Слово о вожде

Первое, что бросается в глаза (или в уши, как угодно) при просмотре творения Владимира Соловьёва «Президент» («Россия 1», 26-го апреля) – два забавных проговора «по Фрейду». Первый касается лично Путина, точнее, ментальных конструкций, громоздящихся у него в голове, и которые он упорно проецирует на внешний мир. Путин сказал, что в начале 90-х Россия «добровольно и сознательно пошла на абсолютно исторические ограничения, связанные с отказом от собственной территории...». Весьма интригующее заявление, и поскольку оно осталось без объяснений со стороны Путина, нам лишь остаётся самим постичь его смысл. А этот смысл, как мне представляется, весьма примечателен. Я так понял, что имеется в виду распад СССР, который, как известно, Путин считает величайшей геополитической катастрофой ХХ века. То есть обретение независимости республиками Советского Союза (Украиной, прежде всего) в оптике Путина выглядит как «добровольный отказ» России «от собственной территории». Соответственно, Путин сейчас «исправляет» эти досадные исторические «вывихи», восстанавливает историческую «справедливость» (это слово, кстати, он не раз произносит в фильме), собирает «русский мир», а проще говоря – реанимирует имперский статус России на постсоветском пространстве. Короче, те, кто в Украине слушают Путина внимательно, думаю, получили очередной стимул к евроатлантической интеграции, в том числе и военной.

Второй смачный проговор «по Фрейду» сделал маститый Соловьёв. По ходу беседы с Путиным, он, желая подчеркнуть весь титанизм государственной деятельности Путина, обмолвился: «Пятнадцать лет президентства». Пятнадцать! Однако из них четыре года президентствовал Медведев. Таким образом, отброшены последние остатки стыдливости: народу открыто говорят, что Медведев был не более, чем марионеткой великого Путина. Впрочем, народу, который аплодировал аннексии Крыма, можно открыто говорить уже и не такое.

Сам же фильм – это типичная «корректировка» прошлого, вроде сталинского «Краткого курса». Подобно тому, как при Сталине в учебниках истории заштриховывали портреты неугодных деятелей, вроде Троцкого, так и в фильме Соловьёва почти «заштрихован» Борис Березовский, чью роль в судьбе Путина очень трудно переоценить. Покойный Борис Немцов говорил:

«Путин, видимо, забыл, а, может, считает остальных идиотами, что именно он дружил с Березовским, ходил на дни рождения к нему и его жене. И именно поэтому Березовский активно поддерживал его кандидатуру в качестве преемника Ельцина и лоббировал его среди членов семьи Бориса Николаевича и его приближённых. Березовский финансировал предвыборную кампанию Путина. Дал ему 25 млн долларов».

Комментируя лондонский процесс Березовского и Абрамовича, «Forbes» писал:

«В суде Березовский рассказал о своих отношениях с Путиным. По словам опального олигарха, они познакомились в 1991 году в Санкт-Петербурге и стали друзьями — часто встречались и вместе проводили отпуск. В начале 1990-х Путин несколько дней гостил у Березовского в его шале в швейцарском городе Гштаад».

Короче, «затушёвывание» роли Березовского, очевидное в фильме, чем-то неуловимо напоминает сталинское «затушёвывание» роли некоторых старых большевиков в октябрьском перевороте и гражданской войне. Но ещё больше ассоциаций вызывает вполне узнаваемая методика лепки образа вождя.

Путин в фильме Соловьева «почти не спит» (прямо как Сталин, всё время «думает о нас»). Он запросто выучил английский, он играет в хоккей, за пару дней освоив коньки, он скользит на лыжах, он играет на фортепьяно, научившись опять же за несколько дней. Соловьёв доходчиво объясняет народу, что Путин – универсальный гений, и единственное, чего не хватает для полноты образа, так это научных открытий (они, очевидно, впереди). Но при всём притом, он «самый человечный человек», простой и близкий, «из рабочей семьи», «воспитывался в коммуналке», «защитник простых людей». Защитник! В том числе от злых «бояр». Народ передаёт ему свои записки при встречах, а Путин их бережно собирает и тщательно изучает. Он всеведающий, всезнающий, вездесущий и всепроникающий. «Я – часть народа, - подчёркивает Путин, - я никогда не был в элитах». Он полон «чувством сопричастности» к «рядовым людям». Он так же, как они, по словам Шойгу, любит петь советские песни. У него нет личных интересов – только национальные. У него нет личной жизни – он женат на стране. Он спас Россию от распада на атомы. На нём печать свыше, и верный знак этого – милый мул, неотвязно сопровождавший машину Путина на Афоне. Путин сам уже почти ангел – он парит весь в белом рядом со стерхами, «хорошими ребятами». Он почти как бог – дарит любовь и милость, поражает гневом, спасает от пожара и холода. Он тот, кого так долго ждали на протяжении всех этих проклятых 90-х – Лидер, Вождь, Отец Родной.

Всё это Россия и Европа уже проходили в 30-х годах. Сталин пожимал руки дояркам и шутил, смеясь в усы, Муссолини лично парил над Римом на аэроплане, а Гитлер «воссоединял» с рейхом Австрию и Чехословакию. Соловьёв не придумал абсолютно ничего нового. То, что он делает – это обычное формирование культа фашистского вождя «божьей милостью», портреты которого когда-то висели в домах обывателей рядом с семейными фотографиями (конечно, чуть повыше). В ХХI веке это абсолютная архаика. Подобное мы видели в Румынии Чаушеску, в Ираке, в Ливии, а сейчас видим в Иране и Северной Корее.

Словом, начав на рубеже 80-х и 90-х с осуждения сталинизма, мы снова пришли к нормальному «культу личности» – разумеется, с некоторыми поправками на современную стилистику и особенности. То есть благополучно вернулись на старую блевоту, с чем всех и «поздравляю». Тоска...

9233

Ещё от автора