Злоба дня

Совок уверенно пробивает днище

Совок уверенно пробивает днище

В обзоре блогосферы: выключение России, конец хрущёвкам, монетизация изнасилования, ну и выживай как хочешь.

Проговорились

Прекрасно просто. Из серии «проговорились».
Полпред президента в Сибирском федеральном округе даёт интервью. Его спрашивают: что сейчас для вас главное?
Ответ: Нам главное стабильность перед выборами обеспечить, а тут «раскачка» идёт — Навальный штабы открывает.
Напоминаю, что полпред — это один из руководителей администрации президента. Он организует работу федеральной власти, в первую очередь «силовиков» и командует губернаторами.
И тут вон оно чё, главная задача у него борьба со штабами Навального.
Не то, чтобы мы раньше этого не понимали, просто любопытно получить подтверждение, с какого уровня организуются эти милые пикеты по пути моего следования во время поездок по регионам.
И тут мне хочется сказать гражданину Меняйло Сергею Ивановичу, который считает задачей госслужбы защиту коррупции и заморозку нищеты, называемой словом «стабильность».
Протестные настроения в Сибири растут, потому что ваша вертикаль власти ворует очень много.
Например, ближайший протестный митинг в столице Сибири Новосибирске будет в воскресенье 19 марта. И пройдёт он совсем не потому, что «штабы Навального», а потому что вы протолкнули решение о повышении тарифа на ЖКХ в городе аж на 15%. А на холодную воду тариф вырастет на 20%.
И никто не может объяснить: почему? Где расчёт, где экономическое обоснование, где подтверждение инвестпрограммы?
Это суть проблемы, это ведёт к нестабильности, а не штабы.
А штабы Навального так успешно открываются в Сибири, потому что неизменный пункт моей программы — открытый независимый аудит тарифа ЖКХ и вообще всех монополистов.
Мы — предлагаем решение проблемы. Вы — хотите воровать в комфортной среде, чтоб никто не возмущался.
Потому у нас и реальная поддержка есть, а у вас только ханыги с плакатами и оплатой по 300 рублей за пикет у нашего штаба.
Жителей Новосибирска призываю приходить на митинг. 12-00 на площади Ленина 19 марта. Выходите на улицу и объясните приехавшему к вам полпреду, что к чему.

