Политика

Мы все проекты понемногу

Мы все проекты понемногу
Кадр из фильма Der Golem, 1920

Даже на фоне авторов непримиримых к Путину grani.ru Ирина Павлова помимо антикремлевского настроя выделялась трезвым анализом оппозиции. Именно ей принадлежит мысль, что режим никуда не уходит, а только укрепляется. Ее недавняя статья в «Русской фабуле» эту линию продолжает. На сей раз Павлова, призывая не обольщаться фактором «Навальный», попадает в собственную ловушку.

Кавычки неслучайны — сам Алексей Навальный, особенно после относительного, но все же успеха на выборах, не устает повторять, что люди поверили не столько в него самого, сколько в желаемый знак перемен, в надежду, исходящую от этого знака, и теперь «имя знака» обязано этим надеждам соответствовать, становясь их несомненным заложником.

Павлова берет мифологему, за которой далеко ходить не надо: «Навальный — проект Кремля». Мифологема универсальна и в употреблении проста. Склонность верить в козни «своего» черта ближе телу русского человека — пословица не врет, поскольку делать ничего в этой безнадеге не надо и ответственности никакой. Аргументы, что называется, на пальцах, но ведь правда: кто бы еще позволил «простому блогеру из Марьино» вдруг выделиться? С какой еще стати приговоренного к 5 годам «строгача» на следующее же утро могли выпустить из СИЗО, позволить с триумфом вернуться в Москву да еще и организовать ему режим невиданного агитационного благоприятствования (не говоря о том, что и в число зарегистрированных кандидатов его буквально втаскивали, заставляя муниципальных депутатов вписываться за «Джека-Потрошителя VIP-коррупционеров»)?

«Никто, — сказал бы, как отрезал, Берлиоз из „Мастера“, — сам Кремль и управляет».
Опровергать по мелочам все эти якобы очевидности себе дороже. Сыграем в поддавки с их логикой.

Иметь такой проект не запретишь. Отсутствие его было бы даже странно — простоватый богатырь-обаяшка без национальных примесей (впрочем, поползновения и в эту сторону ожидаемо появились), затыкая «немцовых-каспаровых», под сладкую дуду войны с жульем сливает протест. Характерно другое — именно Кремлю, эксплуатирующему не самые лучшие стороны русской ментальности, выгодно, чтобы «оппозиционная свита» сама сыграла уверенность в наличии такого проекта — это и минимум затрат, и надежней. «Вера в черта» — лучший гарант сохранения статус-кво. Но ведь и вера необязательна, когда есть факты повесомей. Разве не США создавали «Аль-Каиду»? Не Шамиль Басаев тренировался на полигонах ГРУ? Или может быть кайзер не «подсунул» нам Ульянова-Ленина пломбированным вагоном и деньгами?

Надо ли повторять, чем обернулись эти проекты для создателей? Допустим, Навальный и впрямь согласился быть взятым в оборот, вступить в некие тайные переговоры с Володиным, и утечку информации о них не организовал сам наследник (ныне вновь заклятый коллега) Суркова, — кто кого здесь дурит «в долгую»? А если «оба два»?

Павлова убеждена, что дурят нас. Интригу путинской команды она оставляет за скобками — ветхозаветный Бог (черт ли — какая разница?) всеобъемлющ, мы куклы, мир детерминирован и всякое добро лишь более-менее качественная маска того же зла. Но подобный образ мыслей как нельзя удачней укладывает в пазл кремлевского проекта саму Ирину Павлову.

В разгар «андроповщины» я на одном из кухонных сборищ, разумеется, с отчаяния, бросил клич: «А ломанемся-ка в КГБ все, тотально — что смогут сделать они тогда?! Сколько нас — вот столько и агентов, машина при такой степени хаоса „работы на нее“ сойдет с ума!». Слушали настороженно, доносов, правда, не последовало — режим был накануне флаттера, который обернулся пока что сбрасыванием кожи. Да, он поумнел и полной регенерации не жаждет, — зачем, если точечной довольно? Ведь наши же (свои) драконьи головы разъяснят в деталях прежде, чем до кремлелубянского жирафа дойдет, что все сманипулировано и без его участия.

