Культура

Кому нужна правда?

Кому нужна правда?
Зажигательная картинка

26 июля 2013-го года войдет в историю современной России как день начала игровой цензуры. В этот день российская компания «1С-Софтклаб» приостановила продажи канадской игры Company of Heroes 2.

Игра имела оглушительный успех по всему миру — только за первые дни было продано около 400 тысяч копий. В российском рейтинге продаж она стабильно удерживала 2-3 место после таких монстров индустрии, как Diablo 3 и Skyrim. Что же испугало дистрибьюторов? «Антисоветская агитация и пропаганда» (70 ст. УК РСФСР, кто помнит) — именно ее усмотрели в игре авторы петиции с требованием прекратить продажи. 20 тысяч подписавших петицию — капля в море покупателей. Но компания «1С-Софтклаб» решила уступить. Кто знает, чем грозит такая инициатива в свете недавних попыток криминализировать любую точку зрения на WWII, отличную от официозной?

Company of Heroes 2 — стратегия в реальном времени, посвященная Восточному фронту Второй Мировой. Вместе с советскими войсками вы проходите долгий путь от осажденной Москвы и до взятия Рейхстага. Масштаб военных действий невелик: отделения пехоты содержат по шесть человек; максимум на поле боя можно вывести около десятка отделений при поддержке нескольких танков. Сущность большинства миссий заключается в завоевании стратегических точек на карте. Но есть вносящие разнообразие задания — например, ловля вражеского «Тигра» или спецоперация польских партизан. Сюжет игры выстроен ретроспективно — приговоренный к смерти лейтенант Лев Абрамович Исакович вспоминает войну вместе со своим бывшим командиром — полковником НКВД Чуркиным.

Постараемся разобраться с претензиями к игре, ссылаясь на документы и свидетельства (возможны спойлеры).

Ни шагу назад!

Первая же миссия бросает игрока в гущу сталинградской битвы. В середине игроку показывают шокирующую сцену — по приказу офицера НКВД пулеметный расчет расстреливает бегущие с поля боя советские войска.

Ложь? Подлая канадская пропаганда? Всего лишь знаменитый приказ 227 в действии:

ВЕРХОВНОЕ ГЛАВНОКОМАНДОВАНИЕ КРАСНОЙ АРМИИ ПРИКАЗЫВАЕТ:
1. Военным советам фронтов и прежде всего командующим фронтами:

а) безусловно ликвидировать отступательные настроения в войсках и железной рукой пресекать пропаганду о том, что мы можем и должны якобы отступать и дальше на восток, что от такого отступления не будет якобы вреда;

б) безусловно снимать с поста и направлять в Ставку для привлечения к военному суду командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций, без приказа командования фронта;

в) сформировать в пределах фронта от 1 до 3 (смотря по обстановке) штрафных батальонов (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины.

2. Военным советам армий и прежде всего командующим армиями:

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров корпусов и дивизий, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования армии, и направлять их в военный совет фронта для предания военному суду;

б) сформировать в пределах армии 3-5 хорошо вооруженных заградительных отрядов (по 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов и тем помочь честным бойцам дивизий выполнить свой долг перед Родиной;

в) сформировать в пределах армии от 5 до 10 (смотря по обстановке) штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной.

3. Командирам и комиссарам корпусов и дивизий;

а) безусловно снимать с постов командиров и комиссаров полков и батальонов, допустивших самовольный отход частей без приказа командира корпуса или дивизии, отбирать у них ордена и медали и направлять в военные советы фронта для предания военному суду:

б) оказывать всяческую помощь и поддержку заградительным отрядам армии в деле укрепления порядка и дисциплины в частях.

Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах, штабах.

Народный комиссар обороны
И.СТАЛИН

28 июля 1942 г.

