Дмитрий Билинчук «Туча» (1919-1952). Непокоренный командир УПА

8 апреля 1953 года в Лукьяновской тюрьме города Киева был казнен советскими оккупантами командир сотни УПА имени Богдана Хмельницкого, референт СБ (Служба Безопасности ОУН-Б\УПА) Косовского надрайонного провода ОУН-Б Дмитрий Билинчук, псевдоним «Туча». Судьба этого человека стоит того, чтобы рассказать о ней подробнее.



Дмитрий Билинчук родился в 1919 году в селе Ильцах Жабьевского уезда на Станиславщине (ныне Верховинский район Ивано-Франковской области) в семье Дмитрия и Евдокии Билинчук. Кроме него, в семье воспитывалось еще три сына и дочь. Все дети получили начальное школьное образование: 7 классов. Денег на гимназию хватило не всем. Родители Билиничука были большими украинскими патриотами и привили своим детям твердое национальное самосознание, любовь и уважение к украинской культуре. Вся семья участвовала в деятельности «Просвиты». У трудолюбивых Билинчуков было крепкое крестьянское хозяйство: две лошади, три коровы, с десяток овец, они были типичные «крестьяне-середняки».

Дмитрий с детства рос активным, энергичным и сильным парнем, который довольно рано приобщился к сообществу старших: с юных лет он принимал участие в спортивных соревнованиях и лесозаготовках. Ему шел 20-й год, когда на земли Западной Украины пришли советские «освободители». С группой единомышленников Дмитрий и его младшие братья Онуфрий и Михаил приняли участие в захвате складов оружия польских пограничников, и установлении желто-голубого флага над помещением гмины.

Короткое время в Жабье люди радовались освобождению от гнета польского шовинистического режима, но прибывшие большевистские орды скоро развязали еще больший террор и установили гораздо более страшную диктатуру с массовыми репрессиями против всех инакомыслящих и национально сознательных украинцев и поляков.

В 1940 году семья Билинчуков была обьявлена «кулаками» (двух лошадей, трех коров и десяти овец оказалось для этого вполне достаточно) и депортирована в Красноярский край. Дмитрию чудом удалось избежать ареста, поскольку его в это время не было дома. Узнав о том, что случилось с его семьей — он переходит в подполье, чтобы не попасть в лапы НКВД. Как оказалось — на всю оставшуюся жизнь. Не теряя даром времени и не желая чувствовать себя в роли жертвы, храбрый юноша организует небольшой отряд боевиков с целью диверсионной деятельности против представителей советской власти.

В 1941 году, после очередной смены оккупанта, Дмитрий сразу же становится в оппозицию гитлеровскому режиму и отказывается выходить из подполья. В отличии от многих других украинских националистов — будущих солдат и офицеров УПА — Билинчук не служил в украинско-немецкой полиции и украинских частях в составе немецких вооруженных сил и вообще никогда не сотрудничал с немцами. Он был одним из немногих украинских самостийников того времени, кто сразу понял, что нацисты ничем не лучше большевиков и что они несут украинцам очередное рабство.


Редкое фото Дмитрия Билинчука с бородой

Почти сразу после окончательного установления немецкого оккупационного режима он начинает подрывную работу против него вместе с небольшой группой вооруженных соратников. В июне 1942 года в родном селе Ильцах он застрелил коменданта полиции Пирожека. Его разыскивало и наконец схватило гестапо. Но когда Дмитрия повезли на допрос в Коломыю, товарищи устроили засаду и отбили его, перестреляв охрану, забрав оружие и исчезнув в карпатских лесах. Билинчук одевался в военную форму, носил на шапке украинский трезубец и всегда имел при себе карабин, который впоследствии сменил на немецкий МП-40.

Стоит отметить один характерный и интересный нюанс: Билинчук до 1943 года не состоял в ОУН и других украинских националистических партиях и группах, его отряд действовал самостоятельно и автономно, хотя знакомые среди ОУНовцев у него вполне могли быть и какие-то контакты с ними он вполне мог поддерживать. Только в 1943 году уездный старейшина ОУН-Б «Пыль» привлек Дмитрия в партию. Одновременно с этим Билинчук вместе со всем своим небольшим отрядом вливается в УПА, желая воевать в украинской национальной армии за освобождение своей Родины. Он берет себе псевдоним «Туча». Это произошло ориентировочно весной 1943 года. Тогда же его переводят в подчинение уездному референту Службы безопасности (СБ) Константину Генику (1920-1950). Он активно действует на территории Карпат. По воспоминаниям боевых товарищей, селяне уважали «Тучу» за смелость и справедливость, но побаивались за суровый нрав и жесткий характер.

