Возможна ли альтернатива для Ближнего Востока?

Image title

Сегодня, когда сводки мировых СМИ заполонили новости из Ближнего Востока, а политические обозреватели всерьез стали рассматривать вопрос о перекройке существующих границ, некогда расчерченные великими державами по результатам Первой мировой войны, многие задаются себе вопросом, почему когда-то процветающий, самодостаточный регион, родина трех мировых монотеистических религий, письменности, где возникают зачатки науки, в наше время страдает от разрушительных и кровавых войн, а население утопает в невежественности и нищете?

Ведь едва ли не с рождения ислам стал мировой империей и мировой цивилизацией, которая простиралась на три континента, населенной множеством самых разных рас, народов и культур. Грандиозные мусульманские империи, вобравшие в себя центры древнейших цивилизаций Египта, Сирии, Ирана, Северной Индии и Греции, унаследовали от них греческую философию и науку; мудрость и государственное устройство Ирана; многое из восточно-христианского и византийского наследия. Блеск, могущество и богатство мусульманского мира долгое время соседствовали с бедной и раздираемой бесконечными феодальными войнами Европой.

Как так вышло, что некогда могущественные мусульманские государства, армии которых доходили до самого сердца Европы и несколько раз едва не захватили столицу могущественной империи Габсбургов, дошли до такого жалкого и унизительного состояния? Что же пошло не так и как это исправить? Таким вопросом задаются многие поколения жителей Благодатного Полумесяца, от консервативного улема и простолюдина, до представителей интеллигенции, пережившие присутствие на своей земле, то европейских колониальных армий, то американских оккупационных войск. 

Вот только ответы на них не такие единодушные. Пожалуй, самым популярным ответом среди основной массы населения не-западных обществ является убежденность, что источником их страданий, разрухи, бедности и нищеты являются внешние силы, будь то американские империалисты, европейские неоколониалисты, масоны, мировой сионизм и прочие исчадия ада. Не имеет смысла вдаваться во все эти конспирологические теории, главное то, что во всех бедах виноват Запад, а не людоедские режимы, безответственные диктаторы их стран, с легкостью готовых отправить свои общества в ад, ради продолжения беспрепятственного грабежа народа представителями своего клана или же этноконфессиональной группы. Богатые всегда виноваты и они должны платить по счетам, в том числе за наплыв беженцев и многочисленных мигрантов. По сути, предлагая европейским налогоплательщикам расплачиваться за полную несостоятельность их стран, образа жизни и ценностей, от всего того, от которых им приходится убегать в поисках лучшей жизни в страны с иной социокультурной средой. Куда проще переложить ответственность на кого угодно, но только не на самого себя, так легче живется, да и думать много не нужно, следовательно, и самим меняться не обязательно.

Вторые повторяют, что все беды мусульманской уммы обусловлены их неверием, мусульмане, мол, перестали жить по предписанным исламским заветам, которые были заложены во времена первых халифов, религию же исказили различными нововведениями, а сами стали поклоняться идолам. Поэтому для решения многих проблем необходимо очистить религию от поздних наслоений, признать строгое единобожие и отказаться от «бида». Дескать, если эти условия будут соблюдены, мусульманская умма вернет себе утраченное величие и блеск.  

И те, и другие не склонны рассматривать свои институты под критическим углом зрения, тем более не заинтересованы в их радикальной трансформации, которые могли бы нарушить гармонию общества и природы, а также нравственные законы в самом обществе. Все их стремления направлены лишь на восстановление микро и макрокосмоса в его первоначальном виде. Мир в их понимании теоцентричен, в центре всего мироздания находится трансцедентная воля, которой подчиняется человек. Отсюда, нет необходимости менять первоначальную структуру, приемлем лишь эволюционный путь развития.

Многие современные мусульманские автократы не первый год осознают необходимость преобразований своих стран, на словах декларируют приверженность демократическим ценностям и правам человека, провозглашают свободу слова и т.д. Однако все их намерения неизменно расходятся с проводимой ими политикой, а сами преобразования, если они имеют место быть, половинчаты, непоследовательны и никогда не затрагивают сердцевину проблемы – культуру народа и институтов. Эти же политики из года в год повторяют те же ошибки османских султанов эпохи Танзимата, мол, если купить у Запада их передовые технологии, оружие, если заимствовать их систему организации государственной администрации и вооруженных сил, можно решить все проблемы и построить процветающее государство. Среди правоверных мусульман бытует стойкая убежденность, что исламская религия – последняя из Откровений, а общество, построенное по принципам Шариата – самое совершенное, не требующее никаких изменений. Такое общество особо не заинтересовано учиться у других, чему можно научиться у неверных, когда можно купить западный продукт, чем воспроизвести те же условия, которые могли бы воссоздать передовые технологии, но уже у себя в стране. Режимы питают эту культуру, культура питает режим.    

Более того, для мусульманского мира насаждение западных ценностей, стандартов, образа жизни, культуры в обществах является главным источником раздражения. Они рассматривают западную культуру как материалистическую, аморальную, порочную и упадническую, видят в них угрозу для своего общества и веры. Как утверждал в своей известной книге «Столкновение цивилизации» С. Хантингтон: «В глазах мусульман западный секуляризм, нерелигиозность, а значит и аморальность, - зло худшее, чем породившее их западное христианство».

Мусульманская политическая концепция, согласно которой, во главе государства должен находиться верховный правитель – праведный царь, являясь фигурой харизматической, воплощает в себе одновременно сакральные силы. Харизматический характер лидерства, в котором лидер лучше других осведомлен потребностями общества, а его действия не ограничены рамками общественного контроля порождают лишь модель патримониальной государственности. Авторитарная политическая система, по всей видимости,  еще долгое время будет господствовать в политической структуре региона. Коррупция, проблема вертикальной мобильности, кумовство, низкий социальный капитал, обусловленный фрагментацией социума на множество закрытых кланов, племен, родов – неизменные спутники любого ближневосточного общества, продолжат быть препятствиями для формирования полноценного гражданского общества и рыночной экономики.

С момента обретения независимости ни одна страна на Ближнем Востоке так и не смогла предложить успешную модель модернизационной программы. Адепты идеологии арабского национализма не решили хронические проблемы региона, унизительные поражения арабских армий от армии Израиля вовсе окончательно оттолкнули симпатии арабской улицы от этого проекта. С 70-80 гг. на смену национализма широкую популярность приобретают исламистские движения, выступающие на понятном для массы языке, возбуждая среди них мифологизированные представления о светлом великом прошлом. Определенным импульсом к усилению исламского фактора стала Исламская революция в Иране в 1979 г.

Новый толчок к исламизации региона был получен в ходе судьбоносных событий «арабской весны», когда после свержения светских режимов в Тунисе, Египте, Ливии, Йемене на парламентских выборах в ряде стран победили партии, придерживающиеся взглядов политического ислама. Это стало свидетельством роста популярности исламских движений и партий, выступающие за архаизацию сознания людей, традиций и институтов.

В таких условиях рассчитывать на некую альтернативу существующей исламистской модели развития не приходится и вряд ли в ближайшей перспективе они будут доступны. По всей видимости, жителям региона еще долго придется жить в отсталом традиционном обществе, с характерным делением по этно-конфессиональному и родоплеменному признаку. А принципы верховенства права, неприкосновенности частной собственности, гражданских свобод и прочее будут продолжительное время чужды для его жителей, восприниматься как нечто западное и враждебное. Появится ли в регионе свой Ататюрк, Ли Кван Ю, Пак Чонхи, готовые бросить вызов устоявшимся вековым традициям – большой вопрос.

7496

Ещё от автора