Слова из песни не выкинешь. Особенно если это слово «расстрел». Это же касается и штрафников, которых можно вызывать в миссиях, происходящих в промежутке с 1942-го по 1945-й (штрафные подразделения существовали до 6-го июня 1945-го года; всего через них прошли 427 тысяч человек). В CoH2 штрафные роты, между прочим, являются самым мощным видом советской пехоты.

В приказе 227 черным по белому написано «расстреливать». Но вдруг заградотряды, на самом деле, встречали бойцов объятиями, а затем, напоив чаем, уговаривали вернуться на передовую? Вот как описывает эти уговоры фронтовик Николай Никулин («Воспоминания о войне»), прошедший всю мясорубку вплоть до Берлина:

Войска шли в атаку, движимые ужасом. Ужасна была встреча с немцами, с их пулеметами и танками, огненной мясорубкой бомбежки и артиллерийского обстрела. Не меньший ужас вызывала неумолимая угроза расстрела. Чтобы держать в повиновении аморфную массу плохо обученных солдат, расстрелы проводились перед боем. Хватали каких-нибудь хилых доходяг или тех, кто что-нибудь сболтнул, или случайных дезертиров, которых всегда было достаточно. Выстраивали дивизию буквой «П» и без разговоров приканчивали несчастных. Эта профилактическая политработа имела следствием страх перед НКВД и комиссарами — больший, чем перед немцами. А в наступлении, если повернешь назад, получишь пулю от заградотряда. Страх заставлял солдат идти на смерть. На это и рассчитывала наша мудрая партия, руководитель и организатор наших побед. Расстреливали, конечно, и после неудачного боя. А бывало и так, что заградотряды косили из пулеметов отступавшие без приказа полки. Отсюда и боеспособность наших доблестных войск.

Приказ 227 не был чем-то новым. Долгие годы расстрел с конфискацией был основой советской кадровой политики. Статья 193 Уголовного Кодекса РСФСР 1926 года предусматривала расстрел с конфискацией «за сдачу в плен, не вызывавшуюся боевой обстановкой». В Уставе внутренней службы РККА отмечалось, что советский боец не может быть взят в плен против своей воли. В статье 22 «Положения о воинских преступлениях» 1927 г. написано, что сдача в плен, не вызванная обстановкой, а также переход на сторону врага, предусматривают высшую меру с конфискацией. Верная гибель, равно как и отсутствие оружия или боеприпасов, не считались основанием для сдачи в плен.

Для пущей мотивации советская власть применяла старый добрый институт заложников. Приказ 270 от 16 августа 1941 г. гласил:

Приказываю:

1. Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать злостными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров.

Обязать всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать на месте подобных дезертиров из начсостава.

2. Попавшим в окружение врага частям и подразделениям самоотверженно сражаться до последней возможности, беречь материальную часть, как зеницу ока, пробиваться к своим по тылам вражеских войск, нанося поражение фашистским собакам.

Обязать каждого военнослужащего, независимо от его служебного положения, потребовать от вышестоящего начальника, если часть его находится в окружении, драться до последней возможности, чтобы пробиться к своим, и если такой начальник или часть красноармейцев вместо организации отпора врагу предпочтут сдаться в плен, — уничтожать их всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишать государственного пособия и помощи.

3. Обязать командиров и комиссаров дивизий немедля смещать с постов командиров батальонов и полков, прячущихся в щелях во время боя и боящихся руководить ходом боя на поле сражения, снижать их по должности как самозванцев, переводить в рядовые, а при необходимости расстреливать их на месте, выдвигая на их место смелых и мужественных людей из младшего начсостава или из рядов отличившихся красноармейцев.

Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах и штабах.

Ставка Верховного Главного Командования Красной Армии:
И. Сталин
Зам. Председателя Государственного Комитета Обороны
В.Молотов
Маршал Советского Союза С. Буденный
Маршал Советского Союза К. Ворошилов
Маршал Советского Союза С. Тимошенко

«Дезертирство карается в любой армии мира!» — скажут некоторые. И будут правы. Но ни в одной цивилизованной армии вынужденная сдача в плен или отступление не приравниваются к дезертирству, а дезертирство — к переходу на сторону врага. Шантаж семьей и вовсе за гранью.