Алексей Навальный

Куриный Барон

Когда открывается крышка кормушки, не всегда ожидаешь увидеть там ТАКОЕ. На горизонтально лежащей крышке лежало что-то небывалое, что-то, что сразу привлекло мое внимание. Большое, объемное и выпуклое ОНО явно превышало своими размерами привычный ассортимент товаров, поставляемых администрацией арестантам в качестве завтрака. Да и самого слова «завтрак», брезгливо звучащего в момент открывания кормяка, в этот раз не прозвучало. Только молчание, открытая крышка кормушки и объемное ЧТО-ТО, ждущее своего хозяина в свете ночного освещения камеры. Для передачи и интернет-магазина была еще рано. Их начинают разносить после обеда — я уже все знаю, как по часам.
Я весь подобрался, вскочил и двинулся к кормяку. Вместе со мной еще одна тень так же безввучно направилась к заветному дару — это был смотрящий за камерой.
— Повремени, Данилка, я чуток переговорю.
Он о чем-то пошептался и повернулся ко мне.
— Это нам. Курица! Куриный барон принес.
Что!? Курицу, — не понял я.
— Да-да, курица! Есть лавэ, я все вчера потратил?
Я достал из баула тетрадку.
— Скольку?
— Тысячу рублей,- раздался вдруг гнусавый голос Продольного, — моя мама готовит, сама. Вкусная большая курица, покрытая специями внутри и снаружи. испеченная в духовке.
Мне показалось, что я смотрю рекламу «магазина на диване».
Еще не вполне осознавая полностью, что происходит, я механически отсчитал тысячу рублей номерами карточек оплаты Биллайна, переписал номера на листочек и сунул его в окошко кормушки.
— Спасибо, — ответил невидимый голос Продольного,- завтра приходить?
— Да-да. Приходи каждый день.
Тогда мы впервые отведали курицу. Она была еще теплой («мама рядом живет») и вкусной, со специями и чесноком. Крупная, вкусная курица, за которую мы готовы были платить.
Куриный барон (так мы называли продольного) приходил каждый день. Вернее, каждое утро, когда на тюремном продоле было еще мало людей, все были сонные и никому не было никакого дела до того, что именно он приносил нам в пакете.
Со временем ассортимент изменился. Кроме курицы он приносил нам и мясо, и овощи, и даже (О, боги!) — еду из Макдональдса. Заветный, манящий пакет, пахнущий полузабытыми запахами Фаст-фуда, периодически появлялся на крышке кормушки по утрам, чтобы быть немедленно съеденным. Такие были времена!
Они длились недолго. Однажды куриный барон изчез вместе со всем своим магазином. Никто ничего нам не говорил, а судьба Куриного барона тревожила нас все больше. Как-то раз, во время обыска, когда всех нас вывели из камеры в коридор, я разговорился с режимником Лехой, руководившим обыском.
— А где Куриный барон (я, конечно, спользовал его настоящее имя, а не данное ему нами прозвище)? Куда он запропостился, перевели что ли!?
Леха неохотно потянулся за пазуху, достав оттуда целую кипу бумаг. Брезгливо извлек одну из ксерокопий и протянул мне.
— Какие же суки у вас на продоле сидят, Даниил!
Я уставился на бумагу. Передо мной была ксерокопия донесения оперативнику о незаконной, коррупционной деятельности продольного — Куриного барона. С приложением распечатки фотографии, снятой на телефон, на которой был запечатлен все тот же заветный пакет из Макдональдса, уютно разместившийся на крышке кормушки. Фотография, конечно, была сделана изнутри камеры.
— Уволили. А может и посадят скоро, — флегматично добавил Леха.
С того дня, жизнь наша снова стала пресной и скучной. Серые дни тянулись в ожидании привычного продуктового набора СИЗО и, конечно, передачек от близких. Но той вольности вольной, того достатка, что были у нас раньше, уже больше не было. До поры, до времени.
Однажды мой сокамерник вернулся «с прогулки» с баулом, распираемым набитым в него содержимым. Поставив его в проходняке между нашими шконками, он открыл его и гордо отрапортавал «Смотри, что я нам притащил». Со дна баула на меня смотрели бутылки из под виски и водки, еда, какие-то таблетки и даже упаковки спортивного питания. Я был ошарашен и как-то неуверено и неловко спросил:
— Это что, Куриный барон вернулся?
— Да какой там барон! Это наш опер, собственной персоной. Сам носит, через прогулку передает. Есть лавэ, а то я вчера все потратил?
И жизнь пошла своим чередом.....

Даниил Константинов

Торговля с Китаем России не выгодна

Надо понимать, что Китай — это средний по объёму торговый партнёр России, на которого приходится 10% российского экспорта, Европа — порядка 50%. Для Китая Россия ещё мене интересный партнёр, экспорт в Россию составляет всего 2%, а это означает, что мы находимся на 16 месте из числа партнёров экспорта Китая. Китай является очень небольшим инвестором в российской экономике, из $580 млрд прямых иностранных инвестиций доля Китая составляет 2%. Основные инвесторы в России — это страны Европы.
Цифры — упрямая вещь, поэтому дипломатические любезности, реверансы не могут заменить собой экономику. Торговля с Китаем России невыгодна, российский экспорт меньше импорта, и когда начинают говорить о «зонах свободной торговли», я считаю это абсолютным безумием.
Наша власть любит отчитываться о подписанных контрактах, которые по сути являются меморандумом о намерениях. Вот вам такой пример. В 2014 году подписали контракт о газопроводе в Китай, а меморандум об этом был подписан на 8 лет раньше. Но за 8 лет не удавалось согласовать формулу цены. Меморандум ничего не стоит, обе стороны могут изобразить улыбку, поэтому надо понимать, что меморандум — это не контракт.
Китайцы в 2014 году купили 10% акций «Сибура», сделка была заключена акционерами нефтехимической компании с китайским Фондом Шёлкового пути. Ранее китайцы приобрели блокпакет акций проекта «Ямал СПГ». Стоимость этих сделок составляет порядка $3–3,5 млрд, что по масштабам российской экономики не так уж много.
Понятно, за чем едет президент Путин в Китай. Российская экономика остро нуждается в привлечении китайских кредитов, финансирования. В 2017 году мы должны будем окончательно «доесть» резервный фонд, и если цены на нефть резко не вырастут, то мы начнём тратить Фонд национального благосостояния. Он изначально был предназначен для долгосрочных инвестиций и балансировки пенсионной системы, но сейчас получится, что его просто проедят.
Нынешний уровень цен на нефть делает невозможным в среднесрочном периоде поддержание военных, социальных расходов на одном и том же уровне. Расходы придётся снижать, можно оттянуть этот процесс до президентских выборов, но потом придётся вновь возвращаться к этому вопросу. Поэтому российские власти поступают, как Скарлет, героиня романа «Унесённые ветром»: «Я подумаю об этом завтра». Привлечение китайских кредитов позволит это завтра немного оттянуть.

