Литература

Путешествие на тёмную сторону

Путешествие на тёмную сторону

У меня в руках — книга постоянного автора «Руфабулы» Владимира Титова «Золото колдуна». Я уже много лет знаю Владимира как публициста, но эта книга — отнюдь не политическая публицистика и не история славянской религии. Его художественное творчество как-то прошло мимо меня и сейчас стало своего рода откровением.

На первых страницах романа мы знакомимся с его главными героями, четвёркой студентов — Родионом, Петром, Надией и Настей. Если парни и Надия выглядят бывалыми путешественниками, то Настя — девушкой, случайно попавший в лес с какой-нибудь институтской дискотеки. «Розовая обтягивающая футболка была украшена стразами и семенами череды, которые путешественница то и дело принималась выдирать. Череда густо усеяла и короткие белые шортики, и шнурки на кроссовках». На первый взгляд, типичная такая гламурная девица, что подтверждает и телефонный разговор с женихом, неким Семёном — судя по речи, примитивным пошляком и человеком недалёким. Но, как это часто бывает, если встречают по одёжке, то первое впечатление бывает обманчивым. На самом деле Настя не такая уж гламурная и беспомощная, и в дальнейшем ведёт себя достойно.

Герои «Золота колдуна» — современные молодые люди, которые активно пользуются интернетом, ориентируются по местности используя не только свою интуицию, но и гугл-карту. Какова же цель этих четверых? Что заставило их идти через дремучий лес, где на каждом шагу подстерегают опасности и приключения?

Была когда-то в тех краях усадьба графов Рудневых. Находилась она в отдалении от окрестных населённых пунктов и представляла собой трёхэтажный дворец, по роскоши не уступавший Петергофу.

...Там была мощёная аллея, а по бокам стояли изваяния греческих и римских богов, в пруду били фонтаны и так далее. На какие средства Рудневы так шиковали — непонятно. Поместий с крепостными у них не было, мужчины Рудневы, как полагается, служили офицерами, но это давало больше расходов, чем доходов. Болтали про них разное... Самой популярной версией было, что старший Руднев, который родился ещё при царе Алексее Михайловиче и первым в роду получил дворянство при Петре, продал душу дьяволу... Все Рудневы рано умирали — кто от чумы, кто от холеры, кто, как тогда говорили, „от горячки“. Кого-то убивали разбойники. Мужчины погибали на войнах, едва успев оставить потомство, которому тоже не жилось. В конце концов, от всей семьи остались старик Руднев и его правнучка. Старик, говорят, к концу жизни стал злым и нелюдимым, но правнучку любил...

Старик-граф прогонял всех потенциальных женихов красавицы-правнучки, а когда она сбежала с драгунским офицером, то догнал их на самой границе своего таинственного имения. А может и не догнал, а переместился в пространстве каким-то колдовским способом, стоял в засаде и ждал их. Между прадедом и женихом молодой красавицы начался поединок. Девушка, увидев, что молодой человек выбивается из сил, хватается за пистолет, стреляет в старика, но... пуля убивает её любимого. От ужаса она стреляет в себя из второго пистолета. В эту же ночь усадьба Рудневых сгорает от удара молнии, а старый хозяин пропадает без вести.

Мне эта таинственная и мистическая легенда, рассказанная Надией, сразу напомнила прочитанные ранее истории про собаку Баскервилей и дикую охоту короля Стаха. Тем более, что главную героиню романа Владимира Короткевича также звали Надеждой (Надеей). Но первое впечатление, как это часто бывает, оказалось обманчивым. И Баскервиль-холл, и Болотные Ялины, хотя и находятся на окраине болота, доступны для посещения гостями, рядом с ними находятся сёла и хутора, где живут люди. Усадьба старика Руднева — имя которого, в отличие от сэра Хьюго и пана Романа, нам остаётся неизвестным — расположена вдали от обжитых мест.

