Общество

Искатели оскорблений и их оппоненты

Искатели оскорблений и их оппоненты

Недавно в г. Бердске, что под Новосибирском, суд приговорил 21-летнего Максима Кормелицкого к 1 году и 3 месяцам колонии — за разжигание ненависти по религиозному признаку. Столь жесткий приговор впервые был вынесен за интернет-публикацию, а точнее даже за репост картинки с нецензурным комментарием на тему крещенских купаний. Поводом же для разбирательства стало заявление в прокуратуру известных в Новосибирске «православных активистов»...

...Еще четыре года назад, после скандала с Pussy Riot, группа означенных активистов начала тщательно выискивать в городской жизни какие-либо культурные события, которые, так или иначе, могли бы потенциально оскорбить их чувства — пусть даже для этого требовалось специально проникнуть в закрытое помещение, предварительно потратившись на билет. Первой под руку им подвернулась выставка Пикассо, к тому времени проходившая уже полтора месяца, пока митрополит Новосибирский и Бердский не заявил, что она «запрещена во всем мире» и «даже в Москве ее не показали» (второе утверждение было чистейшей правдой, поскольку тур стартовал в Красноярске — однако, последний раз Пикассо запрещали лишь в гитлеровской Германии). Впрочем, закрыть эту выставку, как и последовавшую за ней «Родину» Марата Гельмана, им тогда так и не удалось.

Где-то с 2014 года «борцы за нравственность» переориентировались с живописи на экстремальную музыку, вскоре продемонстрировав здесь недюжинную эрудицию. Начали они со срыва концерта польских блэк-металлистов Behemoth, заблокировав вход в клуб. Перед приездом же Marilyn Manson они уже собрали митинг, где подробно рассказывали (в присутствии несовершеннолетних), какие именно сексуальные извращения и каким именно образом пропагандировались на концерте артиста. И хотя организатор тура уверял всех, что уже показал в ЦПЭ все необходимые тексты и переводы, что, в случае чего, он сам отключит музыкантам звук, и что с православными активистами его объединяет общая цель — воспитание молодежи и противодействие «пятой колонне» — ничего из этого не помогло, концерт пришлось перенести, что означало — отменить. Такая же участь постигла и гастроли Cradle of Filth, которые еще один из «православных активистов» анонсировал комментарием «Окропим снежок?». Cannibal Corpse ехать в Новосибирск уже не рискнули.

После рок-музыки, наши искатели оскорблений вновь возвратились к классике, добившись снятия неугодной постановки вагнеровского «Тангейзера» (а заодно и директора новосибирской оперы). Также их внимание привлекало празднование в ночных клубах «Дня первокурсника»... И разумеется — политические акции оппозиции, но это уже совсем другая история. И вот, последним достижением «православного активизма» стало заявление в прокуратуру на Максима Кормелицкого (на тот момент — члена «Парнаса») и вынесенный судом приговор — один год и три месяца колонии за репост в соцсети.

После этого многие стали репостить оскорбительную картинку просто в знак протеста, а активист новосибирского «Яблока» Светлана Каверзина даже написала заявление в Следственный комитет на саму себя (впрочем, СК уже ответил, что ее умыслом было лишь проявление солидарности — и, следовательно, экстремизмом считаться не может).

***
Недавно же свой протест против случившегося начали выражать также и христиане — в Москве прошла уже вторая их акция против преследования за оскорбление чувств верующих. Еще раз: не против оскорбления их чувств, а наоборот — против преследования за это. Во втором пикете приняли участие около двадцати человек.

— Я церковный активист и сам, бывает, купаюсь зимой. Наверное, я мог бы обидеться на тот пост... Но, право слово — надо уметь прощать. И мне очень жаль, что христиане становятся инициаторами репрессий по совершенно пустяшным поводам. Горько, печально. Иисус этому не учил.
— Мы вышли не столько протестовать против нашей государственной политики, сколько заявить свою христианскую позицию. Мы не хотим, чтобы люди судили о христианстве по поступкам доносчиков — Христос и своей жизнью, и смертью доказывал что-то совершенно другое. Главное, что он хотел показать миру — это именно благая весть о Божьем милосердии, о бесконечности любви Бога. Однако, люди, называющие себя христианами, доносят на человека за картинку в интернете, хотя понимают, что его могут посадить... Мы же хотим сказать, что это кощунство, это именно оскорбление наших религиозных чувств. Как написано на одном из наших плакатов, единственный апостол, который доносил, был Иуда. Я хочу, чтобы люди поняли: всеми доносчиками-предателями управляют никакие не религиозные чувства, а злые страсти.
— Сама по себе постановка вопроса, что за оскорбление чувств верующих надо сажать в тюрьму, не имеет к христианству никакого отношения. И то, что наша РПЦ не выступила против, это показывает, что она уже не является христианской церковью. Она ставит выше Божьих истин обычаи, привычки и правила — зачастую, просто выдуманные вчера. Для верующего человека это страшно тяжелый момент.
— Мне кажется, что закон об оскорблении чувств верующих не имеет к христианам никакого отношения. Христа нельзя оскорбить — это всё равно, что закидать солнце палками. И христианина нельзя оскорбить. Поэтому я как верующий человек не понимаю этот закон. Оскорбить же можно только тех, кто делает вид, что они верующие.