Сергей Жаворонков

Путинская геополитика

Вот ведь удивительно. Даже в годы Холодной войны (империя зла, карибский кризис, берлинский кризис, глобальное противостояние систем) Советскому Союзу удавалось удерживать на вполне нормальном уровне отношения с северными нейтралами — Швецией и Финляндией. Коммунистический Кремль дорожил их внеблоковым статусом и старалась их не пугать и не раздражать.
Другое дело Кремль путинский, который запугивает и отталкивает от себя тех, кого можно было не запугивать и не отталкивать даже в рамках самой что ни на есть имперской политики. Отношения с Финляндией, и, в особенности, со Швецией, стремительно портятся — они уже сейчас гораздо хуже, чем в период Холодной войны. И это прямо сказывается на военной ситуации в балтийском регионе. Это у Путина ГЕОПОЛИТИКА такая.

Roman Popkov

Шурыгина на все времена

Кстати, попытки монетизировать изнасилование были распространённой практикой среди советских школьниц. Распространённей были только сами изнасилования, происходившие по причине безалаберности родителей и под веселый аккомпанемент какого-нибудь райкома комсомола. Последний же постфактум выступал в роли бюро моралите.
Стать неугодной, персоной нон грата у последних можно было по причинам самым иррациональным. Помню родительское собрание, устроенное ради одной меня, единственное собрание где были и дети и родители вместе. Учительница с пафосом произнесла — «Алина, за тобой мальчики бегают». Я сказала — «Я же в этом не виновата» или что-то вроде. И меня немедля откуда-то исключили.
Тогда она обратилась к самой некрасивой девочке в классе — «Надя, встань.» Надя встала.
«Ну вот за тобой же никто не бегает?» «Нет» — ответила Надя, зардевшись нелолиточным раком, свернувшись устрицей позора. Типическая практика легализованных школьных унижений.