Современная Россия — это не густозаселённая поствикторианская Англия и даже не Беларусь времён поздней Российской империи. В наше время в каких-нибудь двухстах километрах от Москвы можно увидеть совершенно другую, незнакомую нам страну. И места, которые ещё во времена сэра Баскервиля были густо заселены, сейчас пустынны и заброшены. Причин этому много — и спровоцированная большевицкой революцией гражданская война, и бессмысленная и беспощадная коллективизация, целью которой было согнать как можно больше людей с земли и заставить их работать на стройках коммунизма, и Вторая мировая, и последовавшая уже в мирное время освоения космоса ликвидация «неперспективных» деревень. Да и нынешние псевдорыночные реформы сделали всё возможное для того, чтобы труд человека для себя и на своей земле был невыгоден и жители бросили свою родную землю.

Но не только эти — вполне себе материальные — причины сделали путь нашей четвёрки смелых долгим и опасным.

Кстати, первоначально пожелавших поехать в экспедицию было больше. Варвару — девушку Родиона, и Семёна — того самого телефонного пошляка, как будто отсеяла чья-то невидимая рука. Последний предпочёл остаться в Москве и делать карьеру. А вот Настя, благодаря хитрости Надии, оказалась достойной войти в число избранных и пройти все испытания.

И испытания эти оказались отнюдь не простыми.

Мир Владимира Титова отличается от таинственного, но, тем не менее, объяснимого с точки зрения материалистической логики мира, в котором жили герои Артура Конан Дойля и Владимира Короткевича. В титовском мире пространство и время связаны отнюдь не линейными зависимостями. Пространство то растягивается и кажется бесконечно долгим, то сворачивается в клубок и за достаточно короткий промежуток времени герои перемещаются на сотни километров. Те, кто читал раньше сборник его рассказов «Тёмная сторона» (в котором, в частности, можно узнать предысторию дружбы Родиона и Петра), уже знакомы с этим миром, но для меня этот фантастический мир, притаившийся в декорациях нашей современной реальности, стал своего рода откровением. Мир Титова затягивает читателя и уже не отпускает до самой последней страницы, что в современной российской литературе — большая редкость.

Казалось бы, что можно увидеть на развалинах старинной усадьбы? Поросшие мхом и кустарником камни и обломки былого величия? Но вот на пути наших героев мраморный бассейн с источником живой воды, который даёт уставшим путникам силы. Потом им приходится наблюдать танец статуй античных богов и, наконец, встретиться с самим хозяином этого мрачного места — старым графом Рудневым, а также душами людей, которых он держал в рабстве — в том числе красавицы правнучки и её несостоявшегося жениха. И только четвёрке избранных под силу освободить эти души от колдовской зависимости.

А дорогу в этот фантастический мир открывает им после долгих блужданий по лесу... самый что ни на есть настоящий леший!

Но на этом их приключения не заканчиваются, а только начинаются. Практически с неба (на самом деле — с дерева) на них сваливается клад старого колдуна Руднева, после чего они попадают в плен к местному криминалу. А затем — бой с интернациональной бандой и побег по подземным катакомбам, в которых живут самые настоящие рептилоиды, внешне чем-то похожие на плюющегося ядовитой слюной ящера из первой серии «Парка Юрского периода». Только, в отличие от своих «юрских» предков, эти представители неведомой нам ветви эволюции организованны и обладают зачатками разума и религии. Их подземное святилище являет собой своеобразную пародию на алтарь сатанистов ХХ века из одноимённой книги Елизаветы Шабельской. Только вместо золотой статуи сатаны рептилоиды поклонялись статуе всё того же старого графа Руднева, подпитывая его силы человеческими жертвоприношениями. На этот раз жертвой ритуала должна была стать красавица Настя. Но друзья спасают её, перебивают замешкавшихся монстров и забирают себе голову золотого истукана.

И опять пространственно-временные координаты теряют свою линейность. Только если раньше наши герои долго не могли найти усадьбу, развалины которой должны быть где-то рядом, то теперь наоборот — они выходят из подземелья в районе Мещеры под Рязанью, за сотни километров от того места, где они скрылись от бандитов. И там, в лесу, они принимают бой с подземными рептилоидами. Нашим героям помогают освободившиеся друзья из мира мёртвых.

