Злоба дня

Юбилей позора

Юбилей позора

В новом обзоре блогосферы: поражение мозга, февральская революция, намкрыш и кто кому Димон.

Ходорковский — адвокат Путина!

На прошлой неделе в американском издании «The Wall Street Journal» был опубликован вызывающий недоумение текст Михаила Ходорковского, в котором последний предложил Дональду Трампу «начать деловой разговор с Путиным» и, фактически, признать аннексию Россией Крымского полуострова, а также закрепить «нейтральный статус для Украины» в обмен на уход Путина от власти.
Особенно странно, если не сказать шокирующе, выглядит этот текст, если учесть контекст его появления на свет. В течение предыдущих месяцев сложилась ситуация, благоприятствующая формированию международной антипутинской коалиции. Удалось добиться значительных успехов в продвижении «Списка Магнитского», работу над которым мы начали несколько лет тому назад вместе с Борисом Немцовым и Уильямом Браудером: законы, аналогичные американскому «Акту Магнитского», были приняты парламентами Великобритании и Канады.
Появились очевидные признаки того, что надежды Кремля на «большую сделку» с Трампом могут оказаться, по меньшей мере, сильно преувеличенными.
И вот, в подобной ситуации человек, воспринимаемый многими как один из лидеров российской оппозиции, предлагает президенту США заняться поиском компромисса с Путиным за счет Украины. Выступая с подобными предложениями, Ходорковский выглядит чуть ли не адвокатом путинской России, озвучивающим условия преступной власти цивилизованному миру.
Трудно избавиться от ощущения, что он всеми силами стремится помочь Кремлю разорвать сжимающееся кольцо международной изоляции. Безусловно, его заявления будут с радостью подхвачены кремлевской агентурой в США и «полезными идиотами» из числа сторонников «диалога с Путиным». Трудно придумать лучший подарок российскому диктатору, отчаянно ищущему выход из постоянно ухудшающейся международной ситуации.
Поражает та степень правового нигилизма и цинизма, сравнимая с печально знаменитым «Мюнхенским сговором» 1938 года, с которой Ходорковский рассуждает о сделке, оплачиваемой за счет интересов сопредельной страны. Даже самое могущественное государство в мире, каковым являются США, не вправе распоряжаться тем, что ему не принадлежит — судьбой и территорией суверенной Украины.
В определенном смысле, текст, опубликованный в «The Wall Street Journal», продолжает линию, обозначенную Ходорковским в опубликованной несколько ранее статье, посвященной «русским европейцам». В этой статье Ходорковский ставит путинской системе более-менее верный и весьма неутешительный диагноз и делает на этом основании вывод о пагубности нынешнего курса страны и необходимости перемен. Далее он призывает провести «круглый стол» по вопросу транзита власти и очерчивает примерный состав участников такого «круглого стола».
Озвученный автором состав участников «круглого стола» демонстрирует вовсе не готовность переступить через «узкие интересы» ради блага страны, а согласие (или даже желание) ограничиться лишь поверхностными псевдореформами, потому что обсуждать какие-либо сущностные изменения в предложенном формате просто невозможно. Фашизация режима зашла уже так далеко, что никакому реформированию он не поддается по определению.
Если нас действительно волнует судьба нашей страны, речь может идти лишь о полном демонтаже существующей властной конструкции. Обсуждать такой демонтаж с теми, кто верой и правдой этому режиму служит, не имеет никакого смысла. Соответственно, любой «круглый стол», призванный выработать механизм демократического транзита, должен начинаться с признания определенных аксиом, включая необходимость люстрации, десоветизации, «декагэбизации» и т. п. С теми, кто этих аксиом не признает, предмет для дискуссии отсутствует как таковой.
