Политика

Алексей Навальный — наш Ральф Нейдер

Алексей Навальный — наш Ральф Нейдер

После недавней хулиганской акции путиноидов, бросивших торт в Алексея Навального, можно с уверенностью сказать, что ведёт он себя гораздо достойней Михаила Касьянова. Тот, напомню, слишком серьезно воспринял неудачную шутку кадыровских приспешников, бросивших также в него торт. А вот Алексей Анатольевич — нет, он как раз более чем вменяемо к этому отнесся, даже с некоторой иронией. Беда только в том, что оба они не ведут себя так, как должны бы вести себя настоящие политики.

Политика как таковая — это представление и представительство взглядов тех или иных групп населения. Прямая же защита их прав — это хорошо, но это не может заменить репрезентативные функции политики, в крайнем случае она их может дополнить. У нас в России много таких общественников, которые считают себя политиками, но таковыми по сути не являются. Это могут быть чиновники-аппаратчики, выпавшие из обоймы, разного рода интеллигентные профессора, решившие, что их академического знания достаточно, и, наконец, разгребатели говна в той или иной общественной сфере, которую по разным причинам не хотели доселе выносить на обозрение.

А последние были не только в России. Очень много подобных деятелей было и за океаном, в частности в США. Американские общественные деятели, становившиеся популярными из-за раскладывания по полочкам определенной сферы жизни, шли в большую политику, где, как правило, терпели крах, а порой невольно становились жертвами закулисных игр политиков более опытных и искушенных, то есть настоящих. Так, к примеру, произошло с Ральфом Нейдером, которому история уготовила роль «могильщика мускульных машин», а также главного спойлера демократов на выборах 2000 года.

Адвокаты

Ваш покорный слуга очень уж любит строить аналогии, да и такое сопоставление может показаться весьма точным знающим людям. Нейдер и Навальный действительно похожи очень многим. Оба, например, на некоторое время ушли в юриспруденцию. Сын ливанских имигрантов Ральф Надир (написание «Nader» (نادر) просто подверглось двойной транслитерации) окончил Принстон и Гарвардскую школу права, после чего пробился в Вашингтон в Министерство Труда. Навальный, как мы знаем, является выпускником РУДН, а позже и Йеля, а также Финансовой академии при Правительстве. Оба имеют прекрасное образование. И оба вроде как были адвокатами. Вроде как потому, что как практика Нейдера в Хартфорде, так и адвокатская деятельность Навального в Кирове и Москве не были продолжительными и не слишком положительно сказались на репутации обоих. Ни за тем, ни за другим особо успешных дел и судебных процессов не стоит.

Нереализованность в качестве адвокатов примерно одинаково отпечаталась на психологическом состоянии наших героев. Оба они хотели больше славы и признания, чем денег и успешной самореализации, а посему просто продолжили представляться «адвокатами», хотя эта их деятельность была в их жизни всего лишь эпизодом. И во всех информационных сообщениях они как адвокаты и мелькали — СМИ должны были показать, что перед нами не просто кто-то с горы. В остальном же Нейдер был более публицистом и писателем, а Навальный скорее является блогером или финансистом, нежели юристом. И обоих их, повторюсь, нельзя назвать политиками.

«Опасные на любой скорости»

Писательством по сути оба и занимались более-менее постоянно. У каждого, кто пишет, так или иначе должен быть свой шедевр, свой бестселлер. У Бориса Немцова таковым стали доклады «Путин. Итоги», «Путин. Война» и прочие, раскрывающие коррупционную сущность высшей российской власти, у Александра Литвиненко это книга «ФСБ взрывает Россию», которая также стоила ему жизни. У Навального, вероятно, этот шедевр ещё впереди. А у Нейдера шедевром и бестселлером стала книга «Опасен на любой скорости», которая во многом повлияла на тренд развития американского автопрома на десятилетия вперёд.

Ральф Нейдер долго занимался проблемами автомобильной безопасности. В Америке, стране колёс, где самое высокое число автомобилей на душу населения, вопрос, затрагивающий эту сферу, рано или поздно должен был вызвать серьёзный отклик. Нейдер и решил в него влезть. Уже будучи советником по автомобильной безопасности при одноимённой комиссии Сената, он начал публиковать исследования относительно травм, получаемых водителями, пассажирами и пешеходами от самой конструкции американских авто.