Но вернемся к игре. Вторая миссия переносит нас в 1941-й. Немецкие танковые клинья бороздят просторы советской Родины, а командир Исаковича расстрелян за «трусость и паникерство» (в полном соответствии с вышеприведенным приказом). Теперь под руководством полковника НКВД Чуркина вам предстоит...

Выжженная земля

Эта миссия — явный лидер по части обид и претензий. О доброй советской тактике выжженной земли вспоминать у нас не любят.

Выглядела она так. 7 ноября 1941 года появился секретный Приказ № 428:

1. Разрушать и сжигать дотла все населенные пункты в тылу немецких войск на расстоянии 40–60 км в глубину от переднего края и на 20–30 км вправо и влево от дорог.

Для уничтожения населенных пунктов в указанном радиусе действия бросить немедленно авиацию, широко использовать артиллерийский и минометный огонь, команды разведчиков, лыжников и партизанские диверсионные группы, снабженные бутылками с зажигательной смесью, гранатами и подрывными средствам.

2. В каждом полку создать команды охотников по 20–30 человек каждая для взрыва и сжигания населенных пунктов, в которых располагаются войска противника. В команды охотников подбирать наиболее отважных и крепких в политико-моральном отношении бойцов, командиров и политработников, тщательно разъясняя им задачи и значение этого мероприятия для разгрома германской армии. Выдающихся смельчаков за отважные действия по уничтожению населенных пунктов, в которых расположены немецкие войска, представлять к правительственной награде.

3. При вынужденном отходе наших частей на том или другом участке уводить с собой советское население и обязательно уничтожать все без исключения населенные пункты, чтобы противник не мог их использовать. В первую очередь для этой цели использовать выделенные в полках команды охотников.

4. Военным советам фронтов и отдельных армий систематически проверять, как выполняются задания по уничтожению населенных пунктов в указанном выше радиусе от линии фронта. Ставке через каждые 3 дня отдельной сводкой доносить, сколько и какие населенные пункты уничтожены за прошедшие дни и какими средствами достигнуты эти результаты.

Ставка Верховного Главного Командования:
И. Сталин
Б. Шапошников

Специалист по Великой Отечественной Войне, советский историк Г. А. Куманев сообщает, что к концу 1941-го года с оккупированных территорий было эвакуировано 12 млн. человек. Тогда как население БССР и УССР 8,9 и 40,4 млн. человек соответственно (данные на 1939 г.). Сколько осталось? В населенных пунктах недалеко от дорог...

Другой историк, Д.А. Волкогонов (член-корреспондент РАН), приводит занимательный рассказ генерала армии Г.Н. Лященко:

В конце 1941 года, — вспоминал Николай Григорьевич, — командовал я полком. Стояли в обороне. Перед нами виднелись два села, как сейчас помню: Банновское и Пришиб. Из дивизии пришел приказ: сжечь села в пределах досягаемости. Когда я в землянке уточнял детали, как выполнить приказ, неожиданно, нарушив всякую субординацию, вмешался пожилой боец-связист:
— Товарищ майор! Это мое село... Там жена, дети, сестра с детьми... Как же это — жечь?! Погибнут ведь все!
— Ты чего не в свое дело лезешь? Разберемся.

Согласно приказу 0428 действовала советская диверсантка Зоя Космодемьянская. Она была поймана при попытке поджечь дом в деревне Петрищево. Причем ее передали немцам местные жители, которые оказались недостаточно идейными в свете перспективы остаться без жилищ и провизии на зиму.

Однако, действие второй миссии Company of Heroes 2 разворачивается в сентябре 1941-го, еще до вступления в силу злополучного приказа. Тогда действовала директива номер П509:

Совнарком Союза ССР и ЦК ВКП(б) требуют от вас:

1) В беспощадной борьбе с врагом отстаивать каждую пядь Советской земли, драться до последней капли крови за наши города и села, проявлять смелость, инициативу и сметку, свойственные нашему народу.