Предвижу возражение: а как же быть с успешным опытом Круглого Стола в Польше, в котором принимали участие представители коммунистических властей? Проблема, однако, в том, что подобная аналогия между Польшей (и другими странами Восточной Европы) рубежа восьмидесятых-девяностых годов и современной Россией является абсолютно несостоятельной.
Восточноевропейские коммунистические режимы к тому времени утратили всякую поддержку внутри своих стран и удерживались на плаву исключительно за счет внешней силы — угрозы военной интервенции со стороны СССР, подобной вторжениям в Венгрию в 1956-м и в Чехословакию в 1968-м годах. К концу восьмидесятых годов СССР ослаб уже настолько, что его неспособность поддерживать сателлитные режимы стала очевидна всем. Вывод войск из Афганистана, хотя визуально и сильно отличался от панического бегства американцев из Сайгона, тем не менее, также зафиксировал новую геополитическую реальность — Советская империя была более не в состоянии поддерживать внешнеполитическую экспансию.
В этих условиях коммунистические вожди Польши, осознавая неизбежность своего краха уже в самом обозримом будущем, были озабочены, прежде всего, самосохранением, что и сделало их столь сговорчивыми.
Подобные режимы идут на переговоры лишь тогда, когда ощущают неизбежность своей гибели — залогом успеха круглого стола является готовность власти обсуждать условия своей капитуляции. Однако ситуация в современной России принципиально иная. Путин сегодня занят институционализацией своего правления как пожизненного и определением следующей мишени для внешней агрессии.
О чем в этих условиях оппозиция может разговаривать с представителями режима на «круглом столе»?! Тот этап, когда такой разговор был возможен, в путинской России пройден, в сегодняшней политической повестке такой темы попросту нет.
Текст Ходорковского имплицитно противопоставляет «идеалистов», чья твердая приверженность высоким моральным принципам может, по мнению автора, обрушить Россию в новую гражданскую войну, и «прагматиков», чья гибкость, по его же мнению, способна предотвратить подобную катастрофу. Проблема с подобной логикой, однако, состоит в том, что навязываемое Ходорковским читателю противопоставление является ложным.
В конечном итоге, именно нравственная политика является самой рациональной и самой выгодной. Ходорковский-бизнесмен однажды признался, что после атаки на принадлежавшую ему компанию «ЮКОС» международного рейдера Кеннета Дарта он понял, что вести бизнес честно и законно, с соблюдением всех правил прозрачности, гораздо выгоднее, нежели с использованием разного рода сомнительных «схем», находящихся на грани (а иногда и за гранью) закона. Именно это понимание помогло ему превратить «ЮКОС» в одну из самых эффективных на тот момент компаний России.
Печально, что Ходорковский-политик до сих пор не осознал, что быть честным и следовать моральным принципам выгодно не только в бизнесе.
Обращаясь к «русским европейцам», Ходорковский, похоже, не вполне понимает смысл понятия «европеец», в основе которого, не в последнюю очередь, лежит приверженность определенным ценностям, одно из центральных мест среди которых занимает верховенство права. Попытка закрыть глаза на неправовой характер захвата Крыма и принцип верховенства права — вещи несовместимые, а без признания верховенства права говорить о возвращении России в европейскую семью народов бессмысленно.
Говоря о необходимости изменений, Ходорковский, как уже было сказано, недооценивает масштаба и, самое главное, качества тех изменений, в которых нуждается Россия. Когда рушился советский режим, Россия не порвала окончательно с советским наследием, в результате чего и стал возможен чекистский реванш во главе с Путиным.
Точно так же и сегодня, рецепт «изменений по Ходорковскому», без трансформации фундаментальных основ российской государственности, может привести к тому, что вместо правового, демократического, европейского, в полном смысле этого слова, государства мы получим лишь слегка смягченную версию «путинизма без Путина». Трудно назвать подобный исход торжеством рационализма.