И на этом приключения не заканчиваются. Дорога приводит Родиона и его команду в призрачный посёлок Кукша, который сгорел в далёком тридцать шестом году со всеми жителями. Люди погибли потому, что во время пожара на торфянике один из советских чиновников — некий Шмалевич — предпочёл спасать не людей, а заготовленный лес. В результате ни леса не спасли, ни людей. А главный виновник трагедии не только остался безнаказанным, но и продолжал делать свою карьеру. Надо сказать, что у титовской Кукши был прототип в реальной истории — посёлок Курша-2 в Рязанской области.

Те, кто раньше был жителями Кукши — мрачные призрачные люди с пепельными лицами — в каждом пришедшем к ним из мира живых видят виновника своей гибели и сводят его с ума. Только таинственный незнакомец спасает ребят от неминуемого сумасшествия. Это единственный представитель мира богов, имя которого нам известно — Касьян. День святого Касьяна приходится на 29 февраля, которое в древнем славянском календаре считался днём Чернобога. В романе Владимира Титова Касьян — это своего рода посредник между миром живых и миром мёртвых. В качестве проводника Касьян даёт ребятам пса Грея, который в своей земной жизни был собакой Петра, умершей от тяжёлой инфекции.

Но за всё, как говорится, надо платить. И за спасение своей команды Родион должен освободить жителей Кукши от небытия на земле. А для этого — убить единственного потомка виновника гибели более чем тысячи людей. Я не буду говорить здесь, кто это. Прочитаете книгу — узнаете. Тяжело даётся Родиону это решение — ну не может он просто так убить человека, хотя и неприятного, но ему лично не угрожавшего и ничего плохого не сделавшего, и жизни его и его друзей не угрожавшего.

Но промедление в решении этого вопроса оказалось не просто смерти подобно. Оно принесёт смерть человеку, который был им близок и дорог — мальчику Паше, племяннику погибшего под развалинами катакомб Сергея, помогавшего нашим героям бороться против мафии. Потомок совчиновника Шмулевича — карьерист и эгоист — оказался, вдобавок, автомобильным лихачом, для которого жизнь сбитого ребёнка была дешевле полученного от быстрой езды адреналина.

В романе Владимира Титова есть очень серьёзный философский смысл. Представители божественного мира — это отнюдь не няшные ангелочки с арфами. И настоящее Добро не имеет никакого отношения к добренькому «гуманизму». Если бы Родион убил последнего представителя проклятого рода хотя бы днём раньше — трагедии могло и не произойти, и Пашка остался бы жив. Любой поступок — действие или бездействие — имеет свои последствия. Родион мучительно кается, чувствуя себя виновным за гибель мальчика, но помочь ему уже невозможно. Любое наше действие или бездействие приводит к определённым результатам.

Мир богов, в свою очередь, жесток, но справедлив. Потомок убийцы Кукши разбился в автокатастрофе — и души сгоревших жителей посёлка покинули тот земной ад, в котором они находились, наконец-то обретя долгожданную свободу.

Приключения Родиона, Насти, Петра и Надии продолжаются. В эпилоге мы видим их на острове, недалеко от которого зарыт пиратский клад. А это означает, что мы с ними ещё встретимся. И с представителями потустороннего и божественного миров — тоже. Ведь старый колдун Руднев ещё не побеждён окончательно.

Книга Владимира Титова — пожалуй, самая необычная из тех, которые я читала в последнее время. Открыла первую страницу — и уже не могла оторваться. Лихо закрученный сюжет, нелинейное пространство, в котором оказались герои, ярко прописанные характеры. Они не супермены — живые современные люди, оказавшиеся в необычных обстоятельствах. Но им помогают и боги, и души умерших. Роман Титова по своему стилю удивительно кинематографичен, из него легко сделать сценарий фильма. И это неудивительно: у автора есть режиссёрский опыт. Владимир является режиссёром-постановщиком короткометражного фильма «Только тело» по рассказу Льва Прозорова, более широко известного как Озар Ворон — автор книги про князя Святослава.