2) Организовать всестороннюю помощь Действующей армии, обеспечить организованное проведение мобилизации запасных, обеспечить снабжение армии всем необходимым, быстрое продвижение транспортов с войсками и военными грузами, широкую помощь раненым предоставлением под госпитали больниц, школ, клубов, учреждений.

3) Укрепить тыл Красной Армии, подчинив интересам фронта всю свою деятельность, обеспечить усиленную работу всех предприятий, разъяснить трудящимся их обязанности и создавшееся положение, организовать охрану заводов, электростанций, мостов, телефонной и телеграфной связи, организовать беспощадную борьбу со всякими дезорганизаторами тыла, дезертирами, паникерами, распространителями слухов, уничтожать шпионов, диверсантов, вражеских парашютистов, оказывая во всем этом быстрое содействие истребительным батальонам. Все коммунисты должны знать, что враг коварен, хитер, опытен в обмане и распространении ложных слухов, учитывать все это в своей работе и не поддаваться на провокации.

4) При вынужденном отходе частей Красной Армии угонять подвижной железнодорожный состав, не оставлять врагу ни одного паровоза, ни одного вагона, не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего. Колхозники должны угонять скот, хлеб сдавать под сохранность государственным органам для вывозки его в тыловые районы. Все ценное имущество, в том числе цветные металлы, хлеб и горючее, которое не может быть вывезено, должно безусловно уничтожаться.

5) В занятых врагом районах создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания партизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефонной и телеграфной связи, поджога складов и т. д. В захваченных районах создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия.

Для руководства всей этой деятельностью заблаговременно, под ответственность первых секретарей обкомов и райкомов создавать из лучших людей надежные подпольные ячейки и явочные квартиры в каждом городе, районном центре, рабочем поселке железнодорожной станции, в совхозах и колхозах.

6) Немедленно предавать суду Военного трибунала всех тех кто своим паникерством и трусостью мешает делу обороны, — не взирая на лица.

Этому и посвящена миссия — уничтожению имущества, поджогу зданий и взрыву мостов. Особенное возмущение у советских патриотов вызывает финал миссии, когда особист Чуркин приказывает взорвать мост прямо перед носом у бегущих советских солдат. Слово опять фронтовику Никулину:

Из высших сфер поступает приказ: взять высоту. Полк штурмует ее неделю за неделей, теряя множество людей в день. Пополнения идут беспрерывно, в людях дефицита нет. Но среди них опухшие дистрофики из Ленинграда, которым только что врачи прописали постельный режим и усиленное питание на три недели. Среди них младенцы 1926 года рождения, то есть четырнадцатилетние, не подлежащие призыву в армию... «Вперрред!!!», и все. Наконец какой-то солдат или лейтенант, командир взвода, или капитан, командир роты (что реже), видя это вопиющее безобразие, восклицает: «Нельзя же гробить людей! Там же, на высоте, бетонный дот! А у нас лишь 76-миллиметровая пушчонка! Она его не пробьет!»... Сразу же подключается политрук, СМЕРШ и трибунал. Один из стукачей, которых полно в каждом подразделении, свидетельствует: «Да, в присутствии солдат усомнился в нашей победе». Тотчас же заполняют уже готовый бланк, куда надо только вписать фамилию, и готово: «Расстрелять перед строем!» или «Отправить в штрафную роту!», что то же самое.

По части исторической достоверности вопрос лишь один: почему лейтенант Исакович, возмущавшийся действиями командования, не был расстрелян на месте? Недосмотрел особист!

Уродливое детище Версальского договора

Самая напряженная миссия игры — за польских партизан. Управляя небольшой группой снайперов, игроку предстоит уничтожить толпы немецких солдат, выкрасть вражеского офицера и скрыться в лесах. Затем поляки передают пленного советским «союзникам», рассчитывая получить обещанную амуницию... А получают выстрелы в спину. Знай наших! «Это для того, чтобы не пришлось воевать с ними в будущем» — поясняют дальновидные советские офицеры.