Alina Vituhnovskaya

Февральская революция: Выключение России

Если попытаться найти образ, наиболее точно передающий суть революционной катастрофы, случившейся сто лет назад, то, пожалуй, наиболее точным будет сравнение с отключением электричества. Был свет — и вырубили свет. И что? И все.
Если же подробнее, то в петербургский период, как известно, была выработана знаменитая идеологическая триада: Православие — Самодержавие — Народность. Триада эта не была чем-то специфически русским или российским, что-то в этом роде было на знаменах почти всех европейских монархий того времени. (Ср., например, с испанским: «Бог, Родина и король!») Подразумевалось, что Россия опирается на три столпа — Православную веру и Церковь, монархию и некое русское народное начало. Ближе к концу XIX столетия это самое начало стали трактовать в смысле русского национализма, однако националистический компонент в идейном арсенале Российской Империи до самого конца оставался самым слабым.
Но то была теория, причем скопированная, как уже выше сказано, с западноевропейских образцов. В действительности же, в петербургский период русской истории по-настоящему рабочим и эффективным элементом во всей триаде был только один: Самодержавие. Самодостаточную и независимую Церковь в Руссии-России разгромили еще Алексей Михайлович и Петр I. Превращенная в Ведомство православного исповедания (это не издевка, а официальное название), не только в политическом или идейном, но даже в и богословском отношении она оказалась полностью подчинена государству.
Что же до «народности», то тут все обстояло еще печальнее. Строго говоря, лишь во время двух последних царствований можно наблюдать некое последовательное стремление превратить Российскую Империю в национально-русское государство — да и то, прямо скажем, с вагоном всяких оговорок и исключений...
В итоге, к началу XX века единственным стержнем, на котором держалась вся Россия и вся русская жизнь, была монархия. Во Вселенной под названием «Россия» начальной точкой отсчета и абсолютным мерилом был Царь. Греко-Российская синодальная Церковь признавалась народом истинной и первенствующей не потому, что считалась истинной, а потому, что таковой статус ей дал Царь. Всякое начальство, начиная от великих князей и заканчивая последним писарем, действовало царским именем. И многочисленные народы Империи — начиная от полунезависимой Финляндии и заканчивая Бухарой — пребывали в составе России постольку, поскольку были связаны присягами и клятвами Царю. Единственное право, которое было понятно русскому человеку, было то право, которое дал Царь.
Вера, мораль, закон, Родина, патриотизм — все существовало только в связи с монархией. Вне монархии ничего этого для русского человека существовать не могло.
Была ли такая система хороша? Нет, она хороша не была. Но другой, к 1917 году, в России не имелось.
Если говорить совсем цинично, касаясь, так сказать, исключительно технической стороны, то британский Парламент в XVII веке мог позволить себе обезглавить короля. Ибо на тот момент Парламент уже являлся самодостаточным, мощным и авторитетным институтом, способным взять в свои руки бразды правления повести за собой людей.
Германский Рейх мог пережить демонтаж монархии, ибо в основании его, помимо кайзеровской власти, лежала сильнейшая идея немецкого этнического национализма. Которая, собственно, впоследствии и выстрелила, хотя и явно не так, как этого бы хотелось...
А в России был только Царь. Никого и ничего кроме. И потому выступить против него означало — выступить против России. А свержение монархии означало уничтожение, одномоментное «отключение» российской государственности. Заменить Царя не мог никто. Церковь? Ведомство православного исповедания? Она была приучена следовать царской воле. Дума? Даже не смешно. Армия? А чья это Армия, если не царская?..
Вынудив Государя отречься, сановные и несановные заговорщики нажали на рубильник с надписью «выкл». Что и подтвердили все последующие события. Солдаты, еще за несколько дней до того готовые нанести Германии решающий удар, начинают зверски убивать своих офицеров, втыкают штыки в землю и едут домой — жечь барские усадьбы да делить барские десятины. Дума, мнившая себя всамделишным Парламентом, зависает в вакууме, никому не нужная и ничего не могущая. Что же до веры, то тут выясняется, что «богоносец», узнав, что начальство от него больше не требует говеть, en masse отказывается от причастия. И начинает жечь храмы и монастыри.
Русский человек жил в мире, в центре которого был Царь. Исчезновение Царя выбросило его в ледяной космос, где не оказалось ничего, кроме ледяного ужаса. Привычный мир просто исчез, «выключился». И русский человек начал вести себя так, что на его фоне даже лавкрафтовские монстры показались бы милыми и приятными ребятами.
А в результате... А в результате приходится признать, что вся русская история после 1917 года — это нечто среднее между попытками преодолеть 1917 год, и агонией.
И именно поэтому не было тогда, сто лет назад, более низкого падения и более страшного политического греха, чем выступление против монархии. Царя нельзя было трогать ни при каких обстоятельствах. Даже если бы это был инвалид-олигофрен с IQ моллюска. Даже и в этом случае — абсолютное табу. (Не говоря уже о том, что наш Государь таковым отнюдь не был, а наоборот, являлся одним из самых образованных людей своей эпохи...)
Конечно, первое, что в связи со всем этим приходит на ум: вернуть все, как было. Снова включить рубильник, чтобы все заработало!
Но — увы... Это только в средней руки голливудских фильмах супергерой приходит на руины тысячелетней давности, поворачивает рычаг — и сложнейший механизм начинает работать. В реальности остановка процесса часта равна поломке, особенно если пауза была длительной. А в нашем случае, она растянулась на сто лет. И простое «включение рубильника» — например, декоративная реставрация монархии — уже ничего не изменит. По крайней мере, в лучшую сторону.
Русская Катастрофа уже свершилась. И назад время нам не повернуть. Мы унаследовали руины. И нам остается лишь строить на них нечто новое, но свое.
Не забывая, однако, причин постигшей нас Катастрофы — и не забывая виновных.