Сегодня захватывать изнутри структуры имперского монстра пусть зовет кто-нибудь вроде Лимонова, есть утопия гораздо конструктивней. Фактор «Навальный», спущенный ли сверху, добытый ли коллективной «белой ленточкой», оказался той самой площадкой, той зоной риска, где судьба страны может решиться в любую сторону. Алексей начал с дела, ткнул в самую доступную, самую вибрирующую точку госустройства — КРАЖА. Последовательное разматывание темы не могло не привести к идее заменить имитационную систему тотально, это прорывается в некоторых интервью.

Да, свою последовательность, если не сказать занудство, «блогер из Марьино» доказывает не по всем направлениям, история с поддержкой 08.08.08 у многих потенциальных сторонников как кость в горле, но будем же последовательны мы — Навальный на сегодня единственный политик, умеющий слушать и впитывать, психологически тупиково начинать с «нет», презумпция солидарности принесет больше, в конце концов, если на «Русские марши» Алексей ходил для увеличения массы «хороших и правильных», в отношении него следовало бы сделать ровно то же самое — заполнить собой всю площадку, всю «зону риска». Пока что ее заполняют волонтеры, затем фанаты и вечно молодые «из прошлого». Интеллектуалы, особенно статусные, ведут себя сдержанно. Всем найдется, что терять.

Оправдать опасения легче легкого. Солги разок тем, кого позвал — и твой рейтинг обнулен. Согласись на переговоры без телекамер с властью по поводу фальсификаций голосования на дому — и твои 27% превратятся в тыкву. Изъял из программы пункты о полной прозрачности принятия решений, о люстрациях, о «друзьях-мигрантах», о замене оккупационно-несменяемой структуры власти на чисто функциональную с обратной связью сверху донизу — и чем тогда ты полезней слюны Жириновского? Смеешь быть лидером открытым — прекрасно, привлек активную «массовку», знающую для чего ей перемены лично, почему родина не космос «обиды за державу», а обозримый и обжитой предел — уже революция.

Победа — затяжной процесс. Но если в нем не участвовать, не закреплять позиций, не вести собственную кампанию, а кивать в сторону провала или той же воды в ступе, означает, что это мы сами, по незабвенному Виктору Степанычу, хотели чтобы «как всегда», это мы сами кому как повезет — абзацы, главы или выбранные места из бесконечного кремлевского проекта.

11 209

Читайте также

Политика
Тест для Навального

Тест для Навального

Ответы на данный тест наверняка прозвучат в той или иной форме, причем скоро. Сама жизнь обязательно заставит Навального отвечать словом и делом. Даже его попытки уклониться от ответов станут своего рода ответом. Очень скоро будет ясно, что такое Навальный: русское лицо буржуазно-демократической революции или лубочная маска, скрывающая физиономию Путина.

Алексей Широпаев
Политика
За Лёшу!

За Лёшу!

Ребята, я буду говорить прямо, можно сказать брутально. Довольно полутонов, экивоков и намеков, хватит прятаться за иронией, самоиронией и стилистическими уловками. Надо голосовать за Алексея Навального. Всем, кто хочет перемен, необходимо до конца осознать простую вещь: Навальный — это шанс.

Алексей Широпаев
Политика
Опять про Навального

Опять про Навального

Какой бы интригой ни объяснялась игра власти в кошки-мышки с Навальным, московская мэрская кампания стала причиной нового общественного подъема. Кстати говоря, сарказм типа «вы же не думаете, что Навального отпустили из-за нескольких тысяч хипстеров на Манежке» несостоятелен. Реальность, в которой «игра в Навального» вообще стала возможна, создана массовыми протестами, начавшимися в декабре 2011 г. Кремлевские группировки признали этот козырь и теперь пытаются использовать его в своих интересах — но инициатива сейчас находится в руках тех, кто выходит на площадь.

Денис Билунов