Мистический триллер — вообще редкий гость в современной отечественной литературе. Книги, написанные в этом жанре на русском языке и ставшие выдающимися культурными событиями, вообще можно пересчитать по пальцам одной руки — мистические баллады Жуковского, «Вий» Гоголя, «Мастер и Маргарита» Булакова, ну вот, пожалуй, и всё.

Существует множество книг, фильмов и даже компьютерных игр по мотивам греческой, римской и даже индийской мифологии. Не оставлена вниманием и скандинавская Эдда. А вот наши родные славянские божества остались почему-то невостребованными даже у себя на родине. Например, издательство «Армада» выпускает в свет большое количество книг цикла «Романтическая фантастика». Но если приглядеться, то из всех книг торчат «уши» скандинавской, кельтской, англосаксонской дохристианской мифологии.

Хотя в конце 90-х было несколько попыток создать романы на основе славянской мифологии. Но «Княжий остров», начало которого было такими многообещающим, обернулся тупой апологетикой маршала Жукова — одного из самых безжалостных к своим солдатам полководцев Второй мировой. Цикл романов Сергея Алексеева начинался с оригинальных «Сокровищ Валькирии», но в дальнейшем пошли сюжетные самоповторы, из романа в роман кочевали одни и те же противостояния героев с разного рода военизированными подразделениями и спецслужбами. А уж после того, как цикл вместе с академиком четырёх самопальных академий Чудиновым — тем самым, который на старинных гравюрах и фотографиях разных достопримечательностей читает надписи типа «Храм Рода» на современном русском языке — стал пропагандировать юморист Михаил Задорнов, я поняла, что Алексееву сказать больше нечего.

Харьковскими фантастами Мариной и Сергеем Дяченко в романе «Ведьмин век» была попытка сделать фэнтези на основе украинской мифологии — там действуют ведьмы, инквизиторы, навки — инфернальные двойники погибших девушек, которые стремятся забрать на тот свет их возлюбленных, чугайстеры — спецслужба по отлову и ликвидации навок и т.д. К сожалению, авторы не стали разрабатывать этот мир более углублённо, а одним из последних их литературных опытов вообще стал сценарий к фильму по роману Михаила Булгакова «Белая Гвардия». После этого как будто высшие силы отняли у супругов Дяченко талант фантастов.

Чем особенно покоробил этот сериал многих рецензентов — это отход от классического сюжета. Алексей Широпаев обратил внимание на то, что

петлюровский полковник Козырь (совершенно эпизодический у Булгакова) становится в фильме кромешным олицетворением украинской самостийности. Он с садистским наслаждением лупцует нагайкой своего ординарца. Он в тупой злобе шашкой разваливает надвое школьный глобус, а затем сжигает и саму школу — потому что она „москальская“. Когда подчиненные робко предлагают ему школу не сжигать, а всего лишь переосвятить, Козырь отвечает, что попы — тоже „москальские“, так что, мол, надо только жечь. По приказу Козыря на голых плечах пленного юнкера ножом вырезают „погоны“. <...> Далее, по приказу отморозка Козыря на киевском митинге в честь приезда Петлюры прямо на трибуне рубят выступающего украинского поэта — за то, что он „плохо говорит по-украински“. Там же, на площади перед Софийским собором, происходит следующая дикая сцена, тоже отсутствующая в романе. Козырь приказывает священникам отпеть своего погибшего ординарца в соборе как героя. „Может, мы потом его нашим украинским святым сделаем, мучеником киевским“, — говорит мрачный Козырь устами Сергея Гармаша, четко давая понять российскому зрителю, откуда взялись все эти национальные герои нынешней Украины и чего они стоят. В конце концов, кинематографический Козырь картинно погибает от руки Алексея Турбина, который таким образом вершит акт возмездия за зверские пытки над русской дворянкой, женой убитого офицера (здесь расторопные сценаристы использовали фабулу булгаковского рассказа „Я убил“).