Димитрий Саввин

Враги народа

Понятие «враги народа» всем известно. Большевики стали его использовать сразу после захвата власти. 9 (22) ноября 1917 года «врагом народа» был объявлен Главковерх генерал Духонин, отказавшийся выполнить приказ Ленина о начале переговоров с Германией (вскоре Духонина зверски линчевали матросы-братишки). А уже 28 ноября «врагами народа» была объявлена сразу целая политическая партия. И вот это очень интересно — какая именно? Нет, не черносотенцы, не монархисты. И не эсеры — время судилищ над ними придёт позже. Официально, в декрете, «партией врагов народа» были объявлены конституционные демократы, кадеты. Партия русских европейцев, западников, выступавших за европейский путь развития. Именно кадеты составили большинство первого Временного правительства. Именно кадеты изо всех сил старались сохранить буржуазно-демократический характер Февральской революции. И именно в своей идеалистической, кадетской составляющей Февраль антагонистичен Октябрю. Ленин, в отличие от кадетов, считал, что народу требуется что-то очень простое и понятное: «Русской массе надо показать нечто очень простое, очень доступное ее разуму. Советы и коммунизм — просто». Но это была варварская простота, примитивная простота «азиатчины». Меньшевик Аксельрод писал: «От Ленина пахло русской землей». Он ошибался — от Ленина пахло Степью, Ордой, блоковскими «Скифами». Октябрь стал, по сути, реакцией на Февраль, на Серебряный век, на реформы Александра Второго. Фактически Ленин отбросил Россию в допетровские времена, содрал с неё двухсотлетний культурный слой, всё сведя к некой «простоте», которая воистину хуже воровства. Расправа над русскими европейцами, западниками — вот с чего началась история советчины. Слово «либерал» было ругательным и при царях, и при коммунистах, таким же оно остаётся и сегодня. Убийство Бориса Немцова, одного лидеров партии, унаследовавшей от кадетов своё название (Партия народной свободы), в этом плане весьма знаменательно.

Широпаев Алексей

«Дистиллированный химически чистый цинизм»

Я вам говорю — Эрнст свою зарплату получает совершенно не зря. Он свои деньги отрабатывает полностью. Послать в Киев девушку на инвалидной коляске — это, безусловно, блестящий пропагандисткий ход. Это совершенно запредельный, абсолютно блядский цинизм. Который людям, не страдающим нравственной кастрацией, никогда бы не пришел в голову. А им — пришел. Именно поэтому с ними невозможно бороться на их поле. Все равно переиграют. И вот стоишь с открытым ртом, в голове только одна мысль — да вы вообще охренели, суки. Но черт возьми, какой дистиллированный химически чистый цинизм! И украинцам, которые любого другого бы в лучшем случае приняли бы как минимум гробовым молчанием, не остается никаких возможностей для маневра. Нет, нет, миллиарды в них вкладывают не зря. Геббельс просто в ладоши хлопает сейчас. А вы все в выборы хотите с ними играть.

