О запрете «Ванильного Шнапса»

В Этой Стране не проходит и дня без очередных запретов. Во всех без исключения случаях они подаются как сокрушительный удар по пятой колонне и пособникам фашизма. Впрочем, данный фашизм скроен из титанового сплава, ибо никак не падет, постоянно прорастая новыми движениями и проектами.

Однако, я бы хотел обратить ваше внимание на событие, которое теряется в сводках куда более серьезных новостей. Недавно органы, предположительно ФСБ, надавили на администраторов группы VK «Ванильный Шнапс». Паблик известен тем, что уже много лет является платформой для общения и развлечения самой разнообразной аудитории в стильной среде романтики Третьего Рейха. Настоящих неонацистов там немного — но проект в итоге стал настолько популярным, что все же привлек нежелательное внимание.

Без сомнения, целью паблика не является пропаганда фашизма, нацизма и иже с ними. Достаточно строгая модерация, появившаяся в скором времени после блокировки первого проекта «Пепел лохокоста», который перегибал с черным юмором, исключала появление серьезных оснований для запрета. Разумеется, по факту их наличие никого не волнует — ибо правовая традиция у нас основана не на законе, а только на обычаях, которые включают универсальное понимание того, что хорошо, а что недопустимо. Эту историю вы тоже знаете.

Тем не менее, нельзя не признать, что за последние годы именно этот проект стал наиболее успешным рупором ревизионизма. Если кто-либо полагает, что речь идет строго о восхвалении национал-социализма, вынужден его разочаровать — сейчас ревизионизм является смелой попыткой сбалансировать изучение истории, написанной победителями. «Ванильный шнапс» сделал то, что в русскоязычном дискурсе еще никому не удавалось — привлек широкую аудиторию милитаристов, националистов, жизнерадостных людей и печальных романтиков и дал им почувствовать вкус модного национал-социализма, который испокон веков пыталась изжить советская историография. Скучные спичи о нации не интересуют молодежь; пересмотр истории как таковой тоже не имеет общественной привлекательности. Привлекательность появилась из смеси цитат о любви и немецких фотографий времен Третьего Рейха, которая эмоционально способствовала более спокойному принятию вещей, поданных в школе как страшные сказки. Контент удерживался в строгих рамках формата и стиля, и не растекался на популярную развлекуху, что тоже поставило бы его в ряд с другими непримечательными группами.

К национальному охвату этот проект, несомненно, был не готов — несложно представить, как его воспримет та самая знаменитая народная масса, характеризуемая отсутствием интернета и загранпаспорта. Но он нашел аудиторию гибких людей, готовых к дискуссии, или, по крайней мере, к аполитичному (или даже внеидеологическому) восприятию периода Третьего Рейха. Оно необходимо каждому жителю России, кроме горстки яро убежденных в обратном — потому что именно такой подход рационален и приводит к прогрессу.

Со своей точки зрения, органы поступают правильно, но среди разумных людей, как известно, нет их сторонников. С нашей точки зрения, необходимо возродить этот проект и создать ряд похожих, которые, не ставя перед собой ревизионистских целей, все же будут способных их достигнуть.

3355

Ещё от автора