Злоба дня

Клуб самоубийц, или Шестерни и шестерки

Клуб самоубийц, или Шестерни и шестерки
Кадр из к/ф «Приключения принца Флоризеля» («Клуб самоубийц, или Приключения титулованной особы»), 1979

«Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых, и на пути грешных не ста, и на седалищи губителей не седе.» С этих слов начинается первый псалом, открывающий всю Псалтирь, и уже отсюда видно, какую важную роль придают христиане этому тезису. Будучи сам убежденным атеистом, мягко говоря, христианству не симпатизирующим, не могу с ними в данном пункте не согласиться. Тем более когда ад построен в одной отдельно взятой стране, и наблюдать его можно методами вполне материальными (в моем случае, к счастью — через интернет).

Об интернете и пойдет речь. 16 мая в «Новой газете» — едва ли не последней в России, еще сохраняющей репутацию демократической (и это существенно!) — была опубликована мигом ставшая скандальной статья «Группы смерти» о якобы существующей зловещей и таинственной структуре, методами психологической манипуляции склоняющей детей и подростков совершать самоубийства через группы в социальной сети vk.com (бывшая «вконтакте»). Тех же, кто манипуляции не поддается, на ранних этапах в этих группах просто банят, а если они отказываются уже в последний момент, то, как полагает автор статьи, их просто убивают, обставляя это, как самоубийство. Статья читается как полный конспирологический бред, почти не приводит проверяемых фактов («мы не можем это сделать, поскольку российские законы запрещают публиковать информацию о самоубийствах») — но вместе с тем нельзя исключать, что изложенное в ней соответствует действительности хотя бы отчасти, и некая секта (а не просто группы подростков, общающихся на модные в этом возрасте депрессивно-суицидальные темы) и в самом деле существует. Главный мотив существования большинства сект (включая и те, что носят гордое название государственных или «традиционных» религий) — деньги, состригаемые с паствы — тут, правда, не просматривается: упоминаемые в статье 100 рублей за членство в закрытых группах — это слишком мелко, тем более что не все из этих групп закрытые. Но, в конце концов, в интернете достаточно «троллей», гадящих другим даже не за убогие «ольгинские» пайки (этих еще можно хоть как-то понять) и без каких-либо политических и идеологических целей, а исключительно ради удовольствия, которое доставляет этим ущербным особям сам процесс. И периодически эти тролли объединяются, дабы гадить совместными усилиями. Были в свое время «кащениты», было (и есть) «луркморе» — почему бы не возникнуть новому объединению, решившему поднять искусство гаженья на новый уровень? Не просто испортить человеку настроение, а довести его до самоубийства — есть ли для тролля достижение «выше» и «почетнее»? Проделать такое со взрослым человеком с устойчивой психикой им, конечно, слабо, а вот тинэйджеры — самая подходящая цель.

Так что, повторяю, при всей сомнительности и голословности статьи нельзя исключать, что описываемое в ней явление, в той или иной степени, существует (хотя в то, что кого-то там, в последний момент передумавшего кончать с собой, сбрасывают с мостов и крыш специальные киллеры — действующие даже не в одном городе, а по всей России! — уж позвольте не поверить со всей возможной категоричностью). Замечу также, что будучи однозначным сторонником права человека на самоубийство, столь же священного, как и право на жизнь (точнее говоря, оба эти права суть прямые следствия самого фундаментального права собственности — права собственности на самого себя), я в то же время согласен, что это право не следует распространять на несовершеннолетних, которые еще недостаточно ответственны, чтобы принимать такие решения (что, кстати, опять-таки отвечает общему принципу обращения с собственностью — несовершеннолетний владелец собственности не распоряжается ею напрямую). То есть я не считаю, что если в интернете существуют некие группы, целью которых является склонение несовершеннолетних к самоубийству, то их надо просто игнорировать. Но.

Но статья в «Новой газете» — последней, напомню, либеральной (или «типа либеральной») газете в России — фактически начинается с фраз «Мы печатаем этот текст, чтобы, наконец, не просто заскрипели шестерни правоохранительной системы, а чтобы они закрутились с бешеной скоростью, как не работали никогда раньше. Мы передали все известные нам материалы в правоохранительные и следственные органы, известили Роскомнадзор и очень надеемся на их незамедлительную реакцию.» Ну то есть сначала там набранное капслоком «этот текст ДОЛЖНЫ ПРОЧЕСТЬ ВСЕ РОДИТЕЛИ», а сразу же за этим — взывание к шестерням. Российской правохоронительной системы, ага-ага. Не всех еще эти шестерни перемололи, не всех. Не вся еще свобода в интернете уничтожена, не все негосударственные сайты заблокированы, не все пользователи посажены. (В России в 2015 году по статье 282 УК РФ было осуждено 414 человек, что в три раза превышает показатели 2011 года (137 человек). В первую очередь выросло количество осужденных по части 1 этой статьи — «возбуждение ненависти либо вражды..., совершенное с использованием интернета». В 2011 году с такой формулировкой были осуждены 82 человека, в 2015 году — уже 369. И сведения о новых делах и обвинительных приговорах продолжают поступать ежедневно.) Так давайте поможем шестерням от всей нашей широкой демократической души. Давайте дадим им повод, о котором они только и мечтали! (Роскомпозор, кстати — тот самый, главными функциями которого является борьба с правдой об оккупированном Крыме, советских военных преступлениях и всех прелестях путинского режима — незамедлительно откликнулся, что «проверяет переданные ему материалы».)