Аркадий Бабченко

Российская диаспора как исключение из общего правила

Время от времени мне случается проходить мимо довольно невзрачной вашингтонской синагоги – обычного, видимо недавно построенного, здания в не самом центральном районе города. Около дверей на стене прикреплен нарисованный от руки и потрепавшийся от зимней погоды плакат «We help Israel!» («Мы помогаем Израилю»). Что может быть особенного или необычного в том, что представители великого, но рассеянного по миру народа, почти 10,5 млн которых живут в разных концах мира, и только 6,5 млн – в собственном государстве, стре­мятся сделать жизнь на исторической родине лучше?
Конечно, евреи – народ совершенно особенный. Только им удалось воссоздать свое государство там, где его веками не существовало; только их страна в ее нынешнем виде родилась сначала как мечта, и лишь затем стала реальностью. Современный Израиль был построен (на месте и «дистанцион­но») людьми, прожившими бóльшую часть жизни на других континен­тах, и сегодня он получает до $8-11 млрд в год инвестиций, помощи и денеж­ных переводов из-за рубежа в адрес своих граждан от управляемых иудеями ком­паний, еврейских благотворительных организаций и отдельных представи­телей диаспоры.
Многие народы рассеивались по миру, не обрывая своих связей с родиной, в том числе и экономических. Можно посмотреть на Армению, где живут 3 млн из примерно 12 млн насчитыва­ющихся сегодня на земле армян. Каждый год в эту небольшую страну посту­пает до $2,5 млрд денежных переводов от соотечественников (что составляет 21-23% ВВП), а представите­ли диаспоры за годы независимости вложили в экономику республики более $5,5 млрд прямых инвестиций. Не менее зна­чимо влияние на свою страну 5 миллионов албанцев, живущих за ее пределами, которые ежегодно отправляют на Родину до $2,2 млрд. И в Армении, и в Албании (как, впрочем, и во многих других государствах) су­ществуют министерства по делам диаспоры, стремящиеся сделать ее инстру­ментом повышения привлекательности страны.
В 1980-е годы, когда в Китае начались ос­то­рожные рыночные реформы, они вряд ли оказались бы успешными, если бы их не поддержали жившие в более развитых стра­нах Азии и в США эт­ниче­ские китайцы: на первом этапе экономических преобразований до 70% иностранных инвестиций в КНР приходи­ло от хуацяо (столько же приходит в Армению от живущих за рубежом армян в наши дни). Не менее значима роль выходцев из Индии в эко­номическом развитии их страны. Я уже не говорю о том, что постоянный культурный обмен между диаспорой и коренным населением представля­ет собой край­не важный компонент модернизации, предполагаю­щей включенность того или иного народа в глобальный цивилизационный контекст.
Даже если вернуться к сугубо экономическому аспекту проблемы, нельзя недооценивать масштаб связи эмигрантов с теми обществами, из которых они происходят. В 2015 году, по подсчетам экспертов Всемирного экономичес­кого форума, они перевели в свои родные страны рекордные $582,5 млрд – если бы эта цифра воплощала собой ВВП некоего государства, оно вошло бы в топ-20 экономик мира. Китай и Индия уверенно держат первенство: они получают от своих соотечественников по $60-65 млрд в год, что превышает объемы ежегодно поступающих в эти страны прямых иностранных инвести­ций. Некоторые государства – конечно, менее развитые в экономическом отношении – получают от своих уехавших (или бывших) граждан средства, достигающие 40-45% валового внутреннего проду­к­та. И хотя можно предположить, что поддержка направляется в первую очередь в бед­ные страны, это не совсем так.
В Мексикy, например, где средний показатель подушевого ВВП в 2016 году составил $9,4 тыс., ежегодно поступает около $28 млрд в виде переводов от гастарбайтеров и до $7,5 млрд в качестве инвестиций компаний, которыми (в основном в США) владеют выходцы из Мексики – и это в условиях, когда средний доход проживающего в США мексиканца меньше среднего дохода американца почти на треть. В Египет из-за рубежа ежегодно поступает около $18-20 млрд, что в четыре раза превышает доход, получаемый от «главной жемчужины» национальной экономики – расширенного и модернизированного в 2014-2016 гг. Суэцкого канала.
Россию с конца 1980-х годов оставило более 6,5 млн человек (о более ранних волнах «исхода» я и не говорю). Кроме того, в мире насчитывается более 7 млн этнических русских, никогда подолгу не живших в России, потому что они родились за границей от русских родителей или смешанных браков. Сегодня только в странах Европейского Союза жи­вет более 4 млн тех, кто 20 лет назад имел российский паспорт (а многие имеют его до сих пор). Русские (или выходцы из России – как кому привычнее формулировать) успешно встраиваются в принимающие об­щества и делают в них хорошие карьеры. В США, если следовать данным статистики, эмигранты из бывшего СССР имеют в среднем 14,1 года образования против 12,6 в среднем по стране, активнее занимаются предпринимательством и зарабатывают на 39% больше среднестатистического американца. «Бывшие русские» концентрируются в крупных мегаполисах и вокруг них: они составляют от 2 до 5% населения Вены, Праги, Берлина, Парижа, Нью-Йорка. Среди этих людей – более 10 тысяч ученых и профессоров, работающих в университетах и научных центрах США и Европы, и множество предпринимателей, которые контролируют вне России активы, совокупная рыночная сто­имость которых превышает $1 трлн – то есть практически равна ВВП России по текущему рыночному курсу рубля к доллару.
Российская диаспора – одна из самых крупных в мире, но, что примечательно, в статистике Банка международных расчетов, который ведет постоянный учет денежных переводов из различных стран мира (и в них), Россия упоминается только в одном контексте: как страна-донор. Это означает, что поступающий поток средств не превышает $500 млн в год. Иностранные инвестиции в Россию, конечно, приходят в основном от русских – но идут они с Кипра, Виргинских островов и из других оффшорных юрисдикций – то есть в страну приходят лишь те средства, которые ранее отсюда же и были украдены. И хочется задать себе вопрос: уехавшие русские считают свою страну столь богатой и успешной, что вопрос о поддержке ее не стоит? Но это, как минимум, не так – даже не говоря о бедственном положении в целом ряде регионов, о разрушающемся образовании, нищих стариках, рас­пространяющемся СПИДе – средний подушевой ВВП в России в точности равен мексиканскому (мы находимся на 63-м и 62-м и 65-м и 66-м местах в рейтингах МВФ и Всемирного банка соответственно). Но в Мексику от соотечественников приходит до $30 млрд в год, а к нам – менее $500 млн.
Более того, ни одно правительство не имеет сегодня специальных программ поддержки добровольно уехавших соотечественников; напротив, ско­рее государства и общества ждут помощи и инвестиций от них. Израиль или Армения не финансируют строительство за рубежом синагог и храмов (можно вспом­нить, как драматически собирались средства на постройку нового армянс­кого храма в Москве) – в отличие от России, где администрация президента строит церковь в Париже, а бюджетные деньги миллионами тра­­тятся на мало кому (кроме их организаторов и исполнителей) нужные про­екты по продвижению «русской идеи».
Иначе говоря, вопрос может быть поставлен очень просто: почему Россия, постоянно рассуждающая о «русском мире», собственном величии и своей уникальности, не вызывает никакой выражающейся в мате­риальной форме симпатии и признательности тех, кто когда-то был (а порой все еще остается) ее частью? И мне кажется, что пока на этот вопрос не будет дано четкого и честного ответа, мы вряд ли сможем понять, кто мы и в каком направлении идем.