В 1944 году он заканчивает старшинскую школу УПА «Олени» и становится командиром четы (взвода) в сотне (роте) Юлиана Матвеева «Недобитого». Летом 1944-го он назначается командиром сотни имени Богдана Хмельницкого в курене (батальоне) «Победа», в то время как Юлиан Матвеев становится командиром куреня. В составе этих частей он проводит множество боев с немцами и венграми. Бойцы Билинчука разоружают гарнизоны Вермахта, устраивают засады на немецких полицаев и эсэсовцев. При этом, партийных чиновников НСДАП и представителей нацистских карательных структур (СС, СД, Гестапо, полиция) повстанцы расстреливают, а бойцов Вермахта разоружают и отпускают (подобной тактики придерживались и многие другие отряды УПА, стараясь тем самым добиться нейтралитета Вермахта по отношению к ним, что иногда удавалось).

Сотня «Тучи» получает широкую известность как одно из самых лучших, активных и боеспособных подразделений УПА, а сам Билинчук завоевывает колоссальный авторитет в повстанческой среде своим бесстрашием, отвагой и мужеством. Не имея профессиональной военной подготовки до вступления в лесную армию, он, тем не менее, оказывается прирожденным партизаном. Особенно ярко проявился его талант подпольщика и конспиратора, он был совершенно неуловим для врагов, порой выкручиваясь из казалось бы безвыходных ситуаций — об этом рассказывали многие боевые побратимы «Тучи» и жители украинских сел, которые его сотня защищала от оккупантов. Билинчук был также очень физически сильным человеком — он мог забросить топор на верхушку ели так, чтобы воткнуть его в ствол.

Как-то раз в Гестапо поступил донос о том, что Билинчук часто наведывается к себе домой в село Жабье. Еще в 1942 году он был обьявлен немцами в розыск. Гитлеровцы устраивают засаду возле дома «Тучи» и дожидаются его прихода. В результате перестрелки Билинчук застрелил двух солдат и немецкого коменданта, руководившего операцией, а затем убежал через потайной ход. Со злости гитлеровцы поджигают дом Билинчуков. На столбах развешивают объявления о розыске «Тучи» и обещание щедрого вознаграждения тому, кто поможет его поймать, но отважный подпольщик больше не попадается.

К сожалению, нельзя определить точность даты описанных выше событий. Неизвестно случились они в 1943 или 1944 году, как неизвестным осталось и то, сочетал ли «Туча» работу в СБ с участием в вооруженных акциях в 1943 году или начал непосредственную боевую деятельность только весной 1944-го, после своего перехода в военные части, временно оставив работу в Службе Безопасности.



Дмитрий Билинчук "Туча" (слева) и Дмитрий Олексюк "Илак"

Летом 1944 года зона действий сотни Билинчука попадает под контроль венгерских войск, в связи с чем повстанческий командир ставит венграм ультиматум: не показываться на определенных территориях, на которых располагаются основные силы частей УПА в этом регионе и не проводить репрессивных акций против мирного населения. В противном случае он обещал венгерским оккупантам войну.

Но венгры не захотели прислушаться к предупреждению «Тучи» и попытались ограбить базу повстанцев. Тогда Билинчук организует одну из самых дерзких и наглых акций, когда-либо предпринятых УПА: он вместе со своими бойцами похищает венгерского генерала и делает его своим заложником. В обмен на освобождение генерала Билинчук требует от венгерской стороны прекращения репрессивных акций против мирного населения и передачу УПА значительного количества оружия, боеприпасов и обмундирования. Сделка состоялась, пленник был отпущен на свободу. Венгры согласились подписать перемирие с украинскими повстанцами, которое не нарушалось до самого ухода венгерских войск с этой территории. От венгерского генерала остался шикарный трофей — белый породистый конь, на котором ездил «Туча».