Гарри Каспаров

Коммунистическая мифология и поражение мозга

Вот кстати. Массовость поражения коммунистической мифологией можно иллюстрировать довольно забавно.
На Нюрнбергском трибунале не было осуждено ни одного фашиста и трибунал не осуждал фашистскую идеологию. Совершенно скандальный факт для поражённых коммунизмом лиц.

Илья Лазаренко

Пусть жрут друг друга

Традиционная весенняя активность политических и околополитических шизофреников в России уже бьёт сомнительные рекорды. На этот раз Дмитрий «уста Путина» Киселёв стал жертвой хунвейбинов полоумного депутата Фёдорова, ведущего свою персональную войну за суверенитет России и «национального лидера» Владимира Путина от МВФ, ФРС и их филиала в лице ЦБ РФ. Первая реакция — сожрите друг друга! Но бросаются в глаза интересные детали, лоснящийся представитель российской премиум элиты с губами в фуа-гре Киселёв выглядит слабо и неубедительно в споре с фанатичной агитаторшей НОДа, смело отстаивающей свои безумные взгляды. На фоне всех дочек Пескова в Париже и «денег нет, но вы держитесь» даже самым последним фанатам Владимира Владимировича становится уже трудно что-то доказывать, более того, Киселёв искренне сам не верит в свою аргументацию, для него это просто работа, а простым людям «из народа», это всё уже начинает бросаться в глаза. Пока многие живут иллюзиями о «хорошем царе» Путине и плохих боярах, «разграбивших казну» и подвергших граждан пыткам, но долго ли в условиях такой социо-экономической ситуации осталось до «Кровавого воскресенья»? Пик общенародной любви к Путину безвозвратно прошёл, если чего и осталось в наличии, то пока только растущая неудовлетворённость и безальтернативность, не лучший багаж для Путина, вплотную подошедшего к своему очередному президентскому сроку. Так любой «чёрный лебедь» уже скоро своим крылом сможет смахнуть всё это «несокрушимое» путинское царство, почва подготовлена.

Антон Громов

Русское прошлое — европейское будущее?