Владислав Иноземцев

Позорище

Даже А.А. Широпаев отказался от «феврализма», фактически вернувшись к своей старой трактовке февральского переворота как «либеральной смазки перед оргазмом большевистской азиатчины». А в это время кое-какие «либерал-консерваторы» выходят на совместные митинги с «Огрызком» (от Яблока), чтобы отметить столетие «великой и бескровной». Ну разве не позорище? Как можно позиционировать себя «наследниками Белого движения» и отмечать событие, в ходе которого (вдумайтесь!) Балтийский флот потерял убитыми и замученными столько офицеров, сколько не терял за все три года Великой войны? Между тем, годовщина Голгофы русского офицерства для сторонников швободного рыночка всего лишь повод попиариться да пустить слезу об «упущенном шансе Февраля». Лучше бы сразу к коммунистам на 7 ноября пошли — разницы-то никакой нет. Запоя не было — борьба продолжается.

Fyodor Mamonov

Вопрос хрущёвок или барин гуманист

Про хрущёвки в Москве рассматривают всего два варианта: оставить всё как есть, согласиться с вариантом мэрии. Но в нормальной капиталистической экономике есть ещё варианты: организуем ТСЖ, добьёмся права собственности на землю под домом, сами найдём девелопера и договоримся с ним о вариантах застройки; организуем ТСЖ и добъёмся капремонта хрущёвок — на свои взносы или мэрию заставим раскошелиться (такие эксперименты по надстройке ещё одного этажа, добавления лифта и мусоропровода, расширения площади дома — были). По второму варианту, к примеру, происходила реконструкция советского жилья в странах Восточной Европы, особенно в бывшем ГДР.
Но так как в Москве самый низкий уровень доверия (менее 1%) и высокий — атомизации, а также бедность и консерватизм/патернализм, то никого ТСЖ и «качания» своих прав у жильцов не получится. И останутся те самые два варианта, точнее только один — согласиться с вариантом мэрии. Единственный совет тут — добиваться предоставления равной по рыночной стоимости недвижимости, уже неважно где — в Балашихе или Щербинке (при закате эры Лужкова переселенцам давали жильё уже там). Надеюсь, всё же не дойдёт до переселения в Махачкалу или Кызыл-орду (сам слышал слухи об этом от бабушек в нашем районе). В общем, надежда только на доброго барина, гуманиста.