Осенью 1944 года в Карпаты возвращаются большевики. «Туча» меняет МП-40 на советский ППШ-41 с диском и продолжает решительную борьбу с новым оккупантом. Органы МГБ не знали о том, что командир УПА «Туча» и Дмитрий Билинчук — это один и тот же человек, поэтому из Сибири возвращается выселенная в 1940 году семья Билинчуков. Младший сын Василий идет в лес к брату и становится пулеметчиком под псевдонимом «Сибиряк». Очень крепкий и сильный, огромного роста и крупного телосложения, он одной рукой стрелял из ручного 18-килограммового пулемета ДП-27 («Дехтярь») как из легкого карабина и носил его сам, при этом шагал так быстро и легко, как будто шел с пустыми руками. Василий носил сапоги 47 размера.

У братьев были довольно оригинальные взимоотношения. Как-то раз они сильно повздорили и Дмитрий, на правах старшего, дал Василию оплеуху. В ответ на это, «Сибиряк» схватил брата за перекрещенные на груди пояса, и одной рукой поднял в воздух со словами: «Знаешь, Дмитрий, если бы я был такой как ты, то я бы поступил с тобой иначе...Но я не такой дурень как ты» — и закончив фразу, опустил брата на землю. На этом инцидент был исчерпан. Тут стоит заметить, что сам Дмитрий был очень крупным и сильным мужчиной, но Василий был еще сильнее, он обладал поистине богатырской мощью. Об этой истории рассказывали ветераны УПА, бывшие ее свидетелями.

Через некоторое время чекистам удается идентифицировать обоих братьев и семью Билинчуков повторно депортируют, что еще больше усилило ненависть Дмитрия и Василия к новым оккупантов Украины. В течении семи лет сотня «Тучи», воюет против подразделений МГБ, НКВД, некоторых частей РККА (на раннем этапе), «ястребков», ликвидирует сексотов и особенно невыносимых партийных начальников и чиновников.

27 ноября сотня «Тучи» имени Богдана Хмельницкого вместе с сотней Ивана Павлюка «Скибы» имени Симона Петлюры (обе входили в УПА-Запад, ВО (Военный Округ) — 4) устроили засаду на шоссе Ворохта-Жабье Станиславской (нынешней Ивано-Франковской) области, в которую попала группа пограничных войск НКВД. Повстанцы убили восьмерых врагов: майора и старшего лейтенанта — начальников пограничных застав, пять младших офицеров и трех рядовых. Ими было захвачено в качестве трофеев: 14 автоматов, 2 винтовки, 8 пистолетов и документы. В бою погиб один повстанец и еще один был ранен.

20 февраля 1945 года на границе Станиславской и Черновицкой областей возле села Сенковское войска НКВД напали на курень «Победа» Юлиана Матвеева «Недобитого» (на тот момент он насчитывал 360 бойцов), в который входила сотня «Тучи». Бой продолжался целый день и сопровождался большими потерями с обеих сторон. Повстанцам в конце концов удалось вырваться.

В 1949 году сотня «Тучи» участвует в пропагандистском рейде в Румынию для налаживания связей с румынским антикоммунистическим сопротивлением, несмотря на то, что до этого украинские националисты рассматривали румын как своих врагов из-за территориального спора по поводу принадлежности Буковины. Многие ОУНовцы, как бандеровцы, так и мельниковцы, были репрессированы румынскими спецслужбами, но летом 1944-го украинско-румынские отношения начали налаживаться в связи с возвращением большевиков на те земли, которые обе стороны считали своими.



Дмитрий Билинчук с румынскими крестьянками во время пропагандистского рейда УПА в Румынию

На весенней конференции в Ходоровских лесах Главнокомандующий УПА Роман Шухевич отдает приказ об отбытии пропагандистского рейда силами ТВ-21 (ТВ — Тактический Отрезок (вiдтинок)), и в июне этот рейд происходит. Повстанцы переходят с боем границу, две недели находятся на румынской земле, организуют митинги, разбрасывают листовки и без каких-либо потерь возвращаются на место постоя. Румынский рейд отражается звонким эхом не только в Румынии, но и во всем мире.