Да, конечно — при желании они докрутят последние гайки до окончательного срывания резьбы и без всякого повода. И Страна рабов даже не просто утрется, а будет аплодировать (прошлогодний соцопрос: только 11% россиян против цензуры в интернете, 45% — за фильтрацию зарубежных СМИ; 58% — за полное отключение интернета в стране в случае «национальной угрозы» или массовых протестов, 81% негативно оценивают сайты, призывающие к протестам, 79% — сайты с негативной информацией о чиновниках, а большинству оставшихся эта информация безразлична.) Но пока что они предпочитают все же формальные поводы изыскивать — и самым гнусным и подлым поводом регулярно становится «забота о детях». Печально знаменитый «закон подлецов», запретивший иностранное усыновление и обрекший тем самым тысячи российских сирот на кошмарную жизнь, а многих — и на мучительную смерть, был принят под предлогом «защиты детей». Минимум полсотни украинских детей на Донбассе и 80 детей на борту малайзийского «Боинга» были убиты русскими оккупантами под россказни о «распятых мальчиках». И борьба со свободой слова в интернете, отработка механизма блокировки сайтов начиналась именно под девизом «борьбы с пропагандой суицида и наркотиков детям».

Само собой, что ни делает дурак, все он делает не так. Они настолько бездарны и криворуки, что, как я не раз подчеркивал, самому злобному пасквилянту не додуматься до такого маразма, который выходит на практике из всех их начинаний. Россию невозможно оклеветать, ибо только придумаешь про нее какую-нибудь клевету — а она уже принята в третьем чтении. В «борьбе с пропагандой суицида» они бросились блокировать сайты не только с совершенно безобидным юмором и призывами «убить себя об стену», но даже с социальной рекламой, как раз-таки направленной на сохранение человеческих жизней (точно так же, как и в «борьбе с пропагандой нацизма» они бросились карать за свастики на исторических фотографиях, скатертях XIX века и в антифашистских комиксах и карикатурах!). Когда я высмеял их в своем стихотворении «99 способов самоубийства для чиновников Роспотребнадзора» (блокировками занимаются и Роспортреб..., и Роском...), у них хватило тупости «заблокировать» и этот текст тоже, да-да, «за пропаганду самоубийств» (среди несовершеннолетних чиновников Роспотребнадзора, очевидно) на полном серьезе. Результат? Посещаемость этого текста на моем сайте выросла в 100 раз по сравнению с другими стихами и держится на этом уровне уже много месяцев!

И это — наглядный ответ тем, кто считает, что с паршивой овцы российской карательной системы можно получить хоть какой-то полезный клок шерсти. Если вы будите это лихо, шерсть оно сдерет исключительно с вас, причем вместе со шкурой. Блокировать информацию они неспособны (напоминаю в очередной раз, как легко обходятся все их жалкие потуги), поэтому все чаще и охотнее блокируют людей за стенами тюремных камер. И какого рода пользователи сети попадут под каток очередной волны репрессий, если они воспользуются любезно поданным им поводом — надеюсь, понятно из примеров выше. (До меня-то им, разумеется, не добраться, а вот до тех, кто, увы, все еще остается в Стране рабов...) А «либералам» из «Новой газеты» все мало, они стараются бежать впереди палаческого паровоза, они призывают — музыка, туш! — судить за призывы к самоубийству как за умышленное убийство, внеся для этого изменения в ст. 105! То есть ну вы поняли, да? Когда вы в следующий раз напишете какому-нибудь сетевому идиоту или ольгинскому троллю «убей себя об стену» — это уже покушение на убийство («Покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.» — ст. 30 ч. 3), поскольку то, что оппонент не последовал вашей рекомендации, от вас не зависело, а стало быть, согласно ст. 29 ч. 3 («уголовная ответственность за неоконченное преступление наступает по статье настоящего Кодекса, предусматривающей ответственность за оконченное преступление»), по более тяжелой ч. 2 ст. 105 (а изменение приглашенный «Новой» юрист предлагает внести именно туда) «наказывается лишением свободы на срок от восьми до двадцати лет, либо пожизненным лишением свободы, либо смертной казнью.»