Отношения СССР и Польши не задались с самого начала — они упирались в позицию руководства СССР, согласно которой никакой Польши не должно было быть в принципе. Великолепная речь Вячеслава Молотова от 31-го октября 1939-го года, сказанная в пику проклятым империалистам, которые посмели возмутиться совместным советско-немецким разделом Польши:

Во-первых, надо указать на изменения, происшедшие в отношениях между Советским Союзом и Германией. Со времени заключения 23 августа советско-германского договора о ненападении был положен конец ненормальным отношениям, существовавшим в течение ряда лет между Советским Союзом и Германией. На смену вражды, всячески подогревавшейся со стороны некоторых европейских держав, пришло сближение и установление дружественных отношений между СССР и Германией. Дальнейшее улучшение этих новых, хороших отношений нашло свое выражение в германо-советском договоре о дружбе и границе между СССР и Германией, подписанном 28 сентября в Москве. Происшедший крутой поворот в отношениях между Советским Союзом и Германией, между двумя самыми крупными государствами Европы, не мог не сказаться на всем международном положении. При этом события целиком подтвердили ту оценку политического значения советско-германского сближения, которая была дана на прошлой Сессии Верховного Совета.
Во-вторых, надо указать на такой факт, как военный разгром Польши и распад Польского государства. Правящие круги Польши не мало кичились «прочностью» своего государства и «мощью» своей армии. Однако, оказалось достаточным короткого удара по Польше со стороны сперва германской армии, а затем — Красной Армии, чтобы ничего не осталось от этого уродливого детища Версальского договора, жившего за счет угнетения непольских национальностей. «Традиционная политика» беспринципного лавирования и игры между Германией и СССР оказалась несостоятельной и полностью обанкротилась.

Советский сержант из CоH2 изъяснялся скромнее, добивая отважную польскую партизанку.

Через полгода после пламенной речи Молотова более 20 тысяч польских офицеров были убиты сотрудниками НКВД в Катынском лесу и других интересных местах. В общем, советско-польские отношения как-то не задались. Почему Армия Крайова стремилась начать восстание до прихода советских войск? Почему командование РККА не спешило помогать восставшим? Вопросов много, но все риторические.

Сила в правде

Есть в игре и другие интересные моменты. И все они так же подтверждаются официальными документами и свидетельствами участников событий.

Более того, канадские разработчики выбрали отнюдь не самые больные места из советской истории. Можно было сделать миссию им. Зои Космодемьянской — игрок водит по карте группу советских диверсантов, которые призывают огонь артиллерии и авиации на чахлые крестьянские жилища, а некоторые — поджигают сами. Или миссию, в которой игрок управляет бравыми советскими разведчиками — нужно заминировать центр Киева и взорвать к чертям вместе со всем населением. Можно было вспомнить город Ржев, который был разрушен до основания по приказу Сталина. Или подрыв Истринского водохранилища, после которого волна накрыла населенные окраины города Истры. Пакт Молотова-Риббентропа, наконец, с секретным протоколом: первая миссия посвящена победоносному шествию Красной Армии по польской территории в 1939-ом и заканчивается совместным с немцами парадом в Бресте; вторая — тот же Брест, те же немцы, но уже в 41-ом.

Так что, на месте нынешних советских фашистов я бы не дразнил разработчиков из Relic. С их продажами по всему миру, ваш карликовый демарш им до одного места. Но, не ровен час, решат сделать дополнение, в котором действительно расскажут ВСЮ правду о той войне. Тогда вам придется писать петиции о запрете интернета и выходить на митинги в модных шапках с номером сталинского приказа 227. Единственное, что может остановить разработчиков — боязнь, что от таких упоительных историй пошатнется рассудок у европейского геймера. Как у того немецкого пулеметчика на Зееловских высотах.