Столетие февральской революции в России надвинулось на нас как-то незаметно, и проходит, что характерно, тоже незаметно. Крушение тысячелетней государственности мало занимает внимание российских писателей и публицистов, а про нероссийских, при таких делах, и говорить нечего. Пожалуй, можно было б и в Латвии пройти мимо этой темы, если бы не один нюанс: вирус, разрушивший в свое время Российскую Империю, вполне способен изувечить современную Европу. И времени на размышления, скорее всего, осталось немного.
Мы все — по крайней мере, те из нас, которые имеют наглость причислять себя к числу людей образованных — знаем тот стандартный набор причин, которым объясняется обычно генезис февральской революции 1917 года. Отсутствие конституционных свобод и конституции, парламентского представительства, земельный вопрос, национальный вопрос... Нежелание последнего Императора что-либо менять... И вот, по результатам всего этого, народные массы как поднялись-поднялись, как размахнулись-размахнулись — и закончилась монархия. По объективным, так сказать, причинам.
Но при боле внимательном рассмотрении становится очевидным, что все эти «объективные причины» с реальностью не пересекаются примерно никак.
Во-первых, никакой народ монархию не свергал. Так называемая февральская революция протекала по сценарию классического дворцового переворота, разыгранного по классическим же, с XVIII века еще известным, схемам высшей аристократией и другими лицами высшего полета. И в этом — коренное отличие Февраля от событий 1905-1908 годов, которые, действительно, можно классифицировать как революцию.
Причем революция эта хотя и провалилась, но к определенным — и весьма существенным — результатам привела. И — это уже во-вторых — так или иначе привело к решению большинства вопросов, перечисленных выше в списке «объективных» причин февральской революции 1917 года.
Права и свободы? Весь «пакет» этих свобод был гарантирован Манифестом от 17 октября 1905 года. Свобода собраний, свобода слова, свобода совести — все это уже было дано. Да, не всегда последовательно, не всегда, так сказать, в полном объеме — но было. И примерно на том уровне, который наблюдался тогда в других ведущих европейских державах. И уж точно можно сказать, что такого уровня реальной свободы, который существовал в период 1905-1917 годах, в России никогда не было ни до, ни после.
Конституция? Манифест от 17 октября по факту и являлся Конституций. Да, в России не имелось официальной изданной книжечки с соответствующей надписью на обложке, но едва ли ее отсутствие что-то меняло. Великобритания по сей день не имеет Конституции в виде единого документа — и ничего, как-то справляются.
Парламентское представительство? В том же 1905-м начала работу Государственная Дума. Да, про нее можно сказать много всякого, но карманной она никогда не была, как не была пустой формальностью ее деятельность.
Земельный вопрос? Это уже ближе к реальности. Но и он начал успешно решаться благодаря столыпинской реформе.
Национальный вопрос? Как минимум, давление было уже не столь мощным, как на пике политики русификации. К тому же сам по себе этот вопрос никак не мог привести Российскую Империю к полному крушению.
Список можно продолжить, но пока обойдемся этим. Выходит странное. Объективных причин как будто нет, а революция и последующий крах империи — есть.
Но, разумеется, это лишь по видимости. Объективная причина была, причем такая, что она перевесила и реальные свободы, и экономический рост, и столыпинскую колонизацию. Россия проиграла одну, но решающую, битву. Битву за умы.
Из дня сегодняшнего это кажется нелепым, но факт: к концу XIX столетия марксизм и социализм были в России абсолютным интеллектуальным мейнстримом. Императорские университеты, профессора которых украшались знаками высших орденов Империи и осыпались царскими милостями, были марксистскими университетами. А профессора эти — марксистами. Социализм называли «верой наших отцов» без кавычек и совершенно всерьез. Революция считалась a priori неизбежной и благотворной. Героями были декабристы, народники, а потом — народовольцы и эсеры, а до них всех — Стенька Разин и Пугачев.
Именно эти идеи транслировались с университетских кафедр. И именно на этих идеях воспитывались не дворники и землепашцы, не путиловские рабочие, а императорские чиновники, будущие ученые и учителя, писатели и журналисты. Как впоследствии написал Иван Лукьянович Солоневич: «Я обучался в Санкт-Петербургском Императорском университете. Нас обучали по преимуществу марксизму».
А вот что он писал о причине целых двух революций 1917 года: «Делала революцию почти безымянная масса русской гуманитарной профессуры, которая с сотен университетских и прочих кафедр вдалбливала русскому сознанию мысль о том, что с научной точки зрения революция неизбежна, революция желательна, революция спасительна. Подпольная деятельность революционных партий опиралась на этот массив почти безымянных профессоров. Жаль, что на Красной Площади, рядом с мавзолеем Ильича не стоит памятник „неизвестному профессору“. Без массовой поддержки этой профессуры — революция не имела бы никакой общественной опоры. Без поддержки придворных кругов она не имела бы никаких шансов».