Еще раз, медленно. Это не гипербола и не сатира, и это не Кафка и не Оруэлл. Это строгий юридический факт: последняя демократическая газета в России со своих страниц предлагает ввести закон, по которому за фразу «убей себя об стену» можно будет приговаривать к смертной казни. Думаете, Госдура не утвердит? Раз уж демократическая общественность просит? Сдается мне, это тот самый случай, когда власть прислушается к голосу гражданского общества. А дальше — берется любой неугодный режиму, нанимается за 300 рублей 15-летний оболтус, чтобы наезжал на него в сети и провоцировал на соответствующую фразу в свой адрес (впрочем, когда это российский суд утруждал себя реальными доказательствами? — просто переписываются логи задним числом!) — и вуаля, не нужно даже тратиться на киллеров, все по закону. Правда, мораторий все еще не отменен, но это тоже решаемо — да и пожизненное заключение, знаете ли, тоже то еще удовольствие, в России особенно. Скажете — невозможно? Вы еще верите, что какое-либо зло или абсурд могут быть невозможны в «русском мире»?

Ах, вы не этого хотели. Вы хотели всего лишь защитить детей. А вы подумали, к кому вы обращаетесь за защитой?!

Нет уж — коль скоро вся Россия представляет собой зону, то самое правильное, конечно — из этой зоны бежать, пока еще остается последний шанс, и детей с собой прихватывать. Ну а тем, кто бежать почему-то не хочет, остается лишь руководствоваться старым зэковским законом (не современных ссученных зэков, а классических, живших по понятиям): никакого сотрудничества с ментами. Вообще никакого, в принципе. Даже ударить по просьбе мента в сигнальную рельсу — уже западло, не говоря уже о том, чтобы строчить для них доносы в форме статей и подавать им советы, как бы еще ужесточить лагерные правила.

Я далек от мысли, что вся эта история с «клубами самоубийц» организована на Лубянке — слишком уж умная и многоходовая провокация для этих дегенератов. Но то, до чего не додумаются тупые российские каратели, за них делают умные российские либералы. Далеко не в первый, между прочим, раз выступающие в роли шестерок для тех самых шестерен — начиная с самого принятия 282 ст. Им казалось, что призванные ими волки (позорные, само собой) будут есть только «фашистов» — «а нас-то за что?»

Ну а как все-таки быть с детьми и угрозами, исходящими для них из интернета? Во-первых, статистика показывает, что средний уровень самоубийств несовершеннолетних в России примерно вдвое выше среднемирового, но при этом он остается таким уже многие годы, и никакие «вконтактные» группы на него не влияют. Т.е. отдельные случаи, конечно, могут быть, но не более чем. А во-вторых — господа из «Новой», наверное, удивятся, но дети живут и пользуются интернетом не только в России. Но и в свободных странах по всему миру, от США до Японии и от Норвегии до Новой Зеландии. И как-то обходятся без Роском-и-потребнадзора и драконовских законов, карающих вплоть до смертной казни за проявления свободы слова. (Что, кстати, характерно — статья «НГ» получилась такой неубедительной из-за уже существующих драконовских законов, запрещающих приводить конкретику, т.е. они уже контрпродуктивны, а их хотят еще ужесточить!) У нас на Западе, конечно, тоже не все гладко, одна педофилоистерия чего стоит, но до российского маразма все же далеко — и уровень самоубийств при этом ниже.

А родителям надо больше внимания уделять своим детям, а не надеяться на карательные функции государства, которое и есть главный и самый страшный враг всякого, живущего в России — даже ватника, хотя он, по тупости своей, этого не осознает. Впрочем, русские либералы в очередной раз доказали, что они — те же ватники, вид в профиль.

5 916
Понравилась статья? Поддержите Руфабулу!

Читайте также

Культура
Два самоубийства и одно воскрешение

Два самоубийства и одно воскрешение

Фильм «В поисках сахарного человека», без сомнения, очень сильный, с мощным гуманистическим пафосом — он волей-неволей, а заставляет зрителя не только посмотреть на свою собственную судьбу в оптимистическом ключе, но и вспомнить о живущих по соседству «неудачниках». Произвести переоценку ценностей, одним словом. Но что же стало с так эффектно отвергнувшим всякие лавры Родригесом на самом деле?

Галина Журавлева
Культура
Во всём виноват Толстоевский

Во всём виноват Толстоевский

Кровавая драма, разворачивающаяся на наших глазах — противостояние России и Украины — это не только геополитическое столкновение и не столько проблема личности Путина, сколько свидетельство гораздо более глубоких «проклятых вопросов», терзающих пресловутую «загадочную русскую душу» на протяжении многих столетий. В русской литературе эта драма отражена в полной мере.

Вадим Давыдов
Общество
О бессмертии

О бессмертии

У читателей моей статьи «О демографии» больше всего скептических откликов вызвала ее последняя часть, где речь идет о достижимости практического бессмертия в обозримом будущем. Хотя люди в большинстве своем так никогда и не могли смириться со смертью, поверить в то, что бессмертие из вековой несбыточной мечты может стать вполне физической реальностью, многие просто не решаются.

Юрий Нестеренко