Павел Пряников

«Но совок, естественно, уверенно пробивает днище и набивает полный рот дерьма»

По-моему, новая истерика, возникающая вокруг певицы, которую Россия послала на Евровидение, какая-то идиотская и тупо-подленькая, с подтекстом «это всё злобный план РФ для того, чтобы победить».
Люди, люди! Вице-президент Аргентины — женщина в инвалидной коляске, Габриэла Мичетти (часто пишется как Микетти). В Эквадоре на пост президента баллотируется мужчина в инвалидной коляске Ленин Морено (он социалист и я против него, но это не принципиально в данном контексте). И только в СНГ всерьёз рассуждают в духе: «Это они давят на жалость, посылая на ПЕСЕННЫЙ КОНКУРС девушку в коляске». Это, блядь, песенный конкурс! Окститесь!
Прекратите быть идиотами и не заставляйте меня использовать термин «эйблизм», потому что, хоть я его и терпеть не могу, но подвывающие бакланы занимаются именно этим — стигматизацией девушки в инвалидном кресле (как будто оно как-то влияет на её певческие таланты) и политизацией людей с ограниченными возможностями. Неспособность ходить чо, как-то на голос, или способность думать влияет? Это же омерзительно — так рассуждать. Я поражаюсь просто, сколько говна лезет. Даже киршнеристы не смели вякать, что «Макри выбрал Микетти в вице-президенты, чтобы набрать очков». Но совок, естественно, уверенно пробивает днище и набивает полный рот дерьма, чтобы харкнуть в человека с непростой судьбой.

Kitty Sanders

Выживай как хочешь

У меня тоже много идей.
Несколько десятков готовых законопроектов и около сотни, требующих (так уж и быть) общественной дискуссии.
Например, лишать гражданства каждого, кто сплюнул на пол или высморкался на асфальт.
Новорожденных детей, после выкармливания молоком, отпускать на волю.
Запретить изображение Сталина без усов Рама Сингха Чаухана.
Ввести эмбарго на профессиональную порнуху — только любительская, на фоне ковра, чтобы всё по-честному.
Телевизионные новости показывать с переворотом изображения на 180 градусов.
Георгиевскую ленту разрешить носить только если она просунута через ноздри и скреплена колокольчиком.
Откопать из могил солдат Вермахта, клонировать и устроить зарницу под Волгоградом, отправив на неё весь кадровый состав армии РФ и ополченцев Донбасса.
Каждого, кто произнёс слово «либераст», отправлять на принудительную недельную попойку со мной в кафе «Вежливый лось» Балашихинского района Московской области. За его счёт.
При поступлении на чиновничью должность ввести единый обязательный экзамен на знание текстов Проханова в переводе на китайский язык.
И куча ещё всего.
Но никому нет до этого никакого дела.
Ляпни что-нибудь Чаплин с бодуна, или Яровая, или Милонов — вся лента неделю обсуждает. СМИ на ушах. Лучшие люди страны комментируют — Песков, Захарова, Пушков, Шурыгина.
Я же, как ни стараюсь — гробовое молчание и, я бы даже сказал, тотальный игнор.
Вот это и называется — «запрет на профессию».
Выживай как хочешь.

Евгений Левкович

От «Русской Фабулы»: возможные очепятки, орфография, пунктуация и стилистика авторов сохранены в первозданном виде.

Подписывайтесь на канал Руфабулы в Telegram, чтобы оперативно получать наши новости и статьи.

7 019
Понравилась статья? Поддержите Руфабулу!

Читайте также

Злоба дня
И снова взрыв

И снова взрыв

Теракты — это вполне обыденное явление в жизни современного мультикультурного государства. Хотите наслаждаться многонациональностью — будьте морально готовы к взрывам каждый день. И абсолютно ничего, в рамках существующей политической модели, здесь не поможет — никакие рамки на входах, ни десятикратное увеличение числа полицейских, ни полный запрет интернета... Просто ИХ слишком много, чтобы спецслужбы могли их контролировать. Даже если бросят на НИХ все свои ресурсы.

Русская Фабула
Злоба дня
Адский постмодерн и уродство!

Адский постмодерн и уродство!

Опять в ленте про несчастных советских русскоязычных в странах Балтии. И, разумеется, их именуют «русскими». Хотя русские там себя чувствуют вполне комфортно. А некомфортно себя чувствуют именно советские. Есть два вопроса, ответы на которые маркируют советское сознание. 1. Сожалеете ли вы о распаде СССР? 2. Отмечаете ли вы искренне праздник 9 мая? Если ответы положительные, то это явная совчина и, конечно, в странах Балтии ей неудобно.

Русская Фабула
Злоба дня
Бунт молодых

Бунт молодых

А всё-таки власть агентов ЦРУ в Москве практически безгранична. Свезти на автобусах школьников, особо не таясь оплатить им безрассудства чёрным налом и полностью уйти от ответственности. Поразительно.

Русская Фабула