Без учета этих фактов невозможно понять много не просто странного, но самоубийственно-безумного в жизни Российской Империи второй половины XIX века. Революционерку, стрелявшую в императорского чиновника, оправдывает императорский суд... Профессора и писатели стоя аплодируют террористам (которые себя именно так и называли — террористами), но считают неприличным поддерживать знакомство с полицейскими чинами... Политическая ссылка начинает напоминать курорт, но все возмущаются ею как «зверством»... Жалкую горстку революционеров-бомбистов, к тому же, более-менее известную «ненавистной охранке», ловят годами — и никак не могут поймать... Почему?
Только лишь потому, что интеллектуальное общество, воспитанное в революционно-марксистском духе, было абсолютно уверено, что правда — на стороне революционеров. И потому даже царские чиновники, выполняя свой долг, ощущали себя «сатрапами-держимордами», которые умучивают «народных» героев. И даже борясь против террора, и даже отрицая революцию, они жили с ощущением того, что они борются на обреченной на поражение стороне, а возможно, даже и на стороне неправой...
Революция стала неизбежной вовсе не потому, что имелись какие-то неразрешимые экономические или политические проблемы. Таких проблем как раз не было. Революция стала неизбежной потому, что она давно уже победила в сознании образованной части русского общества. Русская интеллигенция на протяжении нескольких поколений поклонялась революции, как божеству, и ждала ее, как землю обетованную. Император Николай II мог дать права, свободы, землю — и, в той или иной мере, он их дал. Но он не мог вычистить из мозгов марксистскую пропаганду, которую туда закачивали на протяжении десятилетий.
К чему это привело, известно.
И тут можно было бы поставить точку, но история, увы, не закончилась.
Коммунисты не забыли, какую роль в их успехе сыграл вышеназванный «неизвестный профессор». И уже в XX столетии Грамши разработал основы концепции, которая в правых кругах известна как культурный марксизм. В практическом смысле, она является ничем иным, как повторением той схемы, которая в XIX столетии была реализована в России. Для того, чтобы коммунистические идеи утвердились в обществе, они должны утвердиться в культуре, в сознании интеллигенции. А для того, чтобы это произошло, левым необходимо захватить сферу образования и вообще всю академическую среду.
И эта схема активно реализовывалась, сначала в Европе, а потом — и в США (разумеется, при активной, где-то тайной, а где-то и явной, поддержке СССР). События 1968-го года стали первым, очевидным для всех, переломом. Постепенно, метр за метром, левые захватывали академическое пространство, а кампусы превращались в приюты марксистов, маоистов, троцкистов и прочих им подобных форм жизни. И не будет преувеличением сказать, что сегодня в ряде западноевропейских стран левые фактически монополизировали гуманитарное образование. Во многом схожее положение также и в Соединенных Штатах. Правда, сегодня эта публика чаще называет себя либералами, но едва ли это многое меняет, если набор ценностей у них один в один соответствует Манифесту коммунистической партии 1848 года.
Беспокоиться не о чем? Пустые страхи? Праворадикальные страшилки? Может быть, может быть... Только вот тоже самое говорили, например, про Достоевского его прогрессивные современники. А ведь он с пророческой точностью предсказал то, что случилось с Россией.
Восточная Европа и, в частности, Латвия сейчас наименее подвержены марксистскому и крипто-коммунистическому влиянию — сказывается, так сказать, историческая «прививка». Однако действие ее не бесконечно, и сегодня самое время поразмыслить над печальным российским опытом. Государства могут рушиться в силу разных причин — экономических, политических, социальных и т.д. Но иногда корень бед коренится исключительно и только в общественном сознании, которое становится враждебным государству. Когда интеллигенция превращается в раковые клетки, разрушающие национальный организм, а система образования — в фабрику по воспроизводству этих клеток. И если вовремя не пресечь процесс их распространения, то потом метастазы удалить будет уже нельзя.
В Латвии, кстати, в этом направлении думать начали уже давно — дискуссии о проверке лояльности педагогов тому подтверждение. И то, что думают — это, конечно, радует. Но очень бы хотелось, чтобы проблема анализировалась глубже и масштабней — и выводы были соответственными.
В противном случае, есть риск лечения рака анальгином. Как человек, выросший на руинах своей исторической Родины, могу засвидетельствовать: это плохо помогает.