А это были шестидесятые годы ХХ века — время расцвета «мускульных машин» с их огромными и очень прожорливыми двигателями, которые скрывали в себе как страшную мощь, так и страшную опасность. Хромированные детали салона, слепящие водителя при попадании на них света; серьёзные недочёты пассивной безопасности, особенно жёсткие травмоопасные приборные панели; внезапная потеря управляемости очень многими автомобилями той поры; отсутствие режима парковки на коробке передач — это лишь неполный перечень проблем, досконально описанных Нейдером в его книге. Но главное — это удар писателя по «muscle cars» как главным загрязнителям воздуха. В 1960-е ещё не было сдерживающих факторов для объёма двигателей и мощности силовых агрегатов, об экологии только начинали заботиться. И вот, Нейдер стал в этом деле пионером, в пух и прах раскритиковав с технической и социальной точки зрения большие двигатели как источник больших проблем. Огромные «мустанги» и форды «шелби» до сих пор превозносятся в американском кинематографе и массовой культуре как незаслуженно утраченная эпоха. Руку к этому именно Нейдер и приложил. Нейдер напугал Америку.

Ральф Нейдер

«Опасен на любой скорости» стала самым пробивным медиа-материалом 1960-х именно благодаря своей скурпулзности и литературным способностям её автора. Автора же 10 февраля 1966 года выслушал американский Конгресс, где Нейдер выступил с речью, посвящённой автомобильной безопасности. Это был поистине звёздный час писателя, который в читающей тогда Америке совершил настоящий переворот сознания людей в их отношении к автомобилям. И это оказало серьёзное влияние на спрос, предпочтения автомобилистов, а, следовательно, и на автомобильный рынок и индустрию. Ходят упорные слухи, что были даже дизайнеры и автоконструкторы, которые после прочтения книги Нейдера покончили с собой. Описанные Нейдером очевидные стремления экономить на безопасности ради красоты и удорожания машины не остались без отклика. Конгресс США в конце концов ввёл федеральные стандарты безопасности автомобилей, в которых предписывалось оснащать все новые модели двухконтурными системами тормозов, мягкими деталями приборной панели, ремнями безопасности, стандартизированными органами управления и т.д.

Навальный в данном контексте сравнения смотрится бледнее, но результат его деятельность тоже приносит. Люди, взбешённые постоянным воровством бюджетных денег, отправляют мегабайты материалов на РосПил, те, кому надоели выбоины и колдобины под колёсами, — пишут на РосЯму. Книги он не пишет, ибо Россия давно перестала быть читающей страной, да и эпоха литераторов давно прошла. Настала эра блогеров. В которой Алексей Анатольевич чувствует себя как рыба в воде. Один из самых популярных в русском твиттере, участник топа ЖЖ, блогер, к которому прислушиваются, от которого просто так не отмахнёшься — вот это Алексей Навальный... Который всё же пока не может считаться полноценным политиком. Как и Нейдер полвека назад, Навальный занимается по сути составлением челобитных, не оказывающих влияния на распределение средств в бюджете или строительство и ремонт дорог. Его деятельность не имеет выхода в качестве настроения потребителей или какого-либо электорального поведения. Аудитория всех его ресурсов не выходит за пределы немалого, но достаточно закрытого сообщества людей.

Алексей Навальный

Фильм про Чайку, особенно та часть, где упомянуты Цапки, — это банальщина, составленная в стилистике жёлтой прессы, приправленной рассказиками типа Рен-ТВ. Сенсация, блин. И по сути дела Навальный не смог как-то изменить отношение людей к ген.прокурору — они и до того к нему так относились. Призыв голосовать в 2011 году за любую партию кроме ЕдРа итак был негласным правилом протестного голосования. Ещё Каспаров убеждал в важности прихода на участки и голосования хоть за кого-то. Ускорил ли Навальный этот процесс? Возможно. Но он его не запустил, не переломил ход чего-либо и не открыл Америку. Он изобрёл велосипед, а все его труды — это пока что симулякры и имитация. Его диалог с населением — это новое в общественном активизме, не привыкшем ещё к интерактиву. Но это не политика, не серьёзные акции и не по-настоящему важная деятельность. Пока что это скорее развлекательный жанр.