В конце 1940-х годов Василий Билинчук «Сибиряк» подпольно женится на связной УПА, которая добывала для повстанцев ценные сведения. В 1952 году ее, беременную, арестовывают каратели из МГБ и подвергают жестоким допросам, которые сопровождались побоями и издевательствами, а затем отправляют в ссылку. В этом же году героически погибает и сам Василий. Это произошло при следующих обстоятельствах. Постой сотни обнаруживают чекисты и начинают ее окружать превосходящими силами. Раненый в обе ноги «Сибиряк» на руках доползает к своим и кричит. «Брат, отходи! Я прикрою!» Это были последние слова отважного пулеметчика, как позже засвидетельствует двоюродный брат Дмитрия и Василия «Непородный», воевавший с братьями в одной части в качестве второго пулеметчика. «Сибиряк» посылает очередь за очередью в советских карателей, позволяя боевым товарищам вырваться из окружения. Последнюю пулю он оставил для себя, пожертвовав жизнью ради спасения родного и двоюродного братьев и соратников.

В это же время жена "Сибиряка" рожает сына и называет его Василием в честь отца. Она воспитает его в духе любви к Украине и Василий Портяк (по всей видимости, она была вынуждена сменить фамилию, чтобы не привлекать лишнее внимание советских репрессивных органов) станет впоследствии известным исследователем истории УПА, писателем и сценаристом. Он, в частности, написал сценарий к художественному фильму "Непокоренный" режиссера Олеся Янчука, посвященного Главнокомандующему УПА Роману Шухевичу и вышедшего на экраны в 2000 году. А вот хорошую и качественную фотографию отца Василий увидит только через 48 лет после своего рождения, благодаря найденному повстанческому (яворовскому) архиву.


Братья Билинчуки: слева Дмитрий "Туча", справа Василий "Сибиряк"

24 мая 1952 года Дмитрий Билинчук был захвачен в советский плен, из-за предателя, который подсыпал ему в еду снотворное и сообщил чекистам местонахождение повстанцев. Его долго пытали, но он не сдал ни одного своего соратника и не просил красных палачей о пощаде и снисхождения. Советские оккупанты казнили несгибаемого борца за свободу Украины 8 апреля 1953 года (по другим данным — в июне), в Лукьяновской тюрьме города Киева, вместе с командиром куреня, в который входила его сотня, Юлианом Матвеевым «Недобитом» и офицером УПА Николаем Харуком «Вихрем» (бывший комендант полиции в селе Старые Куты Косовского района Ивано-Франковской области, перешедший в УПА весной 1943 года вместе со всеми своими подчиненными).

Бесстрашный повстанец пробыл в подполье 12 лет, в течении которых боролся со всеми оккупантами своей Родины, не задумываясь о реалистичности победы в этой борьбе. Жить по-другому он не мог. Он оставался в строю даже в 1952 году, когда от УПА осталась всего несколько сотен вооруженных бойцов, «последних из могикан», не желавших сдаваться врагу и продолжавших борьбу в абсолютно безнадежных условиях.

Родной брат «Тучи» и «Сибиряка» Михаил Билинчук написал книгу о боевом пути Дмитрия Билинчука, назвав ее «Судьба борца». В ней он, в частности, написал, что в сотне «Тучи» был свой фотограф. Им, по всей видимости, был выходец с Донбасса Иван Кулик «Серый». Судя по тому, что в яворовском архиве Билинчук зафиксирован больше других (более 40 раз), это похоже на правду. Вполне вероятно, что яворовский архив — это архив сотни «Тучи» или куреня, в состав которого она входила. Ведь из этого села была родом его мама Евдокия.

Когда-нибудь братьям Билинчукам обязательно будет установлен памятник, а в их честь будут называть улицы украинских сел и городов.

***********************************

Биографическая справка о командире куреня "Победа" Юлиане Матвееве "Недобитом", казненным в один день с Дмитрием Билинчуком:

Родился в 1912 году в селе Белявцы Бродовского района Львовской области в семье учителей. Учился в государственной гимназии им. Ю. Коженовского в Бродах. Впоследствии – в Люблинском университете (1932–1937), где вступил в ОУН. По некоторым данным какое-то время продолжал обучение в Голландии. Свободно владел украинским, польским, английским, немецким и латинским языками. Работал адвокатом на Грубещившине. В годы первой большевистской оккупации (1939–1941) находился в подполье. С декабря 1941 по март 1944 года – комендант Украинской вспомогательной полиции Кутского района Станиславской области (нынешняя Ивано-Франковская), куда пошел служить по заданию руководства ОУН-Б, выполняя на этом посту различные задания организации.

