Культура преступности: сравнение Италии и России

Новейшая история Италии и России во многом похожа. В 90-е в Италии тоже была пора перемен, в результате которой была основана Вторая Республика. Общественные потрясения случились из-за того, что правоохранительные органы уличили большое количество депутатов в связях с мафиозными структурами.

Как все знают по винтажному кинематографу, итальянская мафия имеет богатую и долгую историю. Отдельные группы начали путешествовать по миру и формировать диаспоры задолго до начала экономической глобализации, впервые показав возможности организованной преступности на международном уровне. Самая известная из них приземлилась в США, где процветала до конца холодной войны.

Исчезновение биполярного мира принесло в Западные страны спокойствие и процветание. Мафиозные структуры начали проводить процессы легализации, вкладываясь в бизнес и недвижимость. На сегодняшний день в Европейском союзе действует законодательство, по которому легальный бизнес, приобретенный за отмытый капитал, разрешено конфисковывать, однако до сих пор в руках мафиозных боссов остается большое количество активов.

Интересно, на самом деле, не то, что делает мафия, а социальные процессы, которые регулируют взаимоотношения между населением и преступниками. Здесь наблюдается основное различие между итальянским и российским случаями, которое углубляется с каждым годом.

Итальянцы прекрасно осведомлены о влиятельности мафии и о том, как она портит их имидж в глобальной перспективе. Очень медленно, несмотря на все усилия мафиозных структур, образ мафии маргинализируется. Ранее члены мафиозных кланов проводили огромную социальную работу. До сих пор в школах на юге Италии распространено убеждение, что мафиозные организации являются логичным следствием покорения юга севером, когда пала монархия Двух Сицилий. Мафия является своеобразной заменой авторитарному правлению, основанному на четких правилах и традициях. Приверженность мафиози религиозным институтам также заставляет население романтизировать их образ.

Конечно, мнение, что южане сами заслужили такое правление, тоже распространено. Так действительно было до определенного момента, но не следует забывать, что именно сицилийцы были первыми, кто начал вооруженное противостояние против мафии в 90-х. Гражданское население выступило и решительно показало, что не хочет жить под нелегитимной властью. Сейчас даже на севере итальянцы организуются в инициативы для того, чтобы полностью лишить организованные преступные группы активов. Правоохранительные органы и судебные инстанции не скрывают наличие проблемы, и вместе с общественными активистами оказывают дальнейшее давление. Большинство преступных групп, как и ранее, следуют концепции «минимального необходимого насилия», угрозы и убийства случаются крайне редко. Чаще всего такие преступления удается предотвратить, а исполнителей задержать.

В Советском Союзе, как известно, преступности не было, только лагеря всегда были полными. «Тюремная культура», о которой уже написано достаточно много, началась со сталинских лагерей. Как вы знаете, очень большой процент населения СССР так или иначе побывал в тюрьме. Каждый, кто из нее выходит и по сей день причисляет себя к тюремной культуре. Те, кто в тюрьме не был, часто тоже начинают следовать «понятиям». Остальное вы тоже знаете: подавляющее большинство населения России предпочитает следовать неформальным правилам, а не законам. Отсюда коррупция, отсутствие гражданского общества и феноменальные рейтинги авторитарного правителя.

Итальянский и российский случай имеют много общего: долгая история развития преступных групп, переломный момент в истории и их последующая легализация. Разница в том, что перелом в Италии действительно произошел в общественном мышлении, когда население сделало выбор в пользу законности. Итальянцы даже на юге уже почти не ассоциируют себя с преступными группировками, которые традиционно всегда были «закрытыми» сообществами. Их традиции и правила широкой публике не известны. В России практически все знают, что представляет из себя тюремная этика, «понятия», значение татуировок и тому подобные мелочи. Поэтому для русских ценности преступников не так уж и отличаются от их собственных, отличается только уровень насилия, на который они готовы пойти. «Мафией» может быть только этническая преступность из ближнего зарубежья; русские преступные группировки так не воспринимаются. Удивительно, как российские социальные изменения постоянно делают поворот «не туда». Впрочем, в Италии было всего несколько проблемных регионов, которые вытащила за собой страна. Всю Россию так, конечно, не вытащить. Да и кому это нужно, в самом деле…

6456

Ещё от автора