«Боевики Нейдера» и «рейдеры Навального»

У любого мало-мальски заметного деятеля всегда появляются толпы сторонников — это неотъемлемая часть человеческой социализации. В данном случае социализации через сопричастность. И на любого заметного активиста, который становится неугодным определённым кругам, рано или поздно кого-нибудь натравливают. Специально для Нейдера американские автопроизводители нанимали всяких молодчиков, именуемых частными детективами, которые преследовали его по пятам, всяких барышень, готовых пойти на всё, чтоб «клиента» скомпрометировать. Как видите, за полвека ничего не изменилось: у нас также показывали интимную жизнь Касьянова, заказывали проституток Яшину, Шендеровичу, Венедиктову и много ещё кому... но не Навальному. Почему-то до недавних пор он избежал травли типа Яшина или типа Кашина (и хорошо, что избежал). Нейдер на такие выходки автомобилистов (а, может, и властей некоторых штатов) ответил судебным иском и отсудил 425 тысяч долларов компенсации. У нас такие процессы как правило оканчиваются ничем.

Но активизм пошёл дальше. Нейдер бросил клич, на который отозвались сотни молодых американцев, ставших известными как «рейдеры Нейдера» (Nader’s raders). Они расследовали не только случаи нарушения прав потребителей, но и принялись за коррупцию в правительстве — ту же самую тему, что вот уже несколько лет мусолит Навальный. К слову, фраза про «боевиков Навального», высмеянная в рунете сразу после своего там появления, стала схожим по форме впечатлением от действий сторонников основателя ФБК. Фактически система отчёта рейдеров в виде статей и книг перекочевала в ФБК в виде разного рода рассылок и постов. Новости ФБК и книги последователей Нейдера по форме практически неотличимы. Это одна и та же методика, вероятно перенятая Навальным во время его обучения в Штатах. Заработала ли она у нас? Не совсем. Она даёт отклик, но результата, увы, не приносит.

И Навальный, и Нейдер мотивировали своих сторонников действовать, утверждая, что у них есть потенциал, способный что-то поменять. И мы все видели, что оба наших героя точку соприкосновения с толпами сторонников смещали в организационную форму централизованной сети. Если Навальный имеет свою партию, которая является верхушкой его проектов на пару с ФБК, то Нейдер в 1974 году основал движение «Гражданский активист», под которым и находились все его уже тогда многочисленные проекты. Структура обоих движений также является идентичной. И в обоих случаях оба общественника, ведущие за собой тысячи сторонников, всё-таки решили пойти в политику. И показали себя не с самой лучшей стороны.

Третья сила без второй

Мне сложно судить о схожести структуры «Народного альянса», ставшего «Партией прогресса», и Партии зелёных, созданной при содействии и серьёзном участии Нейдера, но, рискну предположить, что и тут схожесть имеет место быть. Более того, это один и тот же уровень. Не уровень политической оппозиции существующему режиму. Не уровень альтернативы «системной» оппозиции, нет. Это так называемая «третья сила», которой сильно не по душе система в целом, но сама она только-только начинает пробивать себе дорогу. В Европе такие ниши есть у многих зелёных, хотя те находятся под сильным влиянием левоцентристов. А в Америке двухпартийная система мягка внутри, но жёстко держит свои границы снаружи, не давая слишком «внесистемным» силам типа либертарианцев или социал-демократов пробиваться в политику, минуя фильтры двух основных партий. У нас с этим ещё хуже. Партийная система у нас жёсткая и внутри, и снаружи, что делает практически непроницаемыми «фильтры» системных партий. И если Нейдер, имея гипотетическую возможность пробиться наверх через демократов, пошёл своим путём принципиально, то у Навального выбора как такового почти не было.

Всеми силами Алексей Анатольевич хотел создать партию. Не в дверь, так в окно, не мытьём, так катаньем. С партией «НАРОД» не пошло как-то сразу, с «Народным альянсом» тоже дела не заладились. И даже когда началась цирковая программа с массовой регистрацией партий, Навальному в конце концов пришлось пойти по пути наименьшего сопротивления — не сумевший по-хорошему организовать свою партию бывший яблочник пошёл на выборы мэра Москвы от РПР-Парнас. «Вторая сила» у нас появилась позже третьей, что Навальный, вероятно, понял и по-тихому расписался в своей беспомощности как партийного менеджера, перейдя от своей партии к раскрутке идеи Демкоалиции на основе Парнаса.