Димитрий Саввин

Строительство нации

Строительство нации — процесс диалектический. С одной стороны, сильная монархическая власть необходима для создания предпосылок национального единства. Но сильная монархическая власть власть не создаёт предпосылок для возникновения политических прав. Последние возникают именно на основе исторической трансформации феодальных вольностей — больше институционально им взяться неоткуда. В этом смысле эталон, конечно, Англия, где и сильная монархическая власть, и феодальные вольности находились почти в идеальном равновесии. Но даже Польша, где были как раз проблемы с сильной центральной властью, в итоге национальное государство всё же построила. Или Швейцария, где монархии не было вовсе. А вот в странах, где такие вольности отсутствовали, как у нас, с политической нацией до сих пор проблемы.

сергей сергеев

Роковой вопрос

Прочитал я тут очередную статью о том, что Николай Второй был человек сильной воли, которого оболгали.
А сколько есть статей и книг о том, что Российская Империя была светом миру и великой цивилизацией, которую сокрушила шайка заговорщиков и изменников!
И вот у меня один вопрос, роковой: тогда почему?!!!
Почему этот прекрасный человек с сильной волей Николай II не имел вокруг себя никого, кто поддержал бы его и монархию век назад?
Почему великую православную страну, в которой все было хорошо, смогли в несколько дней уничтожить заговорщики и изменники?
Может быть, все-таки, были какие-то страшные неразрешимые проблемы, которые накопились и все рвануло по ничтожному поводу?
Может, Николай все-таки наделал роковых ошибок и не стоит его отмазывать?
Скажу, впрочем, что я не питаю никаких негативных чувств к нашему последнему Государю. Это трагедия всего режима, что вокруг царя сформировалась такая прослойка беспомощных и ни на что негодных ничтожеств, которые не смогли ни его направить на верный путь, ни сомкнуться вокруг него в трудные дни.
А также вот не надо этих соплей и причитаний про блааародных офицеров, сказочных казаков и святых попов, которых коварно порубили в капусту большевики. Вот не надо было предавать царя-батюшку, ясно?
А предали — так вот и не жалко никого, ни Колчака, ни Тухачевского, ни Набокова старшего. Все-с огребли-с.
Людей только жалко. Тех самых простых обычных людей которых ни царь не спросил, готовы ли они воевать и помирать за сраных братушек, ни эсеры с кадетами, ни большевики. И которые потом миллионами в землю легли.
З.Ы. Про СССР все тоже самое: что это была за такая великая и прекрасная система, которая позволила предателям внутрь себя пролезть и все развалить и продать? Куда смотрели те кто миллионы людей положили в землю ради торжества коммунизма, а главных предателей проглядели?) Может, дело не в предателях, а система гнилая?

Fyodor Krasheninnikov

Пиррова победа

Я никак не возьму в толк, почему итоги выборов в Нидерландах трактуются как слом прошлогоднего тренда на торжество правого популизма (Брекзит, Трамп)? Мол право-центристы победили радикалов и вот, типа, жизнь опять вошла в привычную колею...
Я этого не вижу. Во-первых, потому, что право-центристы премьера Рютте набрали на 6% меньше голосов, чем набрали на прошлых выборах. Раньше у них было в парламенте 42 места из 150, а теперь — только 32. То есть они потеряли 25% своего электората!
Правый радикал Вилдерс получил 19 мест в парламенте. Что на 5 мест больше, чем в прошлый раз. То есть он увеличил свое представительство тоже на четверть!
Социалисты вообще провалились и набрали меньше всего голосов за всю свою историю...
И вишенкой на торте очередной провал социологии: все опросы до самого конца утверждали, что Рютте и Вилдерс идут ноздря в ноздрю...
Ну разумеется я не спорю, что Рютте победил. Но победа-то пиррова. И тренд отнюдь не сломлен. Ждем выборов во Франции (апрель), ну а потом — в Германии (сентябрь).

Кох Альфред

У чучхеистов проблемы

Над пхеньянским режимом сгущаются тучи. Во-первых, президент Дональд Трамп и государственный секретарь Рекс Тиллерсон разрабатывают новые инструменты давления на коммунистический режим, который будет включать в себя разнообразный пакет мер — от новых экономических санкций до применения точечных ракетных ударов по ядерным объектам страны. Во-вторых, Соединённые Штаты пообещали полную военно-политическую поддержку Республике Корея и Японии в случае агрессивных действий со стороны КНДР. Американское ПРО в Южной Корее надёжно защитит страну от северокорейских баллистических ракет. Наконец, даже КНР, до недавних пор союзник Пхеньяна, прекращает покупку северокорейского угля, что будет серьёзным ударом по экономике чучхеистов.
Приятные новости. Побыстрее бы добить пхеньянскую свору.

