироман» на мрачном пиру

Так уж было суждено, что родился Орландо Бош ровно через пять дней после того, как появился на свет его будущий сподвижник и смертельный враг. Фидель Кастро — 13 августа. Орландо Бош — 18 августа 1926 года. Отец Кастро стал богатым землевладельцем, сахарным плантатором. Отец Боша начинал полицейским, тоже обзавёлся деньгами и стал владельцем ресторана. Оба — Фидель и Орландо — поступили в Гаванский университет. Оба стали старостами своих групп: соответственно на юридическом и медицинском факультетах. Оба возненавидели Фульхенсио Батисту и его диктаторский режим.

В студенческие годы Кастро и Боша вообще трудно было различить. Талантливые и амбициозные парни конкурировали за влияние на сверстников. Но при этом были единомышленниками, сподвижниками и даже большими приятелями. Бош руководил Федерацией студентов университета. Кастро возглавил Движение 26 июля, к которому Бош примкнул как активист.

Пока коммунисты не приходят к власти, они могут казаться демократами. К тому же Кастро поначалу коммунистом и не был (это уж потом ему искренне понравилась и пригодилась система тотальной власти). По молодости Орландо повёлся за Фиделем. Но своим кумиром и ориентиром он всегда держал Хосе Марти.

В Движении 26 июля Бош быстро освоил свою эксклюзивную функцию. Он получил кличку Piromaniaco или Piro — «Пироман». Отчасти за взрывной характер. Отчасти за отличное умение изготовлять бомбы и взрывать их. «Против Батисты мы поставили сорок бомб, — вспоминал он много лет спустя. — И сработало!»

Когда батистовская полиция вышла на след «Пиромана», он посчитал за лучшее сбежать в Майами — благо, рядом. После революции вернулся на родную Кубу. Ждал новой жизни — без сумасшедших диктаторов, без тотальной слежки, без распоясавшихся карателей. Многие ждали... Не тут-то было. Батистовские методы пришлись по душе новым властям. Но не Орландо Бошу. Пришлось снова вспомнить школьный курс химии.

В горах Эскамбрай разгорелось антикоммунистическое восстание кубинских крестьян. Против нового режима поднялись люди, подобные Бошу — романтики революции, которые не могли смириться с превращением Кастро в сильно ухудшенную копию Батисты. Например, Элой Гутьеррес Менойо, один из лидеров революции, участник нападения на дворец Батисты. Или команданте Уильям Морган — американский интернационалист, плохо говоривший по-испански, но хорошо сражавшийся за освобождение Кубы.

Команданте как-то сказал: «Диктаторы и коммунисты — это не те люди, с которыми удобно иметь дела». Многие кубинцы с этим согласились. Отсюда накал восстания, длившегося шесть лет. Оно разрослось в гражданскую войну. Куда более масштабную и кровавую, чем свержение Батисты. В официальной коммунистической историографии Восстание Эскамбрай названо «война против бандитов». Кастровцы взяли пример с советских псевдоисториков. Большевистские каратели тоже воевали с «бандитами» — тамбовскими антоновцами, украинскими махновцами, западными сибиряками, среднеазиатскими дехканами...

Режим Кастро, поддержанный «соцлагерем», сумел подавить восстание. Но борцы не сдались. Не сдался и и «Пироман». Закалённый в боях и уже не такой светлонаивный, каким был в студенческие годы. Ещё студентом он сильно недолюбливал коммунизм. А теперь возненавидел люто, как положено.

Сила против насилия

Свою борьбу против Кастро он не отделял от общего антидиктаторского тренда. То, что раньше олицетворялось Батистой, стало ассоциироваться с Кастро. Тирания злобных сеньров, издевательства над народом. Тупая жестокость, наглая коррупция. Духовные скрепы, идеологическая нудятина. Из-за океана все эти черты кубинской системы выглядели не так заметно. Но кубинцам виднее. А Орландо Бош — стопроцентный, хрестоматийный кубинец.

Идеология идеологией, но был и ещё один момент, никак не устраивавший Боша. Зверства дорвавшейся до власти компартии потрясли кубинцев. Особенно бессудные расстрелы, которыми оттягивался Че Гевара. Советскподданые, китайцы, вьетнамцы, северокорейцы, восточноевропейцы тогда уже привыкли к насилию, а вот кубинцы — нет.

