Общество

Формализм

Формализм
Кадр из м/ф "Стена" (The Wall)

1 сентября 2013 года в российских школах вновь ввели школьную форму. Строгий дресс-код теперь обязателен для всех без исключения школьников: строгие юбки, сарафаны, брюки, пиджаки и никаких джинсовых вольностей. Шаг ожидаемый — в свете известной ностальгии российского руководства по славным традициям СССР, а также курса на «патриотическое воспитание» и прочий барачно-строевой социальный консерватизм. О необходимости введения школьной формы неоднократно говорил Владимир Путин, а главврач Геннадий Онищенко отреагировал с пугающей откровенностью: «Сбылась мечта моя, мечта идиота о школьной форме». Окончательное решение о комплектации формы оставили на совести школьных советов — где-то родителям удалось отбиться от инициативы (сведя количество обязательных элементов к минимуму), а где-то за исполнение начальственной директивы взялись серьезно (особенно там, где поставщик униформы — друг-брат-сват школьного начальства).

Зачем нужна школьная униформа? Как правило, необходимость школьной формы объясняют тем, что она развивает корпоративный дух, способствует дисциплине, заставляет более серьезно относиться к учебе и т.д. Чем, в конечном итоге, улучшает и академические успехи школьников. Также школьная форма делает менее заметным социальное расслоение и способствует прочей «справедливости». С этим, что характерно, согласно две трети опрошенных по теме (66% респондентов ВЦИОМ). В плане школьного образования дела в России обстоят примерно так же, как и во всех других сферах. То есть, скверно — в 2012 году компания Pearson опубликовала исследование под названием The Learning Curve. Основанное на данных успеваемости и международных тестах, оно вывело глобальный рейтинг школьного образования, в котором Россия оказалась на 20-ом месте, уступив Венгрии и Словакии.

Но причем тут школьная форма, если российская школа стремительно движется от Венгрии к Мозамбику? В том-то и дело — ни при чем. В занявшей второе место Корее (речь, конечно, о правильной Корее, а не Северной) школьники ходят в форме. Идущие следом Гонконг, Япония и Сингапур тоже отличаются любовью к школьной форме. Однако, в занявшей первое место школьной системе Финляндии формы нет и в помине. Следовательно, дело совсем не в ней. В конце авторы рейтинга отмечают: системы-победители крайне разные и единственное, что их точно объединяет — наличие корпуса высокопрофессиональных учителей. Вот такой, казалось бы, очевидный секрет успеха. Форма же не имеет никакой связи с успеваемостью, что выяснили двое американских исследователей, сравнивших показатели разных школ. То есть «корпоративный дух», «дисциплина» и «серьезность», идущие от формы — это не более, чем миф. Форма — всего лишь дань традиции.

Вместо того, чтобы признать очевидную слабость российского учительского сообщества и провал отечественного педагогического образования, решено реформировать школы удивительными методами. Например, приглашать побольше православных попов и ввести казарменную униформу. Мол, «сделаем униформу как в Англии — авось и успеваемость попрет». Обыкновенный российский «карго-культ».

Но могут ли быть у введения школьной формы совсем иные причины? Во многих странах третьего мира её обожают. Можно понять, почему: школьная форма — это архаичная традиция, но она гораздо лучше еще более архаичных традиций. На свете полно мест, где, если отменить форму — пол-класса придет в хиджабах, а вторая половина в традиционных нарядах из перьев павлина и костей мамонта. А потом они, поделившись на тутси и хуту, примутся тыкать друг в друга гвоздями на заднем дворе. Причем с благословения и полного одобрения родителей. В свете такой перспективы, школьная форма уже не бессмысленный анахронизм, а однозначное благо.

Вспомним, что первый пример школьного дресс-кода подал регион, находящийся в авангарде российской культуры — Чеченская Республика. В 2007-ом минобразования республики сформировало комплекс требований к внешнему виду учащихся. Власти Карачаево-Черкесии одними из первых отреагировали на путинский призыв о возрождении славных советских школьных традиций. Сам же этот призыв был озвучен после скандалов в школах Ставропольского края, связанных с ношением хиджабов (тогда хиджабы запретили в судебном порядке). Быть может, введением формы в республиках Северного Кавказа просто пытаются замаскировать тот факт, что, несмотря на все вложенные средства, регион уже сдался радикальному исламизму? Причем маскировать стремительную архаизацию российского общества нужно уже везде — сейчас и московские учителя жалуются на обилие учеников, не понимающих ни слова по-русски. Может, школьная униформа в России — это вовсе не «как в Англии», а скорее «как в Камбодже»?

Довольные школьники Камбоджи.
Та же школа в Камбодже. И форма, и священники - все на месте.
Школьная униформа Нигерии (Южной).
Школьники Ганы.
Российская школьная форма (коллекция от Зайцева).
12 620

Читайте также

Культура
Хой — жив!

Хой — жив!

Именно эта Хтонь и была исконной, подлинной Россией, певцом которой в те годы и стал Юрий Клинских. Столичные музыканты смотрели свысока на «провинциала», отказывая музыке «Сектора газа» в праве именоваться как роком, так и панком. Неприятие шло со всех сторон: за излишнюю «народность», «русскость», за недостаточную политизированность, за сочный русский мат, пропаганду язычества, сатанизма, алкоголизма, наркомании и сексуального распутства русского народа.

Игорь Кубанский
Общество
Контракт по призыву

Контракт по призыву

Неделю назад прошло почти незамеченным сообщение о том, что Госдума приняла новый закон, касающийся молодых российских невольников своего собственного пола — призывников. Теперь им предоставляется возможность вместо обычной срочной службы в один год заключить контракт минимум на два года и служить в армии — тоже в обязательном порядке, но уже за небольшие деньги, а не практически забесплатно, как сейчас.

Алекс Мома
Общество
Мимо-социализация

Мимо-социализация

Мы давно не верим в сказки. Не верим в честных гаишников и добропорядочных депутатов. Зато верим в искренних учителей и врачей, ежедневно совершающих подвиг во имя общественного блага. Но если вдуматься — чем эти сферы фундаментально отличаются от любых других медвежьих услуг, назойливо предоставляемых нашим государством?

Михаил Пожарский