Нейдер в партии зелёных делал примерно то же, что и Навальный в Демкоалиции: сбросил организационно-аппаратную работу на других, а сам привлекал кого только можно через массовые каналы. Первая проба сил была на президентских выборах 1996 года, но по-настоящему заметной была кампания 2000-го, где Нейдер получил почти три процента голосов. И этих самых трёх троцентов не хватило во многих штатах Альберту Гору, чтобы получить голоса выборщиков и стать президентом. Во многих штатах демократы развернули агрессивную кампанию под лозунгом «Голос за Нейдера — голос за Буша», наглядно показывая спойлерскую роль кандидата от Партии зелёных.

Ральф Нейдер, кандидат в президенты США

Если вспомнить московскую мэрскую кампанию, то по сути участие Алексея Навального было самой настоящей легитимизацией избрания Собянина, ибо кандидатов от системных партий никто не поддерживал. Они были серы, неинтересны и по сути показывали отсутствие той самой «второй силы» как в столице, так и в стране. Эти партии были и остаются средоточием протестного голосования, и как только появился «протестант» помоложе и поэнергичней, протестное голосование аккумулировалось в нём. Республиканские советы во многих штатах прямо поддерживали Нейдера, в том числе финансово, абсолютно так же мундепы от ЕдРа давали свои голоса за выдвижение Навального, лишь бы допустить его к выборам. Третьи силы очень часто становятся спойлерами и, выполняя или приближаясь к своим целям, они невольно помогают тем или иным силам побольше в установлении своих порядков. Такова их роль, с которой они, впрочем, могут быть не согласны.

Народная молва

По большей части такие персонажи за пределами круга своих сторонников воспринимаются как актёры одной роли. После одного давнего успеха в 1960-х Ральф Нейдер больше изображался трагикомичным персонажем, будь это шоу Ali G или серия Симпсонов, где его персонаж получает награды за «доблестную работу на благо Республиканской партии». Является ли это медийной атакой или ответом на спрос потребителя — не так важно. Настоящий политик должен уметь такого избежать. Как и Навальный не смог избежать судебного процесса по Кировлесу, стоившему ему немалой части репутации, ведь судили его не за политику, как скажем, Удальцова, а за экономику. Репутация зарабатывается не словами и писаниной, а действиями, настоящей политикой, а не её имитацией. И если Нейдер в своём почтенном возрасте всё-таки смог это для себя уяснить, то Навальный этого как будто не хочет замечать. Рекламная кампания покрасивее, тысячи ретвитов и миллионы просмотров сайта ФБК не сделают из общественника-повторюшки настоящего политического лидера, за которым готова пойти вся страна. Уже скоро, надеюсь, и Алексею Анатольевичу придется в этом убедиться. А пока можно с уверенностью сказать, что в той или иной мере Россия своего Ральфа Нейдера получила.

10 969

Читайте также

Общество
Последняя эмансипация

Последняя эмансипация

Это вообще не про секс, как бы ни стремились гомофобы низвести дискуссию на уровень «ниже пояса». И не про политическую левизну. Забудьте про политкорректность, евросоциализм, хипповые сантименты про любовь и «дух 1968-го». Декларация независимости США, Всеобщая декларация прав человека ООН и Европейская конвенция — вот где заложены права ЛГБТ.

Дмитрий Урсулов
Политика
IQ-поляризатор Трамп

IQ-поляризатор Трамп

Не только партию торпедировал Трамп, он как ржавый топор раскалывает всю страну! Причем рубит по такой тонкой материи, о которой громко говорить не позволяет... а что, собственно говоря, не позволяет? Политкорректность? Но не сам ли Трамп провозгласил ее самой большой бедой Америки?

Юрий Кирпичев
Общество
Россию надо начинать заново?

Россию надо начинать заново?

История России и жизнь в России — это какой-то тяжкий кошмарный сон: липкий, нервный и бесконечный. Для живущего в России надежда — самая подлая материя, самая! Она всегда обманывает. В каком веке ни проснешься: дословно одни и те же речи — ибо одни и те же проблемы

Евгений Понасенков