Малой кровью большого зла

Занимаясь сравнительным анализом событий условного прошлого, иной сторонний наблюдатель или даже историк-профессионал, как правило, не имея собственного субъектного и уж тем более — политического мировоззрения и целеполагания, оценивает их с позиции целесообразности «наименьшего зла». Но как известно, историю пишут победители — поэтому Вторая Мировая Война стала признанием для одних и проклятием для других. Иными словами — победило зло большее, чем то, что до сих пор называют «фашизмом», который с лёгкой руки победителей записали в предельную, не знавшую доселе масштабов манифестацию абсолютного ужаса, фактически — ада на земле.

Но существует ли зло, большее, чем «фашизм»? Безусловно — и оно называется проявленной реальностью — той, в которой мы с вами находимся и поныне. Ведь сама жизнь как фабрика смерти куда страшнее концлагерей и тайных эсэсовских лабораторий. Однако люди предпочитают на этом не акцентироваться, ибо в противном случае, многим из них придётся предъявлять претензии к себе в большей степени, нежели к теперь уже прошлым свершившимся актам зла.

Если не вдаваться в первопричины процессов, можно констатировать, что мир, наблюдая за тем как взрастал и креп гитлеровский режим, никак не ожидал в итоге получить на выходе то, с чем стал бы бороться и далее победив, на чьём фоне мог бы впоследствии выглядеть чуть ли не идеальным. Но если смотреть на вещи реально — именно этот самый впоследствии победивший разношёрстный конгломерат «заклятых друзей» — союзников, холил и лелеял будущего «главного злодея номер один». В то время как Запад закрывал глаза на вооружение национал-социалистической Германии, СССР поставлял ему сырье, тренировочные базы для будущих Люфтваффе, поддерживал совместные аннексии.

Запредельный цинизм красных «победителей» сегодня заключается и в том, что существующий миропорядок, как некая классика, запечатлённая в выражении «лучше плохой мир, чем добрая ссора», испытывает множественные проблемы внутреннего характера, не позволяющие ему прогрессировать в той мере, в которой он рассчитывал. Космическая эпопея по обе стороны океана, за исключением её оборонно-телекоммуникационных аспектов, оказалась системой банального растрачивания средств, а демократические механизмы управления — лишь системой перераспределения ответственности — что выразилось например, в серии длящихся до сих пор демографических катастроф, имеющих на выходе проблемы беженцев в развитых странах, куда они наплывают огромным и бесполезным потоком.

Восстановление красного конструкта, произошедшее с прямого попустительства мировых сил, которое мы сейчас наблюдаем — есть вызов и преступление против цивилизации. Другое дело, что оно не имеет никаких исторических перспектив по причине хотя бы отсутствия внутреннего ресурса — как экономического, так и интеллектуального. Поэтому, можно смело утверждать, что подобный проект будет погребён под обломками истории, как и большинство здешних утопических идей. Он похоронит под собой огромное количество людей, интересов, прогрессивных вариантов развития социума. Именно поэтому, новая глобальная политическая инициатива должна заключаться в последовательном и максимально ненасильственном развоплощении остаточных и бесперспективных обществ.

6017

Ещё от автора