Кривое зеркало героя

Скоро неделя, как россиянские ура-патриоты то брюзжат, то визжат наперебой: слишком, дескать, много в рунете пафосных некрологов Джона Маккейна. Мол, либеральная сволочь не устает петь ему осанну, а он, вражина злобный, санкции напустил – да не на воров, которые выкрутятся по-любому, но на бедненький, несчастненький народ!
Даже одна моя фб-приятельница, дама далекая от оголтелости, призналась на днях, что новопреставленный американский политик ее... ну, скажем мягко, затрахал. (Формулировочка улыбнула, живо напомнив историю Осириса и Исиды.)
И в тот же день на сон грядущий, почесывая разноцветное пузо кошечки-подружки, вспомнил я еще один момент. Похоже, не отраженный в текущей ленте ни разу, никак и никем.
У Российской Федерации ведь имеется свой аутентичный образ «героя-летчика-сенатора», только абсолютно зеркальный. Этот персонаж тоже был сбит на войне и побывал в плену на третьемирщине. Освободился, правда, меньше чем через месяц по обменному договорняку, однако же успел, как он сам рассказывал, подвергнуться и жестоким пыткам, и немыслимо щедрым посулам. Потом подался в политику и достиг весьма высоких постов. Но прославиться смог лишь в очень специфических кругах: угодил в тюрьму за измену главнокомандующему и попытку государственного переворота, коим «руководил» с потрясающей бездарностью.
Впрочем, родина тут же простила Александра Руцкого, а через пару лет даже предоставила ему богатое кормление на губернаторстве. Уж не знаю, разбивал ли он в Курске прекрасные парки и детские площадки с качелями, но за четыре года прикарманил в регионе всё, до чего сумел дотянуться. На второй срок его не пропустили.
После этого Александр Владимирович напрочь удалился из лиги ньюсмейкеров и по сей день пребывает в частной жизни. Правда, недавно, в годовщину ГКЧП, вдруг пробудился в «Московском комсомольце» и что-то там ржаво скрипнул про то, как Ельцин якобы не выходил из запоя все дни путча и просил убежища в американском посольстве (в действительности о защите пытался умолять сам грозный народный мститель два года спустя, когда стало ясно, что его мечты тотально обделались).
И еще вспомнилось. Во время оно Борис Ельцин, стараясь хоть как-то умерить баттхерт от амбициозной, но бестолковой активности вице-президента, попробовал по давнему рецепту советских вождей переключить и рассеять в бескрайних просторах дурную энергию Руцкого, «бросив на сельское хозяйство».
На это событие тогдашний кумир либеральных читателей Максим Соколов откликнулся фельетоном в журнале «Столица», озаглавленным «Гусар от свиноматки», из-за чего титан бомбежек даже слегка посрался с корифеем риторики – вполне еще благопристойно, без пальбы на лестнице и оторванных пальцев.
В прямой связи с этим думаю, когда 70-летний авиатор и доктор экономических наук завершит свой славный путь, наилучшей эпитафией ему (и не только ему, увы) мог бы стать вот этот стишок Дмитрия Филимонова.

Все очень хорошо и даже здорово!
Над крышами, над шпилями вчера
Я видел пролетающего борова,
Летел он, как огромная пчела.
Гигантская пчела парнокопытная
Нахально полоскалась в небесах
И хрюкала, но самое обидное —
Три пополудни было на часах,
И никакой мистической туманности,
Природы аномальной никакой
Не видел я, в лазоревой реальности
Кружился боров жирный, золотой.
И жаворонка вытеснив, и ласточку,
И грозного орла, и соловья,
Все небо заняла, как баба лавочку,
Гордящаяся крыльями свинья.

* * *
Покойный Маккейн и здравствующий Руцкой... Две поистине архетипические фигуры представителей поссорившихся государственных элит. Американской консервативной и «русско-патриотической».

436

Ещё от автора