Памяти Леонида Каннегисера

В год столетия Февраля нельзя не помянуть этого замечательного человека: Леонид Каннегисер. Он родился 28 марта 1896 года. Петербуржец, из еврейской буржуазно-интеллигентной семьи. Поэт, истинный, богемный сын Серебряного века, друг Сергея Есенина. Восторженно, идеалистически встретил Февральскую революцию, видя в ней торжество свободы и русской демократии. Состоял в партии народных социалистов, энесов (в ней же, например, состоял известный историк Сергей Мельгунов, оставивший нам потрясающее исследование «Красный террор в России»). Будучи юнкером, Каннегисер в октябре 1917-го защищал Временное правительство. Он не простил большевикам их надругательство над надеждами Февраля. Состоя в подпольной организации Бориса Савинкова, Леонид Каннегисер 30 августа 1918 года застрелил одного из самых кровавых деятелей большевистского режима - председателя Петроградской ЧК Моисея Урицкого. О мотивации поступка Каннегисера ясно сказал писатель Марк Алданов, лично знавший поэта:

«Леонид Канегиссер застрелил Моисея Урицкого, чтобы, как он заявил сразу же после ареста, искупить вину своей нации за содеянное евреями-большевиками: “Я еврей. Я убил вампира-еврея, каплю за каплей пившего кровь русского народа. Я стремился показать русскому народу, что для нас Урицкий не еврей. Он — отщепенец. Я убил его в надежде восстановить доброе имя русских евреев”».

Поэт был расстрелян большевиками в октябре 1918 года. Ему было 22 года.

Созданный им образ Февраля навсегда остался в русской поэзии:

СМОТР

На солнце, сверкая штыками —

Пехота. За ней, в глубине, —

Донцы–казаки. Пред полками —

Керенский на белом коне.


Он поднял усталые веки,

Он речь говорит. Тишина.

О, голос! Запомнить навеки:

Россия. Свобода. Война.


Сердца из огня и железа,

А дух — зеленеющий дуб,

И песня–орёл, Марсельеза,

Летит из серебряных труб.


На битву! — и бесы отпрянут,

И сквозь потемневшую твердь

Архангелы с завистью глянут

На нашу весёлую смерть.


И если, шатаясь от боли,

К тебе припаду я, о, мать,

И буду в покинутом поле

С простреленной грудью лежать —


Тогда у блаженного входа

В предсмертном и радостном сне,

Я вспомню — Россия, Свобода,

Керенский на белом коне.

На фото: Леонид Каннегисер (снимок из архивов ЧК).

Подписывайтесь на канал Руфабулы в Telegram, чтобы оперативно получать наши новости, статьи и мнения.

5181

Ещё от автора