Иными словами, заказчики этого сериала — причём не сейчас, а в уже далёком 2012 году, когда на киевском престоле твёрдо сидел «царь Виктор Второй», а «Правого сектора» даже в проекте не было — не просто нагнетали украинофобию. Страх создателей фильма перед петлюровцами — это на самом деле страх нынешнего квазиимперского режима перед русским национальным самосознанием. Типа — смотрите, граждане, вы хотите «русского национального государства», «России для русских»? Вот он вам во всей своей красе — антиимперский бунт, бессмысленный и беспощадный. Правящие круги страсть как боятся, что у русского национального неимперского движения появятся свои национальные герои, которые сражались не за империю-квазиимперию, а за свободу своего народа — свои петлюры и бандеры, свои герои Крут — поэтому и стараются показать булгаковских «украинцев» в столь неприглядном виде. Типа, трепещи, хомячьё, вы этого хотите? Живите в своих клетках, жуйте то сено, которое положено в кормушку, а мы уж сами разберёмся, что вам надо и как вы должны думать!

Иными словами, под маской показной «украинофобии» скрывается оскал махровейшей русофобии в самом прямом смысле этого слова (кто не знает, напомню, что греческое слово «фобия» по-русски означает «страх») кремлёвского режима и их кукловодов..

И фильм «Белая Гвардия» является ни чем иным, как своего рода «чёрной меткой» всем, для кого идея русского национального государства — не умозрительная теория, а единственно возможное будущее нашего Отечества.

Этот страх, кстати, и стал причиной «крымнаша» и псевдорусской риторики вокруг донбасских событий. Были люди, которые искренне повелись на эту риторику, были и те, кто решил использовать смуту для того, чтобы повысить своё материальное благосостояние. Но вот только к реальным интересам русского народа это всё не имело никакого отношения.

А на писателях Дьяченко, которые были столь многообещающими и плодовитыми, можно поставить большой и жирный крест. Они продали свой талант — хотела сказать, за миску с чечевичной похлёбкой, но в нынешних реалиях тут скорее подходит лопата с блинами. Из украинских писателей-фантастов с кучей наград они стали российскими сценаристами, к которым после смены гражданства не пришла ни одна смелая и оригинальная идея..

Владимиру Титову такая участь не угрожает — я знаю его как человека, который обладает твёрдой жизненной позицией, и свои взгляды и принципы он никогда не продаст. Поэтому я желаю Владимиру дальнейших творческих успехов, а его героям — новых побед над силами зла и тьмы, как земными, так и потусторонними.

5 154
Елена Ярова
Рецензия

Читайте также

Культура
Во всём виноват Толстоевский

Во всём виноват Толстоевский

Кровавая драма, разворачивающаяся на наших глазах — противостояние России и Украины — это не только геополитическое столкновение и не столько проблема личности Путина, сколько свидетельство гораздо более глубоких «проклятых вопросов», терзающих пресловутую «загадочную русскую душу» на протяжении многих столетий. В русской литературе эта драма отражена в полной мере.

Вадим Давыдов
Культура
Не дело рептилии обсуждать походку человека

Не дело рептилии обсуждать походку человека

Цинична и возмутительна попытка кого бы то ни было, в особенности господ чиновников, указывать журналистам, как и о чем они должны писать, что и как должны оценивать.
Если журналисты ошибаются — это их проблемы, и только их. Они рискуют своей репутацией — точно так же, как ею рискуют ученые, кутюрье и вообще любые профессионалы.

Даниил Коцюбинский
Культура
Этот неловкий  «Сталинград»

Этот неловкий «Сталинград»

«Сталинград» не образец хорошего вкуса, но он нейтрален социально и корректен политически. Он транслирует мысли, давно пережеванные в Европе, но экзотичные для России даже (особенно!) в 2013 году.

Дмитрий Дабб