Nikita Ananiev

«Поэтому лично я в любом случае выйду 26-го»

Такое получил письмо из мэрии Москвы на уведомление о проведении шествия и митинга «Он нам не Димон».
Любопытная бумага. Это и не согласование, и не отказ. Типа, говорят, что на Тверской места нет, но другое место не предлагают. Хотя по закону нельзя не предложить альтернативе.
В телефонном разговоре со Ждановым они даже согласились, что это незаконно. Но «такое указание».
Пишут, что наше требование «расследовать факты коррупции должностных лиц» нарушат права и интересы граждан. В общем, мы даже знаем фамилии этих граждан и, безусловно, их интересы очень хотелось бы нарушить. Потому и митингуем.
Насколько я понимаю, администрация президента оказалось очень впечатлена тем, что митинги о коррупции и «Димоне» заявились в 79 городах. Причём в большинстве случаев без какой-то координации. Стихийно.
Чисто народная инициатива и, выходит так, что это заявка на крупнейшую общероссийскую акцию за последние лет 15.
Поэтому Кремль стратегию резко сменил. Сначала везде выдавали разрешения, видимо, ухмыляясь, и с мыслью «ну посмотрим, сколько народу выйдет».
Теперь в панике отказывают и отзывают ранее выданные согласования.
Тем не менее, я смотрю на карту и понимаю: страна наша велика, не может быть такого, что совсем нет места в наших городах для митингов тех, кто против коррупции.
Поэтому лично я в любом случае выйду 26-го.
Во-первых, потому что имею право, и мои требования по предоставлению площадки разумны. Мы затребовали Тверскую, но готовы обсудить другие места в центральной части. Там точно достаточно места.
Во-вторых, я уже много раз спорил на эту тему с властями Москвы и России. И каждый раз я оказывался прав. Ведь в итоге Европейский суд поддержал меня, указал, что имел я право выходить. Теперь путинское правительство выплачивает мне многотысячные компенсации.
Так что в этот раз я иду уже и с юридическими доказательствами того, что прав. Ну а задержат — ещё больше компенсацию выплатят потом.
Своим вопросом к Медведеву и остальным я не сниму.
К чему и вас всех призываю. Записывайтесь в группы, выходите на улицы своих городов 26-го против коррупции.

Алексей Навальный

О врагах Медведева

Насчет митинга за отставку Медведева. Хорошо известно, кто добивался отставки Медведева последнее время. Претенденты на его место или просто недруги. Сечин, Чемезов, С.Б.Иванов. Телеканал «Царьград» приснопамятный знаменитого Малофеева, расположенный физически в принадлежащем Ростелекому (председатель совета директоров — С.Б.Иванов) здании центрального телеграфа. Депутаты КПРФ, ЛДПР, СР (те считай тот же Чемезов и С.Б.Иванов).
Нет, я не моралист великий, не вижу большой проблемы, чтобы использовать противоречия между чиновными кланами в интересах оппозиции. У меня один вопрос, персональный. Вы точно уверены, что Сечин, Чемезов и С.Б.Иванов лучше Медведева, если у них получится его сковырнуть?

Sergey Zhavoronkov

Юбилей позора

Тем, кто визжал «Крым будет наш», хочу заметить, что ничего вашего у вас в своей стране нет. Нефть, газ, прочие материальные ресурсы, сама территория — все это не ваше. И вместо того, чтоб требовать и добиваться прав и свобод для себя (а экономическиие ресурсы, несомненнно, часть тех самых прав), вы как всегда в рабском своём, холопском, холуйском припадке вытребовали «ещё немного жизни и добра» для правящей клики. Крым — этакий постолимпийский путинский десерт.
Так вот еще раз — у вас нет ничего. Всякая «имперская» прихоть обернётся вам убытком, а не прибытком. Будете как писатель Л. в старости квартиру у власти и истории клянчить. Но вам её не дадут. Бюджет вышел.