Но как противостоять? Эмпирический опыт подсказывал, что методы Махатмы Ганди здесь не катят. Нужны более действенные меры. Дадим слово Бошу: «Против насилия нужно бороться насилием. Хотя порой невозможно не задеть невинных людей». Увы, так и есть: в замесах часто терпят невинные. Свести их количество к минимуму — вот задача, которую ставит перед собой настоящий боец.

Решается эта задача следующим образом. Для начала отслеживаются несомненные враги — руководители партгосаппарата, а также их ближайшие прихвостни. Выясняются места их базирования и маршруты. Отсеиваются места, где могли бы пострадать обыватели. Никаких рынков. Никаких торговых центров. Никаких подземок.

«Пироман» в качестве целей своих атак выбрал объекты любого государства, сотрудничающего с Кастро. На практике это означало войну против «мировой социалистической системы». Кстати, в 1974-м организация Боша так и сделала — официально объявила войну режиму Кастро.

Реальная война, разумеется, началась раньше. 15 сентября 1968-го организация Боша «Кубинская сила» обстреляла гранатомётами судно «Polankia», принадлежащее ПНР. Американцы — даром что друзья по антикоммунистической борьбе — тотчас же посадили Боша в тюрьму, откуда он, впрочем, досрочно освободился через четыре года. О чём те же самые американцы вскоре пожалели: драйв антикоммунизма пугал их. Им хотелось не воевать, а соревноваться с коммунистами в миролюбии. Это называлось «разрядкой международной напряжённости». Бош не разделял подобных иллюзий.

Точечный спецоператор

В этом смысле «Пироман» был не одинок. Середина 1970-х стала эпохой расцвета экстремизма самых разных оттенков. В ФРГ леваки из РАФ сражались с неонацистами Военно-спортивной группы Гофмана. В Италии полыхали «Свинцовые семидесятые», «красные бригады» месились с бригадами «чёрными». Португалия раскачивалась от Революции гвоздик к Жаркому лету. В Северной Ирландии и верные британской короне протестанты воевали против католиков Ирландской республиканской армии. В континентальной части Южной Америки страх на обывателей наводили колумбийские ФАРК, аргентинские монтаньерос и ААА, чилийские ПиЛ и МИР (не путать с «русским миром»). Старались не отставать японцы из «Красной армии» и «Патриотической партии». Понемногу разгоралось пламя сикхо-индийского противостояния, в котором сгорела Индира Ганди. Возникли «Тигры освобождения Тамил-Илама», десятилетие спустя потрясшие всех (особенно своих соседей по Шри-Ланке) неимоверной жестокостью. Там же поднялись красные НФО, а против них — антикоммунистические мстители «Зелёные тигры». Грозой турецких дипломатов и чиновников стали армянские боевики.

Орландо Бош, подобно армянским «коллегам», направил остриё в том же направлении. На кубинских чиновников и дипломатов, представлявших режим Кастро. «Кубинская сила» намеревалась путём точечных ликвидаций заставить Кастро освободить политических заключённых и начать переговоры с оппозицией.

Из американской тюрьмы Бош направился в Венесуэлу. У власти в Каракасе находился тогда не Уго Чавес, а Карлос Андрес Перес. Этого социал-демократического правителя нельзя назвать таким уж антикоммунистом. Даже наоборот: именно при нём Венесуэла восстановила дипломатические отношения с Кубой. Именно он одним из первых латиноамериканских президентов посетил СССР. Тем не менее, Андрес Перес принял «Пиромана». Возможно, решил следовать лозунгу Мао: «Пусть расцветают сто цветов, пусть соперничают сто школ». Так что вскоре Бош оказался в венесуэльской тюрьме. За попытку взорвать кубинское и панамское диппредставительства. Но быстро вышел.

Отношения Боша с правителями-антикоммунистами складывались непросто. Предложил было Сомосе организовать покушение на Кастро — тот отказался. По этическим соображениям не захотел повторять действия убийц своего отца, такого же главы государства. Обратился с аналогичным предложением к Пиночету — дон Аугусто отмахнулся. Несерьёзно, мол, да и не стоит пихованный бородач генеральского внимания. США тоже подкачали — Бош потом говорил: «Если бы ЦРУ решилось, Кастро был бы мёртв». В общем, с государственными верхами у «Пиромана» отношения не задались.