— говорят участники пикета.

***
...И действительно становится понятно, что вряд ли кто-то или что-то может оскорбить этих спокойных, добрых и кротких людей. Всякий, кто обратил бы на них свою агрессию, оскорбил бы лишь самого себя, свое человеческое достоинство — это всё равно, что напасть на безоружного. И это вопрос исключительно твоей совести.

Проблема, однако, в том, что зачастую агрессию вызывает не столько вера в Бога, сколько уверенность в том, что можно кого-то заставить насильно испытать это глубоко личное чувство.

Да, через насилие можно полностью завладеть чьим-то телом и даже волей — но никогда нельзя завладеть душой.

Можно силой принудить человека делать всё, что тебе заблагорассудится — но нельзя той же силой принудить его перестать ненавидеть или презирать тебя.

Можно заставить испытывать страх — но нельзя заставить испытывать любовь.

Можно, наконец, лишить любой свободы, кроме одной — свободы совести.

Тоталитарная претензия заставить всех одинаково действовать, думать и даже чувствовать, попытка насильно навязать всем свои симпатии и антипатии — порождает вполне закономерный ответ: «публичное кощунство является прекрасным способом напомнить верующим, что они не единоличные владельцы мира» — говорит, например, Невзоров. И чем больше одни будут преследовать других, дабы демонстративно оскорбиться, тем больше они будут давать повод относиться к ним соответствующе.

Но при этом, именно основателем христианства (вслед за эллинистическими стоиками, сейчас мало кому известными) и был в свое время предложен «асимметричный ответ», ломающий эту порочную логику войны всех против всех, Новый Завет в противоположность Ветхому. Те, кто не считает себя христианами, вправе спорить, возможно ли победить зло одним непротивлением — но, пожалуй, надо признать, что порой это куда более эффективный способ пропагандировать свои идеи и ценности, нежели тот, что предлагают насильники от религии.

Увы, христианство известно не только всепрощением — далеко не только им. Ветхий Завет до сих пор почитается священной книгой, а толкователи находят оправдание для любых происходивших там дикостей. Да и в Новом Завете говорится не только про «мир», но и про «меч» — что идеологи крестовых походов понимали уже безо всяких аллегорий. От костров инквизиции до нынешних погромов и оправдания семейного насилия — всё это тоже делалось от имени Христа. А русское православие (и, конечно, не только оно) вообще предпочитало быть с властью земной уж точно не реже, чем с небесной...

Но, несмотря на всё это, прошедшая акция все-таки заставляет вспомнить еще одно схожее событие... 25 августа 1968 года несколько человек, граждан СССР, вышли на Красную площадь, протестуя против ввода советских войск в Чехословакию — на следствии они скажут, что их было семеро. Позже в одной из чешских газет появится фраза, ставшая знаменитой: «Эти семь человек на Красной площади Москвы — по крайней мере, семь причин, по которым мы никогда не сможем испытывать ненависть к русским».

Что ж, в таком случае, после акции христиан на Лермонтовской площади у нас появилось где-то двадцать причин... по крайней мере, не судить об их религии столь уж однозначно...

5 200

Читайте также

Культура
Валентинка о церкви и сексе

Валентинка о церкви и сексе

Во времена святого Валентина жениться по своему хотенью, а не по родительскому веленью было не принято. Легенда воспевает покровителя влюблённых как раз потому, что он поощрял это извращение, отчего либерального священника и казнили. Общество и церковь были за традиционные ценности, но Валентин — за влюблённых, а влюблённые — за любовь. Следуя этой логике, современный святой Валентин венчал бы однополые браки.

Роман и Дарья Нуриевы
Общество
Казус Энтео

Казус Энтео

От новоявленных «православных фундаменталистов» за версту веет Америкой. В камланиях Энтео и его комсомола легко угадываются знакомые по голливудским фильмам ужимки полубезумных протестантских пасторов. Упор на зрелищность, динамичная жестикуляция, непосредственный контакт с толпой — всё это типично для Энтео и заграничных протестантов и совершенно нетипично для Московской Патриархии с её чинным, «вразвалочку», мракобесием.

Фёдор Мамонов
Общество
Как православие уже поработало скрепой России

Как православие уже поработало скрепой России

Россия продолжает бежать назад в прошлое, увеличивая скорость — и со все более «интеллектуальным» выражением лица. Каждая рабочая неделя приносит новые рекорды скорости и демонстрации все более кошмарных гримас.

Евгений Понасенков