Alina Vituhnovskaya

«В мире идет большая геополитическая игра между США и Китаем, и большая экономическая — между Китаем, Европой и США»

Россия не входит в эти точки. Есть Америка, Китай и Европа — это три основных игрока. У них основные в мире экономики, приблизительно равные на сегодняшний момент. Эти три стороны имеют четкие зоны влияния, и на них приходится почти 60% мировой экономики. А на Россию всего 2%. Поэтому Америка, Китай и Европа — абсолютные доминанты.
Проблема остальных стран в том, что они, как правильно отметил американский политолог Параг Ханна, «второй мир». И все, что они могут сделать в своей политике, — это встать на сторону любого из этих доминантов. Основная интрига мировой политики будет заключаться в том, как будут балансировать большие страны в отношении остальных игроков.
Российская позиция в этом случае — абсолютно вторичная. Никакие сказки и иллюзии Путина о том, что Россия может вести себя, как Советский Союз, не стоит воспринимать всерьез. Он не может действовать на мировой арене с такой степенью свободы, как когда-то действовало советское руководство. В мире идет большая геополитическая игра между США и Китаем, и большая экономическая — между Китаем, Европой и США. Россия ни в одной из них не является равноправным участником.
Конфликт в Южно-Китайском море показывает, что такой элемент есть. Многие американские эксперты, например, новый советник Трампа по Китаю и Ирану Эдвард Люттвак, сравнивают ситуацию в Китае с ситуацией приближения мировой войны. Тогда Британия увидела в развитии германского флота угрозу своим интересам на море. Это было важнейшим из аргументов, что долго это терпеть нельзя, и стало одним из поводов для начала конфликта.
Сейчас американцы имеют полное доминирование в мировом океане. А в наши дни 70% глобального ВВП создается на узкой полоске в 100 милях от берегов океана, и лишь 30% — в глубине континентальных пространств. Значит, кто контролирует море, тот контролирует и мировую экономику. Поэтому если Китай начнет добиваться военно-морского доминирования, то серьезной конфликтной ситуации не избежать.

Владислав Иноземцев

От «Русской Фабулы»: возможные очепятки, орфография, пунктуация и стилистика авторов сохранены в первозданном виде.

Подписывайтесь на канал Руфабулы в Telegram, чтобы оперативно получать наши новости и статьи.

4 840
Понравилась статья? Поддержите Руфабулу!

Читайте также

Злоба дня
Адский постмодерн и уродство!

Адский постмодерн и уродство!

Опять в ленте про несчастных советских русскоязычных в странах Балтии. И, разумеется, их именуют «русскими». Хотя русские там себя чувствуют вполне комфортно. А некомфортно себя чувствуют именно советские. Есть два вопроса, ответы на которые маркируют советское сознание. 1. Сожалеете ли вы о распаде СССР? 2. Отмечаете ли вы искренне праздник 9 мая? Если ответы положительные, то это явная совчина и, конечно, в странах Балтии ей неудобно.

Русская Фабула
Злоба дня
Бунт молодых

Бунт молодых

А всё-таки власть агентов ЦРУ в Москве практически безгранична. Свезти на автобусах школьников, особо не таясь оплатить им безрассудства чёрным налом и полностью уйти от ответственности. Поразительно.

Русская Фабула
Злоба дня
Пляски принуждённых

Пляски принуждённых

А почему такой вой вокруг смерти Виталия Чуркина? Пожилой человек. Ну, умер. Поставят на его место другого советского дипломата, который будет нести точно такую же ахинею, может быть с другими ужимками. Конечно, тов. Чуркин рассказывал такие вещи, что иностранные дипломаты бывали потрясены степенью цинизма. Но нельзя не признать, что покойный всего лишь здорово косплеил советских коммунистических дипломатов. Вероятно, даже их переплюнул. Однако ведь в РФ сейчас всё советское и коммунистическое в большой моде. Деды же воевали, борьба с фашизмом и всё такое.

Русская Фабула