В марте 1944 года Юлиан Матвеев с товарищами, служившими в полиции под его руководством, убили всех своих немецких начальников и группой пошли в УПА. Там он сначала был командиром четы (ее костяком стали бывшие полицейские, ушедшие с ним в лес) , затем – сотни имени Ивана Богуна, потом – куреня "Победа" (ТВ-21 «Гуцульщина»). Впоследствии, по некоторым данным, руководил Тактическим Отрезком ТВ-20 «Черновцы». После гибели 20 октября 1950 года Василия Савчака "Стали" стал окружным проводником Буковины. Осенью 1952 года из-за измены окружного проводника Коломийщины («Кирова») был схвачен КГБ. Расстрелян восьмого апреля 1953 года в Лукьяновской тюрьме в Киеве вместе с Д. Билинчуком и Николаем Харуком «Вихрем». Юлиан Матвеев провоевал в УПА 8,5 лет.


Медведь в рядах УПА

В завершении я не могу не рассказать удивительную и трогательную историю о медведе, который стал участником украинского вооруженного подполья и членом повстанческой семьи. Этот эпизод раскрывает братьев Билинчуков и их боевых побратимов с неожиданной стороны и прекрасно характеризует их человеческие качества, ломая пропагандистские стереотипы о "жестоких бандеровских карателях".

Статья взята из украинской газеты "Козацкий Край":

"Возможно, для кого-то в УПА медведи и были символом ненавистного Кремля, но только не для повстанцев отряда проводника Хмары. Уникальная история о медведе в рядах УПА свидетельствует о том, что безгосударственная армия УПА, даже в нечеловеческих условиях тотальной блокады жила полноценной жизнью, радуясь прекрасному, а ее солдаты сохранили лучшие человеческие черты ...

В начале лета 1945 карательный отряд Народного Комиссариата Внутренних Дел совершал рейд в верховьях Черного Черемоша, выискивая бункеры и убежища повстанцев. В одной из лесных чащ они встретили медведицу с малышом, которому было от силы несколько дней. Короткая пулеметная очередь - и каратели уже лакомились медвежатиной, наскоро испеченной на огне (гуцулы, кстати, медвежьего мяса в пищу не употребляли из-за извечного табу). Испуганный медвежонок убежал от нападавших, но его никто и не преследовал - мяса же на нем нет!

Через несколько дней голодного и обессиленого медвежонка, который жалостливым скулёжем звал свою мать, нашла в лесу повстанческая боивка (вооруженный отряд УПА) проводника Хмары (настоящее имя - Василий Билинчук). Младший брат командира отряда, пулеметчик Дмитрий Билинчук, псевдо "Сибиряк" (получил псевдо за побег из ссылки в Сибирь), взял малыша на руки. Он трясся от холода и страха, и жался к повстанцам, как к матери. Зная, что без помощи людей зверь погибнет, повстанцы взяли его с собой.

На привале, где боивка расположилась перекусить, Сибиряк вынул из рюкзака бутылку молока, которую принесла «харчова» (связная, доставляющая продукты в лес) вместе с хлебом и свининой, и попытался напоить неожиданного гостя. Медвежонок сначала сопротивлялся, но как только почувствовал вкус молока, присосался и опустошил бутылку, после чего уснул блаженным сном.

"Ну что, брат, - пошутил командир, - есть пополнение, проводи обучение!". "Пополнение было явно неуместным, но бросить на верную смерть смешного зверька Сибиряк не мог - не позволяла совесть. Харчовые получили строгое распоряжение - ежедневно снабжать боивку свежим молоком. Думали, наверное, что кто-то из повстанцев заболел и оно необходимо для скорейшего выздоровления. Поэтому молоко приносили регулярно. Мишка отошел и даже играл с людьми. Шел за повстанцами словно пес, а природный инстинкт не создавал проблем в передвижении по гористой местности, так что и проблем у воинов с ним не возникало. Кроме, конечно, как с питанием.