Настолько, что по сей день держится конспирологическая версия. Дескать, в день убийства президента Кеннеди, ненавидимого кубинскими антикоммунистами за нерешительность, Орландо Бош был в Далласе. Есть даже фотка: человек, похожий на Боша, сидит невдалеке на поребрике с каким-то приятелем. Ждёт, что будет через несколько минут.

Зато с пиночетовской спецслужбой ДИНА Орландо Бош сошёлся без проблем — в ходе операции «Кондор». На той же волне «Кубинская сила» подплыла и к Антикоммунистическому альянсу Аргентины. Вместе с аргентинцами бошевцы совершили покушение на кубинского посла в Аргентине, а также подорвали советское торгпредство в Мексике и мексиканское посольство в Гватемале. В отместку за сохранение Мексикой дипломатических отношений с Кубой.

Аргентинец Че Гевара убивал кубинцев на Кубе. «Кубинская сила» убивала представителей Кастро в Аргентине. В этом есть что-то символичное...

В Чили, где «Пироман» очутился после выезда из Венесуэлы, он пробыл недолго. Американцы потребовали от Пиночета выдать Боша как преступника. Пришлось уехать в Доминиканскую Республику. Там-то Бош и создал новую организацию. Точнее, некую структуру надорганизационного уровня — КОРУ (Координация объединённых революционных организаций). Намечался новый виток антикастровской борьбы. 23 сентября 1976-го «Пироман» вновь прибыл в Венесуэлу. Президент Перес не возражал.

10/6 — 9/11

6 октября 1976 года случился теракт. Сделавший имя Боша всемирно известным, но сильно подкосивший репутацию. На борту «Douglas DC-8-43» «Кубинских авиалиний» взорвалась бомба. Авиалайнер летел из Барбадоса на Ямайку. Экипаж решил возвратиться на Барбадос, но началось быстрое снижение. В нескольких километрах от берега самолёт врезался в воду. Погибли все 73 человека, находившихся на борту. Это крупнейший теракт в истории Карибского региона и один из крупнейших воздушных терактов в истории.

Пассажиры на самолёте летели не совсем обычные. 5 северокорейцев (четыре чиновника с кинооператором). 11 гайанцев (десять студентов-медиков и жена дипломата). 24 кубинских спортсмена-фехтовальщика, только что выигравшие золотые медали на чемпионатах Центральной Америки и Карибских островов. 4 высокопоставленных кубинских чиновника (директор Национального института спорта Мануэль Перми Эрнандес, секретарь по вылову креветок Хорхе де ла Нуэс Суарес, национальный комиссар по стрелковому спорту Альфонсо Гонсалес и агент Министерства внутренних дел Доминго Чакон Коэлло). Ещё 24 «рядовых» кубинцев. 5 членов экипажа. Совокупность потерь такова, что пропорционально удар 10/6-1976 для Кубы сравнивают с 9/11-2001 для США.

За терактом последовал суд. Который за недостатком улик оправдал всех четверых обвиняемых. Среди них был и Бош.

Но «Пироман» не стал ломать комедию в стиле «их сбил кубинский истребитель, да и вообще там летели мёртвые пассажиры». Не признавая непосредственной ответственности за взрыв, Бош, однако, подчёркивал: «Все самолёты Кастро — военные». А на войне как на войне. На авиалайнере летели несколько чиновников (не только из Кубы, но и из дружественных Кастро государств), которые вполне могли стать целью КОРУ. Немаловажно и то обстоятельство, что спортивные успехи сборной раздувались официальной пропагандой режима. Следовательно, спортсмены воспринимались как невольные (а может, и сознательные) соучастники преступлений кастровской диктатуры.

За неимением иных версий, следует признать, что причастность «Пиромана» Боша к взрыву весьма велика.

В общей сложности Орландо Бошу приписывают более ста терактов. Мишенями становились в основном дипломаты и деятели международной торговли. Либо кастровские, либо сотрудничавшие с Кастро. Активисты дружественных компартий и соцпартий и компартий — туда же. Участники КОРУ воспринимали их как пособников тоталитарной диктатуры — с соответствующим для них результатом.

Фидель пытался-пытался схватить Орландо. Но всё без толку — кубинским чекистам и развдечикам так и не удалось добраться до бывшего дружбана своего бородатого шефа. «Чудовищный Орландо Бош, этот детский врач и убийца, мирно спит в своей постели!» — возмущалась «Гранма». Бош за словом в карман не лез: «Я хотел убить Фиделя Кастро. Сожалею, что он умрёт в своей постели». В общем, поговорили друзья.

