Открытое письмо министру внутренних дел Чешской республики Милану Хованецу

Здравствуйте, господин министр!

Меня зовут Владимир Шпиталев, я родился 23.10.1991 в Москве, женат, воспитываю двухлетнюю дочку, и я политический беженец в Чешской республике.

Простите, что пишу на русском языке, но, к сожалению, я еще недостаточно хорошо знаю чешский, чтобы писать на нем письма.

С раннего детства меня интересовала политика. Одним из первых моих воспоминаний является картинка рейтинга Бориса Ельцина накануне выборов Президента России в 1996 году. Моя мать – простая медсестра из московской поликлиники – всегда на выборах голосовала за демократические силы и привила мне любовь к свободе и демократии.

Мои злоключения начались в мае 2015 года, когда руководство авиакомпании Аэрофлот, в которой я работал, выпустило распоряжение об обязательном ношении так называемой «георгиевской ленточки», якобы являющейся символом памяти к погибшим во Второй мировой войне, на деле же это символ поддержки режима Владимира Путина и его политики. Я отказался это делать, так как не поддерживаю ни Путина, ни его политику, ни войну в Украине, которую Путин развязал, ни оккупацию Крыма. За это меня подвергли общественному порицанию на работе, и даже совершили на меня нападение на рабочем месте. Я не жалуюсь – я рассказываю Вам, как обстоят дела с инакомыслящими в Российской Федерации.

Этот случай заставил меня задуматься о том, что в России все слишком неправильно, и я пришел к выводу о необходимости народного просвещения и пробития властной монополии на СМИ. Я стал выходить на улицы с одиночными акциями, которые сам бы охарактеризовал как наполовину бессмысленные.

Увидев, что российские власти занялись «расследованиями» законности признания независимости стран Балтии и правомерности передачи Крыма из РСФСР в УССР, я стал писать в Генеральную прокуратуру РФ с требованием проверить законность создания СССР, так как в 1918 году было разогнано Всероссийское учредительное собрание. Я понимал, что независимого суда в России нет, и независимых расследований тоже, а потому не был удивлен отрицательному ответу на свой запрос.

Узнав о том, что российская делегация в ООН заблокировала решение о создании Международного трибунала по делу о сбитом самолете «Боинге» Малайзийских авиалиний, я написал письмо в МИД России с требованием пересмотреть это решение или отказаться от места Постоянного члена Совета безопасности ООН.

Когда по российскому телевидению (а независимого телевидения в России не существует, а значит – по заказу российских властей) вышел документальный фильм «Варшавский договор» об оккупации Чехословакии в 1968 году с оправданием этой самой оккупации, я не смог промолчать и, от имени российских граждан, у которых еще остались совесть и честь для признания ошибок отцов и дедов, вышел к посольству Чешской республики в Москве и сжег флаг Советского Союза, предварительно облив его катализатором агрессии – водкой. В тот день я смог избежать задержания российскими правоохранительными органами, но, поскольку эта акция не имела бы смысла без ее опубликования, я вывесил фотографии в Интернет, и российским властям стало известно, что это был я.

25 августа 2015 года российский суд приговорил украинского режиссера Олега Сенцова к 20 годам тюрьмы по абсолютно сфабрикованному делу о его якобы терроризме, на деле же – за то, что он, будучи русским жителем Крыма с мировой известностью, открыто выступил против российской оккупации своей родины и помогал украинским военным выжить в условиях блокады воинских частей российскими военными. Это возмутительный акт не оставил меня равнодушным, и я на одном из интернет-ресурсов написал статью в его поддержку, закончив ее словами «Олег Сенцов должен быть освобожден вместе с Крымом».

На следующий день после размещения этой статьи меня нашел сотрудник Центра по противодействию экстремизму МДВ РФ, начал угрожать моей дочери детским домом, а мне - уголовным делом, поскольку за непризнание Крыма частью России гражданам грозит большой тюремный срок. После «кнута» последовал «пряник» - предложение сотрудничества, на что я согласился, и сразу начал паковать чемоданы, потому что не был уверен в том, что если я с ходу откажусь, то пробуду на свободе достаточно долго, чтобы успеть скрыться.

Мы с семьей вылетели в Прагу 30 августа 2015 года, а 31 августа постучались в ворота лагеря беженцев в городе Заставка у Брна, где нам сообщили, что мы, скорее всего, будем высланы в Италию, так как прибыли в Чешскую Республику по итальянским туристическим визам.

Я не в коем случае ничего не требую – я не имею на это никакого права, это ваша, чешская земля, и только чехам решать, кого принять, а кого прогнать. Но мне остается только просить Вас о справедливом рассмотрении моего дела.

С уважением, Владимир Шпиталев.

7321

Ещё от автора