Сибиряк, а с ним и все остальные думали, что набравшись немного сил и повзрослев, через месяц-другой мишка сам отстанет от людей, заживет по своим медвежьими законами.

И при естественных обстоятельств медвежонок ходит за матерью порой более года, отлучаясь неохотно, она даже порой вынуждена применять силу или просто бежать от уже взрослого отпрыска. Итак, Сибиряков питомец не собирался покидать тех, кто заменил ему медведицу и настойчиво сопровождал повстанческую боивку, не понимая, какой опасности подвергается сам и подвергает повстанцев.

Наступала зима и надо было строить убежище. Медведи строят себе на зиму берлогу, но их учат это делать матери. Кроме того, инстинкт строительства берлоги обусловлен истощением пищевых резервов (кстати, медведи питаются преимущественно растительной пищей), а мишку-повстанца кормили всем, чем могли. Зверь привык к хлебу, кулешу, сладкому и кислому молоку, а что такое мясо - не знал. Справедливо полагая, что попробовав раз мясного, медведь может стать агрессивным к людям, его воспитывали вегетарианцем. Да и честно говоря, и у самих повстанцев мясо на обед бывало довольно редко.

В повстанческую крыивку (тайное убежище) медведь зашел, как в свою квартиру - берлогу, но в спячку не впадал, хотя инстинкт есть инстинкт - стал медленный в движениях, ел гораздо меньше.

Это было уместно - продуктов на зиму не напасешься! Бывало, что из убежища выходили по каким-то делам и осуществляли короткие марши. Медведь шел следом, и чтобы не оставлятьпредательских следов, зверя приходилось нести на себе. "Хорошо, что наш Сибиряк имеет здоровье, а то бы заработал кылы" (грыжу) - шутили партизаны, немало потешаясь, как неуклюжий и крепкий Сибиряк несет на плечах медведя, а на груди - полупудовый пулемет Дегтярева.

Неизвестно, что же произошло после зимовки с медведем-повстанцем. Скорее всего, что его оставили где-то в дебрях, и он таки вернулся к дикой жизни. Сами повстанцы убить зверя не могли - как уже сказано, в пищу гуцулы медвежатины не употребляют, а кожу надо было бы выделать, что в подполье сделать практически невозможно. Да и медведь напоминал повстанцам о родных домах - кому верного пса, кому кота, овец, лошадей и коров. Ведь так приятно погладить теплую спину животного вместо холодного железа оружия - в УПА же ребята воевали только для того, чтобы прогнать оккупантов и мирно зажить на собственной земле...

Василий Билинчук («Сибиряк»), который выходил медвежонка, погиб в 1952 году, тяжело раненым прикрывая отход отряда. Ему было всего 26... В том же году у него родился сын - ныне известный украинский писатель Васыль Портяк, автор сценариев к фильмам «Железная сотня» и «Непокоренный».

В том же 1952 году попал в засаду брат Сибиряка, Дмитрий Билинчук («Туча») - через год постоянных допросов и пыток, в первые дни апреля 1953 несокрушимого сотника УПА энкаведисты расстреляли в подвалах Лукьяновской тюрьмы Киева...

Фото медведя и улыбающихся повстанцев отряда Хмары чудом уцелели до наших дней и даже никогда не были в лапах энкаведистов (всего 92 фотографии). Фотографии принадлежали повстанческому старшине из боивки Хмарі, Владимиру Якимьюку- «Аскольд». К сожалению, его уже нет в живых и уже никто не узнает, где им была спрятана старая металлическая банка из-под английского чая «Horniman's Pure Tea» с бесценной коллекцией фото - по крайней мере с 1952 по 1966 годы, пока он скитался по советских концлагерях. В конце концов, эту коллекцию фотографий продемонстрировали широкой общественности лишь в 1993 году, после смерти Якимюка-«Аскольда»."