Вместе с тем, в игре содержится ряд неточностей: в Сталинграде можно видеть солдат с шевронами РОА (введёнными в апреле 1943 г.), герои изъясняются на корявой смеси английского с русским, а вездесущие российские «военные историки» уже успели обнаружить в игре петлицы неуставного образца. Но следует помнить — это игра, а не документальное кино. Игра оперирует метафорами. Миссия за поляков — метафора советско-польских отношений. Брошенные на мосту солдаты — метафора всех советских войск, брошенных в немецких котлах горячим летом 41-го.

Травля компании-дистрибьютора началась с этого противоречивого видео. Юноша то утверждает, что ничего подобного не было, то начинает голосить «это же война, так было надо!» (и, вероятно, чувствует себя знатоком жизни — не то что фронтовик Никулин, хрупкая душа). Увы, молодое дарование не уточняет: какие еще страны-участницы той войны формировали штрафные батальоны, сжигали собственные города и деревни? Да только одна страна — Третий Рейх. Именно передовой нацистский опыт лег в основу приказа о советских штрафбатах; нацисты так же сеяли разрушения при отступлении, бросали в жерло войны подростков из фольксштурма. Что же это получается? Родственные режимы? Победа ГУЛАГа над Бухенвальдом? Не «Великая Отечественная», а «Советско-Нацистская» война из учебника «История России. 20 век» под редакцией Зубова, профессора МГИМО?

К такому выводу приходит и товарищ Исакович, сидя в уютном сибирском лагере. Ему оппонирует особист Чуркин с известным набором ура-патриотических аргументов: это война, так было надо, зато мы победили, bla-bla-bla.

Вторит особисту и Ульяна Скойбеда из газеты «Комсомольская правда»:

Сложно осилить целиком это скучное видео, наполненное параноидальной атмосферой Холодной Войны. Но стоит включить на 15-й минуте. Где товарищ Скойбеда идет дальше товарища особиста и, отбросив ложное стеснение, задается вопросом — а на кой черт нам вообще эта «правда»? Все равно глупые дети, правозащитники и прочие штатские ее не поймут. Браво, товарищ Скойбеда! Раскрыли карты — этому государству правда не нужна.

Но можно поставить вопрос по-другому — нужно ли правде это государство? Советское руководство до самого конца боролось с правдой. Например, отрицало наличие секретного приложения к пакту Молотова-Риббентропа, закатывая международные истерики про «фальсификацию истории». В итоге, где этот секретный протокол? Вот же он, на расстоянии одного клика. А где ваш могучий Советский Союз? Покажите-ка на карте!

P.S. Не забудьте зайти в Steam и приобрести игру.

42 741

Читайте также

История
Война, дорога и дураки

Война, дорога и дураки

В последнее время говорить правду о грандиозном эпизоде Второй Мировой войны, привычно именуемом в России «Великой Отечественной», стало исключительно немодным занятием.

Вадим Давыдов
История
Самобытный стандарт

Самобытный стандарт

Проект историко-культурного стандарта, подготовленного Институтом всеобщей истории РАН, вот уже пару месяцев вызывает ожесточенные споры. Однако мало кто задумался о том, что сам подход, лежащий в основе стандарта, является устаревшим и фундаментально неправильным.

Артем Северский
Злоба дня
Деды, беды и победы

Деды, беды и победы

Волга впадает в Каспийское море, лошади едят сено и овес, а безумие в России продолжает набирать обороты. Хотя, казалось бы, куда уж дальше? Ну, на самом деле еще есть, куда — во внутренней политике это (без всяких шуток) массовые расстрелы, железный занавес и официальное провозглашение Путина богоданным пожизненным вождем, а во внешней — нападение на страны НАТО, на чем, очевидно, Россия и кончится. Пока же на пути к сим уже не столь далеким рубежам сделаны очередные шаги.

Юрий Нестеренко