Ледоруб для Савенко или куда выпадает буква «ч»

Я часто употребляю оборот «совпис», который априори подразумевает под собой цементирующую бездарность. Но бывают и исключения. Писатель Эдуард Лимонов, в прошлой жизни — Савенко, безусловно, есть то самое исключение. На мой взгляд, это совершенно клинический случай, когда человек мог построить себе биографию, будучи независимым от формальных советских структур, но который затем предпочёл отвратительный путь мелкого литературного лакея. Напомню, что в 2008 г. он издал книгу «Лимонов против Путина».

Во-первых, он, как и всякий советский человек, а точнее, человек с зоны, этакий советский уголовный авторитет — буквально сакрализует несвободу. Однако не зря считается, что все советские «воры в законе» были инициированы самой сталинской системой ГУЛАГа, т.е. какой бы то ни было свободной волей в сравнении с другими заключёнными, они не обладали, хотя безусловно имели над ними локальную власть.

Сейчас Лимонов рассуждает с подобной позиции, но уже от агитпропа и от совписов в целом. Хотя ведь изначально, совписом он не был — это был его сознательный кульбит, агонию которого мы сейчас и наблюдаем. Теперь же, комментируя освобождение Надежды Савченко, он пишет буквально следующее: «Мое мнение? Я сам сидел, мне и карты в руки.» Ну кто такое может сказать, кроме какого-то гопника с зоны?

Подобное «авторитетное» высказывание говорит о том, что человек допускает, что государство может преспокойно распоряжаться жизнью гражданина, в том числе и потому, что это уже было сделано с ним самим. Мол вот, Владимир Владимирович, я ваш верный слуга, меня-то вы помиловали, а вот Савченко-то вы отпустили как бы зря.

Дальше вообще замечательный перл: «Жаль. Выходцу из КГБ Владимиру Владимировичу не хватило непреклонности русских царей.» Какое по сути позорно-опричное, рабское заискивание. Совершенно бессмысленная позиция, на мой взгляд, потому что при всех лимоновских талантах, при его прежней репутации и биографии, он бы вполне мог существовать как самостоятельная фигура, а не как жалкий буквенный паяц, прикрытый гебешным кожухом. Также можно добавить, что это не его субъектная воля, а безумие того внутреннего советского существа, которое вопреки всем его талантам, внезапно ожило внутри него.

6749

Ещё от автора