Повстанец из сотни Билинчука с медведем


Василий Билинчук "Сибиряк" несет на себе своего косолапого друга, чтобы его следы не выдали повстанцев




Василий Билинчук "Сибиряк" (справа) и повстанец "Свист" с медведем




Василий Билинчук "Сибиряк" с медведем


Дмитрий Билинчук дает присягу воина УПА, которую принимает командир его куреня Юлиан Матвеев "Недобитый" (весна 1944 года)





Братья Билинчуки: Слева Дмитрий, справа Василий


Дмитрий Билинчук с боевыми побратимами. Слева направо: Билинчук, Иван Кулик "Серый", сотенный Василий Скригунец "Гамалия", командир 21-го тактического отрезка (ТВ-21) Петр Мельник "Туча", сотенный Николай Харук "Вихрь" и Назарий Данилюк "Перебейнис" (шестой повстанец неидентифицирован)


Слева направо: Григорий Легкий "Борис", Петр Мельник "Туча" (носил тот же псевдоним, что и Билинчук - подобное совпадение псевдонимов не было редкостью в повстанческой среде), Иван Кулик "Серый", Дмитрий Билинчук "Туча".


Второй слева - Дмитрий Билинчук, третий слева - Иван Кулик "Серый"


Иван Кулик "Серый" (слева) и Дмитрий Билинчук "Туча": русскоязычный выходец из Донбасса, воевавший в РККА, освобожденный УПА из немецкого плена (по другим данным - бежавший из лагеря военнопленных), вступивший в УПА и ОУН-Б осенью 1943 года и воевавший против советских оккупантов в течении восьми лет до последнего дня своей жизни, героически погибнув в бою осенью 1951 года - стоит рядом со своим другом и соратником, украиноязычным выходцем из Галичины. Два украинца, выросшие в разных государствах, в условиях разных политических систем - встретились в одном повстанческом отряде, чтобы вместе бороться за независимую соборную Украину. Очень символичное фото.


Дмитрий Билинчук (слева) и четовой (взводный) Иван Перцович "Леший", Коломыйщина, 1945 год


Братья Билинчуки: Дмитрий (слева) и Василий


Дмитрий Билинчук (сидит первый справа) с боевыми побратимами


Дмитрий Билинчук с украинскими селянами и повстанцами


Повстанческий обед: первый слева - Василий Билинчук, стоит Дмитрий Билинчук


Легендарный командир Буковинского куреня УПА (не путать с Буковинским куренем ОУН Мельника, существовавшим с начала августа до декабря 1941 года) Назарий Данилюк "Перебейнис" (слева) и Дмитрий Билинчук (редкое его фото без усов)


Мальчик-селянин принес еду повстанцам. Второй слева - Дмитрий Билинчук


Дмитрий Билинчук с собакой


Редкое фото Дмитрия Билинчука без усов


Еще одно фото Дмитрия Билинчука без усов


Слева направо: Василий Билинчук, Дмитрий Билинчук, Иван Дебринюк "Непорадный" (двоюродный брат Билинчуков)


Повстанческая полуземлянка: первый справа - Дмитрий Билинчук, второй слева - Владимир Якимюк "Аскольд"


Дмитрий Билинчук и неизвестный повстанец


Слева направо: Василий Билинчук, Иван Будзанович "Дорошенко", Николай Остащук "Козак"


Василий Билинчук "Сибиряк"


Слева направо: неидентифицированный повстанец, Дмитрий Билинчук "Туча", Мирослав Бомчук "Черноморец". Василий Савчак "Сталь"


Две "Тучи": Петр Мельник (слева) и Дмитрий Билинчук


Василий Билинчук (слева) с сотенным пулеметчиком


Дмитрий Билинчук (четвертый слева) с товарищами


Дмитрий Билинчук (второй слева) с боевыми побратимами готовятся к бою


Дмитрий Билинчук с селянкой - сторонницей УПА


Дмитрий Билинчук с участницей подполья


Дмитрий Билинчук (второй слева внизу) с повстанцами своей сотни


Повстанцы общаются с румынским населением во время пропагандистского рейда УПА в Румынию: второй слева Петр Мельник "Туча", четвертый - Иван Гаргат "Липкевич", пятый - Дмитрий Билинчук "Туча"


Еще одно фото из пропагандистского рейда в Румынию. Румынские селяне угощают повстанцев. Третий слева - Иван Мельник "Железный", четвертый - Дмитрий Билинчук "Туча", пятый - Петр Мельник "Туча".


Дмитрий Билинчук (первый слева) со своими повстанцами


3533

Ещё от автора