Видать, Бошу на роду было написано, что карать его будут только единомышленники-антикоммунисты. Вернувшись в США в 1987-м, он снова очутился в тюрьме. Впрочем, через три года освобождён, помилованный Джорджем Бушем-старшим. Уже вовсю цвело «новое мышление», обрушивалась мировая «соцсистема». Мир менялся. Коммунистов уносила Лета, заодно оставляя без работы антикоммунистических пироманов.

Перекличка великих эпох

27 апреля 2011 года Орландо Бош Авиа закончил свой земной путь. Случилось это всё в том же Майами, центре кубинской эмиграции. Там, кстати, сорока годами раньше родился Марко Рубио. Который, глядишь ещё станет президентом Америки.

Орландо Бош был популярен в кубинской диаспоре. Его мемуары читаются взахлёб. Уважали его и американские WASP’ы, особенно республиканцы. Достаточно сказать, что о его освобождении ходатайствовал губернатор Флориды Джеб Буш, сын одного президента США и брат другого.

Добился ли Бош своих целей? Ведь на Кубе до сих пор правит семья Кастро. Неужели «Пироман» боролся зря? Но разве зря взрывал гитлеровский сходняк промахнувшийся Клаус фон Штауффенберг? Разве зря восставали против Хрущёва новочеркасские рабочие, а против Брежнева моряки Валерия Саблина? Наконец, те же крестьяне Тамбовщины или матросы Кронштадта. Ведь только в январе 1994-го Борис Ельцин наградил последнего кронштадтского повстанца, только в августе 2012-го петербургские антикоммунисты сшибли мемориальную доску палачу кронштадтцев Трефолеву, только теперь готовится установление нового обелиска Антоновщине. Много прошло времени, но победили — они.

В истории России был человек, похожий на Орландо Боша. Звали его Борис Викторович Савинков. Он тоже умудрился повоевать против двух тираний: сначала царской, потом коммунистической. По характеру, пишут, был не сахар (как и «Пироман»). Тоже предпочитал действовать методами индивидуального террора. Тоже метался между странами. Но вернулся на родину. И потому погиб в 46 лет, а не умер в 84, как Бош.

Под конец жизни Бош был счастлив. Руководитель Кубино-американского национального фонда в Майами Пепе Эрнандес сказал: «Он умирал спокойно, зная, что его борьба, теперь иными средствами, будет продолжена нами». Это и есть ответ, добился ли Орландо Бош своей цели.

5 440

Читайте также

Политика
День контрас

День контрас

27 июня Никарагуа отмечает День контрас. Празднуется эта дата с 2012 года. Официально называется День никарагуанского сопротивления, мира, свободы, единства и национального примирения. Но реально это день контрас. Тех самых контрас, про которых не мог не слышать ни один россиянин старше сорока.

Владислав Быков
История
Корейская бандеро-тамбовщина

Корейская бандеро-тамбовщина

Корейская война была исторической вехой. Она проложила один из рубежей XX века. Что может быть неизвестно о таком грандиозном событии через шестьдесят пять лет? Однако мало кто вспомнит эту дату: 15 января 1951 года. Некруглый юбилей особенно интересен для сегодняшней России. В этот день учредилась Партизанская пехотная группа. Корейские «антоновцы» и «бандеровцы». Северокорейцы, воевавшие против Ким Ир Сена. Победившие в войне. Но не признавшие победу — пока она не станет окончательной.

Владислав Быков
История
Жаркая Брага, или Винтовка рождает свободу

Жаркая Брага, или Винтовка рождает свободу

13 июля 1975-го под колокольный звон крестьяне с ружьями и тяпками двинулись мочить коммунистов с их подголосками. Комми вынуждены были хорошо озираться. Но это мало им помогало. Сотни нападений, избиений, пожаров и перестрелок накрыли север Португалии. Толпы активистов «Мария да Фонте» жгли офисы ПКП и громили административные присутствия. Боевики MDLP устраивали массовые крестьянские демонстрации, атаковали коммунистических и правительственных функционеров. Оперативники ELP стреляли на поражение и взрывали без предупреждения.

Владислав Быков